Вес подлинности ::: Александра Невская | Хранители наследия

Вес подлинности

26.02.2020
Вес подлинности

Как суд отказал обществу охраны памятников в иске против органа госохраны

Александра Невская, Казань

25 февраля в Кировском районном суде Казани состоялось рассмотрение дела по иску регионального отделения ВООПИК к Комитету по охране объектов культурного наследия Татарстана. В январе 2020 года мы рассказывали об этом иске и его предмете, деревянном доме по улице 1 Мая, 16. 

Напомним, в 2019 году общественники заявили на выявление в Комитет по охране ОКН РТ т.н. «Офицерский» деревянный дом по улице 1 Мая, 16. Заседание научно-методического совета при госоргане состоялось, протокол от 12 сентября был опубликован на сайте Комитета (большинство членов совета голосовали за включение дома в перечень выявленных памятников). Однако внезапно Комитет принял решение исключить дом из списка «обладающих признаками». Повторное заявление ТРО ВООПИК направило в госорган 29 ноября 2019 года. А в конце 2019 года общество подало иск в суд об оспаривании приказа № 151-П госоргана об исключении дома из списка «обладающих признаками». Первое рассмотрение иска в суде состоялось 2 февраля 2020 года. Позиция госоргана охраны памятников была озвучена: дом является ценным градоформирующим объектом в составе предмета охраны исторического поселения Казани и потому уже состоит на охране и не нуждается в статусе памятника. Кроме заявления ВООПИК, в декабре 2019 года в суд было подано и заявление от Союза реставраторов Татарстана, которое приобщили к делу. Союз реставраторов провел натурное обследование здания, подключив к этому авторитетных специалистов по деревянному зодчеству, и доказал ценность подлинности конструкций. 

sud1.jpg

В своем выступлении юрист ВООПИК Андрей Железнов-Липец заверил суд, что подлинность материалов здания имеет первостепенное значение, и показал, что заключение о ценности дома на улице 1 Мая поддерживают авторитетные эксперты в области реставрации памятников деревянного зодчества. Среди них эксперты историко-культурной экспертизы, архитекторы-реставраторы с большим опытом и «послужным списком», члены Центрального совета ВООПИК. Казанских экспертов Фариду Забирову, Рустема Забирова, Степана Новикова, Алексея Никитина, Ляйлю Сайфуллину поддержали их московские коллеги: Виктор Кувшинников – эксперт государственной историко-культурной экспертизы, инженер-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ; Ольга Рыжко – эксперт государственной историко-культурной экспертизы, архитектор-реставратор, член НМС Министерства культуры МО; Елена Николаева – эксперт государственной историко-культурной экспертизы, инженер-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ; Олеся Гулякова - эксперт государственной историко-культурной экспертизы. Также юрист предъявил суду письмо поддержки от Центрального Совета ВООПИК, подписанное его председателем Артемом Демидовым, членом Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, членом Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО

На «экспертное перевешивание» в пользу позиции общественников  указывал юрист ВООПИК – в противовес акту обследования Комитета, составленному чиновниками. Кроме того, юрист обратил внимание суда на то, что статус градоформирующего объекта имеет целью только сохранение среды для памятников, самостоятельной ценности такой объект не имеет, и его конструкции могут легко заменяться на современные при реконструкции. Дом на улице 1 Мая не создает историческую среду – она уже утрачена. Его ценность не в среде, а в материальном воплощении памяти. А так как этот дом имеет подтвержденную экспертами ценность, подлинность и аутентичность материала, есть все основания придать ему статус объекта культурного наследия – такова позиция татарстанского ВООПИК.

Возражения со стороны Комитета касались нормативно-правовых актов, которые Комитет, по его версии, не нарушал, т.е. и был вправе вывести дом из списка обладающих признаками объекта культурного наследия. Озвучивал их от лица регионального госоргана сотрудник подведомственного Комитету учреждения Юрий Лихачев, который ранее работал в антикоррупционном комитете, имеет опыт работы в прокуратуре. Он даже предостерег общественников об ответственности за недостоверные показания.

Затем в зал пригласили специалистов, которые ожидали за дверью: Ирина Карпова со стороны ТРО ВООПИК, Сергей Саначин со стороны Комитета. 

Ирина Карпова известна как практикующий архитектор-реставратор, 17 лет работающий на десятках сложных объектов, в том числе объектах деревянного зодчества. Автор более 25 заключений о техническом состоянии в результате обследования объектов культурного наследия. Сергей Саначин известен в Казани как историк и краевед, двадцать лет назад руководивший институтом «Казгражданпроект». Тем самым институтом, который составлял программу ликвидации ветхого жилья в историческом центре Казани в 2000-е годы, после реализации которой от старой Казани осталось четыре сотни памятников и пустыри под застройку. 

Сергей Саначин прямо назвал иск Общества «ничтожным» и критиковал позицию общественников. Он считает недостаточным результатам техническое обследование, так как отдельные реставраторы – «это не радиохимическая лаборатория». 

