Усадьба Николо-Жупань – героиня неудачного романа власти и частного инвестора ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия "Движущий мотив здесь – не светлое будущее памятника. Иначе он давно был бы отреставрирован"

" />

Усадьба Николо-Жупань: неудачный роман власти и инвестора

23.11.2015
Усадьба Николо-Жупань: неудачный роман власти и инвестора

"Движущий мотив здесь – не светлое будущее федерального памятника. Иначе нашими совместными с госорганами усилиями усадьба давно была бы отреставрирована"

Евгения Твардовская

Недавно Инспекция Тульской области по государственной охране объектов культурного наследия подняла на заседании правительства региона вопрос о плачевном состоянии усадьбы героя Отечественной войны 1812 года генерала Мирковича в селе Николо-Жупань Одоевского района. Памятник федерального значения был передан в 2005 году по договору безвозмездного пользования потомкам славного рода. Это был первый случай «мягкой» реституции в Тульской области. Сюжет был широко растиражирован в СМИ. Вскоре в доме заработал небольшой частный музей, появилась памятная табличка, усадьба стала известна далеко за пределами региона.

Тогда, в середине 2000-х, редкое интервью или обозрение на тему частно-государственного партнерства при восстановлении памятников архитектуры обходилось без упоминания о Николо-Жупани как позитивном и перспективном примере.

Десять лет спустя выясняется, что реставрация вовсе не начиналась, ее крайний срок – 2014 год – прошел, и частые гости в Николо-Жупани - работники правоохранительных и прочих контролирующих органов.

«Почему мы взяли 500 тысяч и радуемся?»

Инспекция Тульской области по охране памятников в сентябре 2015 года совершила контрольный выезд на объект и пришла к выводу «об ухудшении технического состояния за период нахождения здания у пользователя. На данный момент «Дом Мирковича» находится в аварийном состоянии, что зафиксировано актами осмотра».

Мировой суд Москвы, в который подает заявления региональный госорган, уже оштрафовал хозяйку Николо-Жупани в общей сложности на 500 тысяч рублей. А Прокурор Тульской области Александр Козлов отметил на упомянутом выше заседании, что в отношении пользователя его ведомство начало проверку - по факту обращения жительницы села, которая также указала на разрушение усадьбы.

Председатель правительства региона Юрий Андрианов раскритиковал доклад охранного госоргана, заявив, что Инспекция со своей стороны не доработала вопрос: «Значит повторно надо обращаться в суд. Если для нас памятник важен, то мы должны ее заставить отремонтировать его. Почему мы взяли 500 тысяч и радуемся, что принесли их в бюджет? А памятник в это время разрушается», – отметил он, предложив Инспекции совместно с министерством культуры региона добиться восстановления усадьбы.

WP_20150806_003_1_0[1].jpg

«Следует признать очевидный факт: наследники одни не справятся»

Фоторепортаж о разрушениях в Николо-Жупани, приложенный к отчету тульской Инспекции, что называется, говорит сам за себя. Казалось бы, все предельно ясно, логично и справедливо: обещали – не сделали. Не сделали – наказаны.

WP_20150806_020_1_0[1].jpg

Но возникает ряд вопросов: а зачем, собственно, такая история нужна новым-старым хозяевам? Разве они сами заинтересованы в руинах, а не в реставрации родового гнезда?

Зачем они установили мемориальные доски – на «доме Мирковича» в Николо-Жупани и на месте захоронений других представителей своей фамилии в Санкт-Петербурге, зачем работают в архивах и выступают с докладами по истории рода на конференциях от Москвы до Екатеринбурга и за рубежом?

Зачем, наконец, проводили в доме косметический ремонт, зачем устроили в нем экспозицию, предметы которой часто бывают представлены на различных выставках в Туле и в Москве, в частности, в храме Христа Спасителя? Почему их деятельность отмечена благодарностью министра культуры РФ и многими другими благодарственными письмами и наградами?

Ответов может быть много, но как-то не похоже все это на действия инвесторов, которые ждут, когда же дом, наконец, рухнет, чтобы построить на его месте, например, спа-отель.

Весьма интересно было бы также понять, в чем видят свою роль в восстановлении усадьбы региональный госорган охраны памятников и местные власти? Неужели в одних только контрольных мероприятиях и штрафах? Ведь еще в 2013 году, скажем, заезжим тульским журналистам было ясно,  что «следует признать очевидный факт: наследники одни не справятся. Объем работ огромный, денег нужно много. По скромным подсчетам, реставрация только главного усадебного дома обойдется в $1,5 млн».

