Памятник по ошибке ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Памятник по ошибке

18.03.2019
Памятник по ошибке

До 22 марта 2019 года жители Екатеринбурга и остального мира могут поучаствовать в общественном обсуждении акта государственной историко-культурной экспертизы об исключении здания из Единого госреестра. 

Местные СМИ, впрочем, результат предвидят и называют дом на Нагорной улице, 50 не иначе как «бараком, который по ошибке признали памятником архитектуры».

Доказательству этого тезиса в отношении некогда весьма симпатичного деревянного дома с элементами классической архитектуры екатеринбургские власти посвятили ни много ни мало 23 года. За это время его можно было примерно 23 раза отреставрировать.

Примечательно, что приняли «Дом причта Успенской церкви, 2 пол. ХIХ в.» (это официальное имя пока еще памятника) на госохрану решением исполкома Свердловского облсовета в феврале 1991 года, но быстро раскаялись. И спустя всего пять лет стали добиваться выведения его из охранных списков.

Из опубликованного в начале марта 2019 года Управлением госохраны объектов культурного наследия Свердловской области Акта государственной историко-культурной экспертизы (заказчик – АО «Свердловский инструментальный завод», исполнители – госэксперты Людмила Токменинова, Елена Евсеева, Елена Кузнецова) можно узнать много любопытного. 

В 1996 г. в Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области (НПЦ) поступило письмо от замглавы Екатеринбурга М.Н. Матвеева, который просил «рассмотреть правомерность» охранного статуса, поскольку «при проработке материалов» якобы «как памятник архитектуры рассматривался» соседний дом № 48 по ул. Нагорной, а включение в списки дома 50 «является технической ошибкой». 

Далее в процедуре снятия «ошибочного» охранного статуса принимали участие: свердловский НПЦ (1996) и его научно-методический совет (1997, 2000), администрация Верх-Исетского района Екатеринбурга (1996), Минкультуры РФ и его Федеральный научно-методический совет по сохранению культурного наследия (2002), Правительство Свердловской области (2005, запрос согласования Минкультуры на снятие дома с госохраны), вновь Федеральный научно-методический совет Минкультуры России (2006), вновь правительство региона (2007, 2009). Все они принимали решения о целесообразности снятия дома с госохраны.

В апреле 2009 года, тем не менее, областное Минкультуры делало противоречивые шаги. Собственникам дома оно выдало охранное обязательство. А в Росохранкультуру направило комплект документов, обосновывающих исключение его из списков, с формулировкой: памятник взят под государственную охрану ошибочно. 

Потом Росохранкультуру упразднили, и вопрос «завис». Несмотря на все прежние решения, дом на Нагорной улице оказался зарегистрирован в Едином госреестре объектов культурного наследия России за № 661710943930005. 

И только в 2019 году екатеринбургские власти делают новый подход к снаряду. 

Эксперты установили:

1. Объект не используется, находится в аварийном состоянии, «характеризующемся повреждениями и деформациями, свидетельствующими об исчерпании несущей способности и опасности 

обрушения, характерными кренами, ведущими к потере устойчивости объекта». 

2. На рубеже XIX - XX вв. при Успенской церкви было три или четыре дома для причта. Информация о точном местонахождении домов и сведения о священниках, их занимавших, не выявлены. 

3. Исследуемый дом до 1917 года имел один этаж – сруб-пятистенок. Вторым этажом был надстроен в 1930-е годы, а «основные мотивы декора деревянных многоквартирных домов 1930-х гг. заимствовались из традиционного народного зодчества и архитектуры классицизма». 

4. Датировка объекта не установлена, датировка «вторая половина XIX в.» не подтверждена. 

5. «Достоверная принадлежность к имуществу причта Успенской церкви - не установлена». 

На основании всего этого экспертная комиссия дала положительное заключение по вопросу исключения дома из Единого госреестра объектов культурного наследия России «в связи с утратой объектом историко-культурного значения». 

Эксперты не могут не понимать, что по завершении процедуры (с участием Правительства РФ) вывода из госреестра бывший памятник немедленно снесут.

А вся «вина» его в том, что он не нужен частным владельцам, которые довели его до аварийного состояния; да в 1991 году назвали его домом Успенской церкви, и доказательств с тех пор сыскать не могут.

Фото: Единый госреестр объектов культурного наследия

На главную