Отделались легким штрафом ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Отделались легким штрафом

03.02.2016
Отделались легким штрафом

Подрядчик получил минимальное наказание за разрушения в Богоявленском соборе XVI века в Ростове Великом

Евгения Твардовская

Ростовскому районному суду потребовалось три заседания, чтобы признать виновным ООО «ЭШЕЛЪ» в административном деле по обрушению части сводов и паперти в Богоявленском соборе Авраамиева монастыря. В результате фирма-подрядчик заплатит штраф в 200 тысяч рублей. Это минимальное наказание по вменявшейся компании статье - ч.1 ст. 7.13  КоАП РФ Статья 7.13 «Нарушение требований законодательства об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации...»

«Есть предписание, согласно которому организация должна выполнить реставрацию свода, который обрушился, - комментирует ситуацию Дмитрий Турбин, руководитель Департамента охраны объектов культурного наследия Ярославской области. - Что касается дальнейших работ, то объект, к сожалению, находится в очень плохом состоянии, мы рассчитываем на то, что объект получит финансирование, которое позволит провести работы по сохранению и реставрации».

Мы тоже на это надеемся, но вот можно ли рассчитывать, что инцидент с обрушением при возобновлении реставрации не повторится и подрядчик вновь не отделается символическим штрафом? Ведь, по сути, не названы фамилии виновных, они не понесли персональной ответственности, не обозначена причина случившегося. Конечно, это не спасло бы волшебным образом собор, который кроме как гибнущим уже не называют, но, по крайней мере, обозначило бы серьезность отношения к памятнику XVI века, меру ответственности за работы на таком ценном объекте. Пока же границы дозволенного раздвигаются все шире и шире. Это с точки зрения обывателя. Что же с точки зрения профессионалов?

Не хотели, но жизнь заставила

В СМИ Евгений Загоскин, директор ООО «ЭШЕЛЪ» заявил, что обрушение конструкций произошло «при демонтаже поддерживающей опалубки, которая держала свод и в свое время сильно прогнила, поскольку на протяжении длительного времени никакие работы не производились».

На втором же заседании суда тот же Евгений Загоскин говорил, что работы по сводам вообще не входили в госконтракт, ООО «ЭШЕЛЪ» занималась только стенами западного и южного притворов храма.

Противоречие? Нет. Компания и правда не планировала заниматься сводами, но … жизнь заставила. Подрядчики выложили стену южного притвора, затем нужно было соединить ее со сводом, для чего была снята кровля, и тут выяснилось, что состояние свода требует вмешательства.

Вот как прокомментировал нам ситуацию автор проекта реставрации, осуществлявший авторский надзор на памятнике Александр Епифанов:

«Обследование конструкции свода, после раскрытия кровли при производстве работ, показало, что материал кладки - кирпич, в замковой части разрушен полностью, сохранившиеся участки деструктурированы, кладочный раствор полностью утратил сои свойства.

В таком случае исполнитель работ, имеющий первичный опыт работы на памятниках такого состояния, обязан разобрать разрушенные участки кладки, не подлежащие усилению, выполнить выкладку из большемерного кирпича с соблюдением порядовки и геометрии кладки, затем инъецировать остальной объем кладки свода.

Очевидно, переоценив устойчивость, исполнители работ демонтировали противоаварийный крепи, и произошло обрушение дефектного участка кладки. Указаний авторского надзора о демонтаже крепей не давалось. Могу это объяснить только крайне жесткими условиями контракта по срокам выполнения реставрационных работ, не позволяющего в непредвиденных ситуациях увеличить срок производства и заставляющих подрядчика рискованно форсировать реставрационный процесс.

В данном случае следует говорить о несоблюдении технологии производства работ. Но даже после произошедшего в августе прошлого года частичного обрушения, по моему убеждению, следовало бы не останавливать производство работ, а выставив опалубку, провести реставрацию кирпичной кладки в необходимом объеме».

Следствие не показало?

Итак, мы не можем напрямую утверждать, что обрушение произошло из-за самовольно начатого демонтажа опалубки. Также невозможно доказать обратное.

Вопреки словам Загоскина о том, что свод рухнул в ходе работ, есть фото, на которых свод без крепей и - цел.

до снятия кружал.JPG

До снятия противоаварийных конструкций

11.08.15

11.08.15

После снятие противоаварийных конструкций, 11августа, 2015 г.

Обрушение 13 августа 2015 г.

Как бы то ни было, ясно, что именно момент демонтажа стал точкой отсчета в негативном процессе. Был ли он умышленным из-за поджимающих сроков контракта или хотели как лучше-получилось как всегда – суд ответов на эти вопросы не дал. А никто из сторон процесса, включая Департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области, и не настаивал. Вот позиция Александра Калинина, на тот момент Управляющего по реставрации и реконструкции Авраамиева монастыря:

«Подрядчики, имеющие лицензию на выполнение реставрационных работ, обязаны знать, что разбирать противоаварийные крепи перед началом любых реставрационных работ, а так же кладки свода недопустимо. Суд так и не выяснил, куда делись крепи, кто их разобрал фактически налицо умышленное деяние. Главное нарушение при производстве работ подрядчиком - это несоблюдение элементарной технологии реставрационных работ, которые привели к обрушению свода. Кроме того я полагаю что данное правонарушение неправильно было квалифицировано по ч.1 ст. 7.13 КоАП РФ. Административный протокол нужно было составлять по ст. 7.14.1 КоАП РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры народов Российской Федерации). Санкция этой статьи на юридических лиц налагается штраф от 500тыс. руб. до 20млн. руб.  Необходимо писать жалобу в генеральную прокуратуру в порядке надзора нужно просить о принесении протеста отмене вынесенного постановления и направления дела на новое рассмотрение т. к. вынесено слишком мягкое постановление суда».

Что дальше?

Процесс в Ростове не стал прецедентом, который если бы не изменил ситуацию к лучшему, то хотя бы заставил задуматься над системной проблемой. Продемонстрирован формальный подход «для галочки». Собственно, такое отношение демонстрируется к Богоявленскому собору уже много лет: все восхищаются его уникальностью и… вздыхают о несчастной судьбе.

«Достойно сожаления, что внимание общественности и государственных органов проявлено к уникальному зданию Богоявленского собора только после случившегося инцидента - памятники истории и культуры такого значения требуют совсем другого уровня понимания и внимания как общественности и госорганов по охране культурного наследия, так и, в первую очередь, от исполнителей реставрационных работ», - считает Александр Епифанов.

С обывательской точки зрения если не суд, то хотя бы профессиональное сообщество должно озвучить свою оценку случившегося и назвать причины – частные и системные, сделать какие-то выводы. Тем более что ситуация в Авраамиевом монастыре – не единичная по стране. Тем более что формально нет никаких препятствий для ООО «ЭШЕЛЪ» продолжить свою реставрационную деятельность. Тем более что в монастыре проблемная ситуация еще и в другом соборе – Введенском.

В качестве послесловия

Пока наиболее активную позицию занимают неравнодушные активисты. Благодаря им стало известно, что в Авраамиевом монастыре вовсю идут несанкционированные работы на другом объекте культурного наследия - Церкви Введения с трапезной, 1650г.

Там без проектной документации, согласования, без всякого надзора ведутся инженерные работы по устройству отопления, водоснабжения и водоотведению, газоснабжению. Также идет ремонт-реставрация трапезной.

Департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области проинформирован. Но пока никак не отреагировал.

Фото: Александр Калинин

На главную