«Ни один здравомыслящий человек не будет инвестировать в дом и землю, вокруг которых бесконечные суды»

Примечательно, что в открытых источниках много написано о «вредительстве» нынешних хозяев, но нигде нет их речи, что называется, от первого лица. «Хранители Наследия» решили восполнить этот пробел. Итак, история пока несостоявшейся реставрации Николо-Жупани – глазами директора АНО «Культурный центр «Усадьба генерала Мирковича» Ольги Троицкой-Миркович:

«Да, формально, правда - на стороне истца. Реставрация, которую согласно договору об охранных обязательствах «КЦ «Усадьба генерала Мирковича» должен был осуществить в 2014 году, не проведена. Из местных СМИ на нас льется поток обвинений – в том, что мы якобы получаем на усадьбу гранты, что используем их для личного обогащения; что местная администрация выделяет нам земельные участки рядом с домом, которые мы то берем, то отказываемся из-за «непомерных аппетитов»; что из-за нас на улице оказались жильцы, некогда прописанные в усадьбе, и т.д. и т.п.

Увы, за 15 лет, которые наша семья целиком и полностью посвятила родовой усадьбе, мы не только ведем научную работу, не только стали разбираться в сфере охраны памятников, но и узнали, что такое бесконечно обивать пороги кабинетов и ходить по судам.

Я рада, что сегодня усадьба генерала Мирковича - узнаваемый бренд. Наряду с Ясной Поляной и Поленовом ее предполагается включить в пилотный проект "Русские усадьбы", который разрабатывается при поддержке Министерства культуры РФ. Уже сегодня она внесена в маршрут «Древний Одоев и его окрестности». 

В доме Мирковича существует временная экспозиция, в которой представлена история усадьбы и ее владельцев, созданная целиком и полностью нашей семьей. В День Одоева мы проводим в усадьбе «День открытых дверей», Дом Мирковича всегда открыт для школьников района и детей соседнего Николо-Жупанского детского дома. К нам стали приезжать и туристы из других городов.

В этой нашей деятельности нам никто не помогает. Да мы и не просим, лишь бы не мешали. Но вот как раз с этим с самого начала проблемы.

Договор безвозмездного пользования с нами не могли заключить в течение пяти (!) лет. А все потому, что местная администрация, узнав о планируемой передаче памятника, тут же зарегистрировала в доме 24 жильца. Как позже будет установлено прокуратурой Одоевского района  незаконно, т.к. дом никогда не являлся жилым фондом. Одоевская администрация в 2005 году дала письменное обязательство расселить людей, которое не выполнено до сих пор. Более того, несмотря на представления прокурора, в здании-памятнике были недавно еще зарегистрированы грудной ребенок и гражданин, вернувшийся из мест заключения.

Скажите, как можно проводить и финансировать реставрацию дома, если по сути ты в доме – не хозяин?

Усадьба Мирковичей – это не только дом, но и земля, хозяйственные постройки, в частности, руинированные ныне рига и флигель, Никольский храм, который используется балансодержателем как складское помещение.

Понятно, что для создания полноценного туристического комплекса они должны быть реанимированы, для развития нужна земля вокруг дома. Именно это было предусмотрено договором о передаче нам усадьбы в безвозмездное пользование.

Но на деле мы получили только главный дом. Все наши попытки получить близлежащие участки встречаются с пассивным или активным сопротивлением, а то и просто с откровенным вредительством. Только так я могу расценить случай 2013 года, когда буквально в пяти метрах от западного фасада дома Мирковича были вырублены старые реликтовые тополя, или другой случай, когда на усадебной земле был вырыт котлован якобы для строительства бассейна. Последствия, как нетрудно догадаться, мы ликвидировали за свой счет.

Нам не дают в аренду участки с руинированными постройками, зато предложили земельный участок с разрешенным использованием под индивидуальное жилищное строительство (!), хотя любое строительство на территории усадьбы категорически запрещено.

У меня были инвесторы, готовые «вложиться» в усадьбу, развивать в ней музейный и туристический комплекс, но ни один здравомыслящий человек не будет инвестировать в дом и землю, вокруг которых бесконечные суды, статус которых туманен и права собственности не оформлены. Вот это и есть ответ на вопрос, почему не ведется реставрация и благоустройство.

