Постучим по дереву ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Постучим по дереву

27.11.2015
Постучим по дереву

Нижний Новгород: стратегия и тактика утрат деревянного зодчества

Евгения Твардовская

Нынешняя осень выдалась во всех смыслах огнеопасной для старинных деревянных домов Нижнего Новгорода. Какие-то - варварски реставрируют поперек всех норм и правил, какие-то - уже окончательно канули в Лету и остается только вспомнить, что они были и как погибли. Но все-таки градозащитники продолжают операции по спасению: постучим по дереву, чтоб у них все получилось.

fujx6OqmJCE.jpg

Подмена понятий и материалов

Наиболее резонансным случаем последних недель стала эпопея с домом Скворцова (ул. Ульянова, 43/10, литер А) – небольшим, уютным, с первым этажом – каменным, вторым - деревянным. Поясним, что Скворцов – это никакой не купец, как логично было бы предположить, а революционер - Скворцов Павел Николаевич, благодаря или отчасти благодаря которому, видимо, наш домик и получил статус памятника регионального значения. А построен он был в 1842 году по проекту архитектора Г.И. Кизеветтера для титульного советника Федота Евланова. В доме на протяжении всей его истории были квартиры. Сейчас он на 2/3 принадлежит гражданину Андрею Александровичу Богомолову. Запомните это имя.

В конце октября 2015-го на доме начались ремонтно-реставрационные работы. Все – чин по чину. Проект – есть, положительная экспертиза по проекту – есть, необходимые согласования областного органа охраны наследия – опять-таки есть.

Правда, когда эту экспертизу и проект увидели члены Экспертного совета при областном управлении охраны объектов культурного наследия, они были эмоционально потрясены настолько, что сделали то, чего отродясь не делали: пошли против начальства и назвали проект не соответствующим базовым принципам реставрации.

Подлинные материалы, согласно акту экспертизы, будут уничтожены на втором этаже и на крыше, дерево заменено на бетон. Прописано следующее:

 - Вместо деревянных перекрытий - железобетонные плиты;
 - Вместо деревянных стен 2-го этажа – стены из каменных материалов с утеплением фасада и воссозданием существующей дощатой отделки фасада (о деревянном декоре, которым сегодня пока еще снабжена эта отделка, не упоминается);
  - Вместо деревянных конструкций крыши здания – металлическая стропильная система "с сохранением конфигурации кровли и воссозданием отделки карнизов.

Кроме того, в проекте предусмотрено уничтожение старого деревянного пристроя к зданию и возведение нового – "из монолитного железобетона с заполнением каркаса газосиликатными блоками".

Акт ГИКЭ подписан тремя московскими экспертами: Сергеем Демидовым, Натальей Зачесовой и Еленой Воронцовой. Имена тоже вызвали недоумение: Сергей Демидов – уважаемый сотрудник ЦНРПМ с прекрасным профессиональным реноме. Как указано в публикации NN.ru:

"В разговоре с корреспондентом NN.RU господин Демидов сообщил, что он не помнит, что это был за проект. Кстати, господин Демидов проводил скандальную экспертизу в тот период, когда у него закончилась аттестация министерства культуры на данный вид деятельности – это легко понять, проанализировав министерские приказы.
После того, как на проект по дому Скворцова было получено положительное заключение, его согласовали областные чиновники - и в конце октября начались ремонтно-восстановительные работы.
Однако не все специалисты согласны данными выводами и данными действиями.
"Нарушены базовые принципы реставрации, - убежден аттестованный государственный эксперт Алексей Давыдов. – Я сомневаюсь, что все деревянные конструкции этого дома в аварийном состоянии, как это утверждается в экспертизе. Но если даже это так, необходимо было предусмотреть замену их на аутентичные конструкции, а не на кирпичные и металлические. Иначе подлинность памятника просто не будет сохранена".

Внимательный читатель увидит, что в тексте экспертизы на странице 9 указано, что предмет охраны объекта культурного наследия не установлен и будет установлен после согласования эскизного проекта реставрации. Однако есть и другие сведения. «На момент проведения экспертизы существовал паспорт объекта культурного наследия с разработанным предметом охраны, - комментирует ситуацию градозащитница Анна Давыдова. - Но орган охраны саботировал принятие соответствующего приказа об его утверждении - с 2010 года! Новый предмет охраны был разработан проектировщиком и производителем работ уже после экспертизы, в секвестрированном варианте. И на Общественном совете мы были поставлены в известность, что приказ об урезанном предмете охраны уже есть. И сруб туда, как нетрудно догадаться, не входит. Таким вот образом использовали дыру в законе».

Градозащитники обратились в прокуратуру. Сейчас идет прокурорская проверка. Но второй этаж дома - уже разобран. И это еще не все…

Скоро начнется новый этап масштабных работ, запланированных на этой территории. И «осваивать» ее, по документам, будет вышеупомянутый Андрей Александрович Богомолов. Практически вплотную к региональному памятнику предполагается строительство гостиницы с подземной автостоянкой. Изучив постановление областного правительства об установлении границ регионального памятника «Дом революционера Скворцова», градозащитники увидели, что гостиница будет частично в его границах. При этом действующее законодательство запрещает вести проектирование и строительство капитальных сооружений на территории памятников. Что делать?