Юрист ВООПИК Андрей Железнов-Липец выразил недоумение по привлечению специалиста, никогда не занимавшегося деревянным зодчеством. Он высказал уверенность, что это редкий для России прецедентный процесс по оспариванию решения госоргана охраны памятников. «Полагаем, что это имеет значение для будущего исторического наследия в Казани», – заявил Железнов-Липец. – Ведь наш иск основывается на просьбе общественной организации к госоргану, который отказывает нам в том, что является его прямой задачей». Юрист ВООПИК указал на то, что оспариваемый приказ является произвольным: осмотр дома был проведен сотрудниками Комитета, а не специалистами по деревянному зодчеству – в то время как заключение ВООПИК о ценности дома поддержали Союз реставраторов, 7 экспертов ГИКЭ и профессиональные архитекторы. И попросил суд принять позицию экспертов, а не чиновников. 

Представитель Комитета Юрий Лихачев в своем обращении к суду обвинил защитников дома в рассуждениях, которые не имеют отношения к рассматриваемому делу. Также он сослался на собственника территории, который не заинтересован в дорогостоящей реставрации в случае придания дому статуса памятника. ВООПИК делает госорган заложником ситуации, – резюмировал его представитель. И попросил – на основании отсутствия нарушений со стороны Комитета – отказать в иске.

Затем суд удалился на совещание и отсутствовал не более пяти минут.

После чего вынес решение отказать в иске общественной организации.

Руководитель Комитета по охране объектов культурного наследия Республики Татарстан Иван Гущин еще до суда так объяснял, почему госорган отказывается включить «Офицерский дом» в список объектов культурного наследия:

«Дело не во включении. Позиция Порохового завода уже обозначена. Плюс если сейчас мы включаем дом в реестр объектов культурного наследия, то у предприятия как у собственника и у Минпромторга РФ просто не найдется на все это денег. Бюджет Татарстана федеральную собственность финансировать не может… Объект и так сейчас находится под госохраной, есть возможность сделать ремонтные работы в рамках капитального ремонта. Дом сегодня охраняемый, ему ничего не угрожает». 

Для «Хранителей Наследия» – комментарии общественных защитников "Офицерского дома".

Фарида Забирова, эксперт ГИКЭ, зампредседателя ТРО ВООПИК:

– Сработала чиновничья солидарность, как мы видим. Мы как заявитель объекта на выявление не можем быть согласны с решением Комитета и оспариваем его. Мы за прошедшие десять лет выявили 300 объектов, всегда были обсуждения на научном совете, экспертные заключения. Однако с появлением нового госоргана мы наблюдаем только препятствия на пути всех заявлений общественников. Зато выводят памятники из списков очень активно. Видимо, нам придется вести борьбу на этом направлении. Например, по результатам нашего мониторинга мы подготовили 64 объекта по всем историческим поселениям в Татарстане на выявление – неужели и они останутся без внимания? Это нездоровая тенденция. Мы обсудим ситуацию на ближайшем заседании общества: планы по апелляции, дополнительным экспертизам. 

Ирина Карпова, архитектор-реставратор, зампредседателя Союза реставраторов РТ:

– Мы провели обследование, коллеги помогли выполнить сканирование дома. В результате натурного исследования мы сделали вывод о подлинности материала и несомненной уникальности этого дома начала XIX века. И мы обратились письменно в Комитет с предложением профессиональной помощи в обследовании, так как знаем, что там нет специалистов. Однако ответа на наше обращение от Комитета нет, и это вызывает недоумение.

Олеся Балтусова, помощник президента РТ, член совета ТРО ВООПИК:

– За многие годы, с 2010 года примерно, впервые общественно-государственное партнерство, которое мы наладили с таким трудом, оказалось грубо нарушено. Фарида Забирова на коллегии Комитета недавно выступила с таким анализом: подписанное на прошлой коллегии соглашение о сотрудничестве ВООПИК с Комитетом не соблюдается, меньше половины пунктов выполняются. Она внесла и предложения по улучшению рабочего климата, более плотному сотрудничеству. Но ее никто не услышал. Постоянное игнорирование большого общественного движения не поддается никакой критике. Сколько было обращений за последние два года – все остались без ответа. Более того, мои письма тоже не рассматриваются, я получаю в ответ только отписки о том, что для исследования предложенного объекта необходимы дополнительные средства, которых нет. Так, например, Татарстан лишается старинных мощеных дорог, которые мы с краеведами выявляли в прошлом году, волжские дебаркадеры стоят едва живые – о них тоже в Комитете говорить отказываются. Что же говорить о маленьком деревянном доме, сохранить который – дело чести, казалось бы, ввиду недавней катастрофы сносов двухтысячных годов. Но увы, даже один маленький дом не находит поддержки у чиновников нового госоргана. Я говорю это как член совета Общества охраны памятников, которое со дня основания является для меня единственной партией. Катастрофа утраты старой Казани еще не завершена, те несколько десятков домов, что выжили, находятся под постоянным страхом утраты. Мы как организаторы ремонта домов в движении «Том Сойер Фест» это хорошо знаем, так как общаемся с жителями. Деревянные дома очень хрупкие, но они очень ценные в мегаполисе, как память эпохе. Подлинность здесь – главная ценность. Обшитый вагонкой новодел никого не интересует, ни туриста, ни музейщика, ни арендатора. Но чиновники госоргана отрицают эту ценность. Кстати, среди тех, кто подписывал акт осмотра со стороны комитета, нет ни одного реставратора, специалиста по дереву, знающего, что такое натурное обследование. Вот так профанация губит наследие в нашей стране.

На главную