10 апреля 2014 г. в Одоевский детский дом-интернат приезжал губернатор Тульской области В.С. Груздев. Мы с местными жителями просто встали по пути его следования с баннером Дома Мирковича, чтобы привлечь его внимание. Нам удалось с ним поговорить и рассказать о своих бедах. Местные чиновники тогда «отреагировали» быстро. Через несколько месяцев было, например, предоставлено жилье молодой маме с грудным ребенком, зарегистрированной в памятнике.

Таким образом, администрация Одоевского района в течение многих лет не дает нам возможности выполнять обязательства по договору. И при этом пишет на нас жалобы в Министерство культуры и туризма Тульской области, что мы не достаточно делаем для сохранения памятника, после чего и был составлен протокол об административном правонарушении за невыполнение нашим Центром охранных обязательств.

Все это не может не наводить на мысль, что местная администрация стремится разорвать наш договор и не хочет, чтобы мы были пользователями усадьбы. Видимо, ставшее известным место просто хотят передать кому-то другому – для дальнейшей раскрутки и освоения. Для меня очевидно, что движущий мотив здесь – не светлое будущее федерального памятника как объекта культуры. Иначе нашими совместными с госорганами усилиями усадьба Мирковичей давно была бы отреставрирована и благоустроена».

Для нашего сайта ситуацию комментирует руководитель Некоммерческого партнерства «Русская усадьба», лауреат Всероссийской премии «Хранители Наследия» 2015 года Вера Стерлина:

«Безусловно, жаль, что реставрация этого интересного и ценного комплекса никак не может сдвинуться с мертвой точки. Нет, конечно, оснований не доверять выводам регионального органа охраны культурного наследия о неисполнении охранных обязательств в установленные сроки. Но нельзя и не учитывать, что если бы не нынешние пользователи, которые старались, как умели, вдохнуть в усадебный дом новую жизнь, его, скорее всего, уже просто не существовало бы – растащили бы по кирпичику».  

Комментарий «Хранителей Наследия»: В подобных историях, как известно, у каждой стороны своя правда. И каковы бы ни были благие намерения – ситуация может так и не поменяться. Очень важно, чтобы нашелся здравомыслящий «арбитр», который помог бы сторонам занять конструктивную позицию и совместно заняться восстановлением усадьбы, а не выяснением, какая из правд ближе к истине. Позиция Председателя правительства Тульской области вселяет надежду на такой исход.

А экспресс-отчет Тульской инспекции по охране памятников гласит: «В настоящее время министерством культуры и туризма Тульской области ведется работа по привлечению заинтересованных инвесторов в проведении работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Дом Мирковича, нач. XIX в.» с целью его приспособления в музейно-туристических целях».

Досье (по материалам сайта «Усадьба генерала Мирковича»): Во времена царя Ивана Грозного село Николо-Жупань было вотчиной бояр Стрешневых. В конце XVIII века оно перешло к роду Чичериных: генерал-майору Александру Николаевичу и его супруге Елизавете Петровне, урожденной Демидовой, внучке Григория Акинфиевича Демидова – одного из крупнейших производителей железа и меди, создателя первого в России научного ботанического сада под Соликамском. Ее отец, Петр Григорьевич Демидов (1740 – 1826), с 1800 года в течение пяти лет исполнял должность обер-директора Санкт-Петербургского коммерческого училища.

Сама Елизавета Петровна известна как переводчица и писательница. Ее дочь Екатерина Александровна Чичерина в 1822 году вышла замуж за героя Отечественной войны 1812 года, участника Бородинского сражения и заграничных походов 1813–1814 годов генерал-майора Александра Яковлевича Мирковича (1792 – 1888). В 1851 году Александр Яковлевич Миркович закончил строительство главного усадебного дома. Некоторые представители рода Чичериных – Мирковичей нашли свое упокоение в приделе сохранившегося усадебного Никольского храма, устроителями которого они были. Вплоть до 1917 года усадьба находилась во владении потомков этой семьи.

Затем в усадьбе располагалась школа крестьянской молодежи, а с 1932 года – Дом отдыха Союза писателей. Здесь, в частности, бывал Б.Л. Пастернак.

В доме Мирковича с 1953 г. по 1974 г. размещался детский дом. Позднее памятник использовался как общежитие для сотрудников интерната.

С августа 2005 года памятник передан в безвозмездное пользование на 49 лет АНО «Культурный центр «Усадьба генерала Мирковича» для создания в нем мемориального музея А.Я. Мирковича. Учредителями культурного центра являются его прямые потомки.

Фото: Ольга Троицкая-Миркович, Инспекция Тульской области по охране объектов культурного наследия

На главную