Новая тактическая задача для органа охраны наследия.

12065667_780584868716542_2097689339112359750_n[1].jpg

Ушел от молотка

По тем же рельсам, но немного с другими остановками идет история и другого замечательного «теремка» - Дома В.И. Смирнова на ул. Дальней, 15. Как указано в петиции «СпасГрада» в защиту постройки: «это единственный из сохранившихся деревянных домов-образцов русской ветви стилизаторства в деревянной архитектуре Нижнего Новгорода, «где отчетливо видна органическая связь с народной крестьянской архитектурой ХVII века Нижегородского Поволжья».
Собственником памятника является Нижегородская область. И ведь нельзя сказать, чтобы власти о доме не думали. Думали. Сначала там была детская спортивная школа, за счет бюджета даже был подготовлен проект противоаварийных и консервационных работ, правда, так и неясно, был ли он в какой-то форме реализован. Дом, по-русски говоря, на ладан дышит. Ну, а когда школу, как водится, выселили, его дважды выставляли на аукцион по программе приватизации госимущества. Но ценителей, желающих купить это сильно поношенное чудо деревянного зодчества, не нашлось. Видимо, дело в явно завышенной стоимости – 16 млн рублей.

«Вот и стоит дом отрезанным от коммуникаций, с открытыми окнами и дверьми, под угрозой пожара, тем более окрестности отданы под застройку, - пишет в своем ФБ градозащитница Анна Давыдова. - Что делать -непонятно... Следить за выполнением собственником охранных обязательств должно Управление по государственной охране объектов культурного наследия Нижегородской области. Но... оно не выполняет своих обязательств, что хорошо видно по судьбе дома Чегодаева. Сколько не писали мы, чтобы были приняты меры и собственник начал реставрацию здания, все бесполезно... Дом сгорел недавно... Теперь такая же участь может ждать и "теремок" на ул. Дальней».

В своей петиции «СпасГрад» предложил губернатору два выхода: отреставрировать дом за казенный счет или исключить дом из программы приватизации и сдать в льготную аренду с условием последующей реставрации.

Прислушается ли Валерий Павлинович Шанцев к напоминаниям о прямых и святых обязанностях собственника?

7e2be1f73c4ad95edffe7a6439534309073221b1_800.jpg

«Черный список» кандидатов на спасение

Ну, и в завершение – эпитафия по уже дотла сгоревшему дому № 17 на Почтовом съезде (1917 года постройки). Его не стало в ночь на 8 ноября. А ведь по словам градозащитника Сергея Сипатова, дом №17 на Почтовом съезде был "законсервирован и готов к сохранению".

Но недавно кто-то отодрал все фанеры с досками и разбил стекла, так что нельзя исключать поджог.
Примечательно, что сгоревший дом входил в программу льготной передачи объектов инвесторам с целью последующей реставрации. Ее придумали городские депутаты пятого созыва, правда, дело до ума так и не довели. Но список из 18-ти кандидатов на аренду – остался. Причем в нем - не только памятники, а и просто примечательные дома в историческом центре.
Градозащитники сразу обратили на это внимание и заявили, что инвесторы будут покупать дома, не защищенные статусом памятника, чтобы потом их снести и беспрепятственно строиться вновь.

Видимо, прогнозы сбываются. Вот какую статистку приводит потал NN.ru:
«Помимо сгоревшего на днях здания, в программу входил снесенный в мае этого года дом №44 по улице Студеной. Поиски инвестора для участка, занимаемого этим объектом, мэрия начала примерно тогда же, когда был составлен список по льготной передаче. Аукцион на право освоения данной территории проводился безрезультатно четыре раза; в пятый раз появился участник – фирма "Госстрой-НН", которая выиграла аукцион и планово снесла здание на Студеной.

Еще три объекта из списка – дома №24,28 и 40 по улице Короленко – практически приговорены: в прошлом году участок, занимаемый этими объектами, был отдан ООО "Фрегат".

Судьба еще пяти зданий (на Студеной, Короленко и Славянской) также под вопросом. Аукционы по земле, на которой они расположены, должны были состояться, но были отменены, поскольку соответствующие полномочия были переданы областному правительству».

b085e4dd48f4190414bd636b7b36f6d50e502022_458.jpg

P.S. Мы очень-очень не хотели заканчивать обзор на минорной ноте, поэтому разыскали, казалось бы, позитивный пример из жизни нижегородских объектов культурного наследия, который можно почерпнуть в городской прессе этих дней. После реставрации с приспособлением под современное использование торжественно открылся дом Сироткина конца XIX века на Ильинской улице, 46. В нем будет 4-звездочный отель, в котором уже бронируют номера на время матчей чемпионата мира по футболу 2018 года. Восстановленный фасад выглядит замечательно, однако... на просвет позитив оборачивается негативом, потому что ничего, кроме фасада, от памятника не осталось. Нижегородские градозащитники, конечно, рады хотя бы тому, что дом уничтожен не полностью, но ведь одним фасадом предмет охраны не ограничивался.

Фото: Сергей Сипатов

На главную