Андрей Кочетков: Наследие люди берегут сообща, а политика их разъединяет

12.02.2018
Андрей Кочетков: Наследие люди берегут сообща, а политика их разъединяет

Том Сойер всея Руси – об охране памятников как социальном лифте, формате «дела с медиа-сопровождением» и планах на 2018 год

Волонтерский фестиваль «Том Сойер Фест» «Хранители Наследия» заметили, когда он еще не начался.  Движение добровольцев, восстанавливающих фасады исторических домов (по большей части деревянных и не внесенных в списки памятников, но из этих правил есть исключения), стартовало в 2015 году с трех зданий в Самаре. В 2016-м фестиваль «заразил» Казань и Бузулук. В 2017-м знамя «Том Сойер Феста» реяло уже над 11 городами: Самара, Казань, Саратов, Бузулук, Калуга, Димитровград, Хвалынск, Боровск, Томск, Оренбург, Кострома. В 2018 году ожидается новое расширение географии.

Kochetkov2.jpg

Придумал и организовал «Том Сойер Фест» Андрей Кочетков – молодой самарский журналист и общественный деятель. Этот проект подкупал не только искренностью, энергией и изобретательностью, но и осознанным желанием вовлечь в сохранение наследия как можно больше разнообразных горожан – не только добровольцев, способных, подобно Тому Сойеру и его друзьям, с удовольствием орудовать кистью, но и местных жителей, бизнесменов, журналистов, «медийных персон» и т.п. Другими словами – сделать наследие ценностью не замкнутой группы ревнителей, а общей.

Это на самом деле единственный путь его спасения в национальном масштабе.

12 февраля 2018 года на пресс-конференции в Самаре Андрей Кочетков расскажет о перспективах «Том Сойер Феста» на этот год, о запланированных на 23-25 марта в Самаре Школе «Том Сойер Феста» и Всероссийском съезде градозащитников. Мы не без удивления обнаружили, что выступать он будет в новом качестве – как зампредседателя Самарского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). На этой же пресс-конференции председатель ЦС ВООПИК Артём Демидов представит нового председателя Самарского регионального отделения - Нину Казачкову, которая презентует программу «Пять шагов в сохранении наследия». 

В общем, все эти новости заставили нас задать Андрею Кочеткову 11 вопросов. Читайте, что он ответил, вышло интересно.

В качестве видео-предисловия – советуем посмотреть остросюжетный фильм «Крыша едет».

- Что привело Вас не только в ВООПИК, но и в ряды его функционеров? Ведь раньше Вы работали в СМИ и занимались различными социальными проектами.

- Меня, честно говоря, пугает слово «функционер». Я даже не очень точно знаю, что это такое. Надеюсь и дальше быть прежде всего человеком, любящим свой город. И ВООПИК лично для меня - это ещё один инструмент, который, надеюсь, поможет сделать Самару лучше.

С одной стороны, в ВООПИК мне симпатично то, что ещё в советское время общество создавалось благодаря низовой инициативе представителей интеллигенции, а не было спущено «сверху». С другой стороны, у организации интересная и богатая история длиной в полвека. И это достаточно хорошо для ведения диалога с представителями власти.  

Меня впечатляет, например, активность Татарстанского отделения организации, которое добивается очень многого. Хотелось бы, чтобы и Самарское отделение было достаточно продуктивным. Поэтому я взялся за эту задачу - не без опасений, что такая деятельность потребует очень много сил, времени и энергии. Ведь нужно понимать, что это общественная деятельность, а не работа в понимании средства зарабатывания на жизнь. Поэтому я и дальше буду заниматься разными проектами в сфере медиа и не только. А Самарское отделение ВООПИК будет, надеюсь, эффективно решать свои задачи не благодаря тому, что там будет один-два-три сверхактивных человека. А благодаря тому, что в нём в итоге окажется гораздо больше людей, готовых что-то реально делать, а не просто числиться в списках. В этом плане, например, я с огромным интересом слежу за деятельностью «Архнадзора», который решает многие сложные задачи сообща.
- Как Вы оцениваете нынешние роль и влияние ВООПИК в Самаре и области? Чем объясняется то, что градозащитники и эксперты в городе есть, а «солидной» градозащитной организации, объединяющей их, пока не ощущается?

- Однозначно, ВООПИК в Самаре может делать больше, чем делал это в последние годы. Организация переживала непростые времена в России. И Самара не стала исключением. Верю, что новый председатель самарского отделения Нина Казачкова станет своего рода объединяющей фигурой. Она человек, отстоявший от сноса свой дом и ставший одним из инициаторов успешной борьбы с высотной застройкой в своём квартале. Надеюсь, дело пойдёт дальше и распространится на Самару и область.

tsf02.jpg

- Является ли, с Вашей точки зрения, движение в защиту памятников истории и культуры - социальным? Есть ли в нем перспективы «социального лифта» для участников и т.п.?

- Если просто смотреть на тему «социального лифта», то топ-менеджером «Газпрома», занимаясь защитой памятников, скорее всего, не станешь. Но если посмотреть на неё более объёмно, то конечно. За последние лет пять я познакомился, благодаря своему интересу к наследию и действиям в этой сфере, с огромным количеством умных и талантливых людей, у которых очень многому научился. С некоторыми из них мы уже делаем разные проекты вместе.

В нашей стране есть две большие проблемы: сверхцентрализация и сложность с коммуникациями. Причём как в прямом, так и в переносном смысле. Всё делается через Москву. И все, в первую очередь, смотрят на то, что там происходит.

Очень здорово, что сейчас стала появляться возможность легко построить горизонтальные связи и так обмениваться опытом. Я познакомился с очень интересными людьми во многих городах России, которые мне дали очень много знаний и эмоций. И, смею надеяться, что и знакомство со мной им оказалось полезным.

tsf01.jpg 
- Чем объяснить стремительный успех проекта «Том Сойер Фест» - от 3 домов в Самаре до 11 городов за три года?
- Во-первых, мы делаем то, что реально назрело в обществе. Просто кто-то должен был начать работать в таком формате. Во-вторых, мы вели довольно грамотную медийную кампанию с самого начала по всем правилам жанра, используя свой богатый опыт в этой сфере. Я имею в виду не только публикации в СМИ, но и выступления на мероприятиях в разных городах перед разными аудиториями. В-третьих, как только стало понятно, что дело пошло, мы достаточно быстро озаботились тем, чтобы упаковать это в максимально понятную открытую технологию, которую постоянно дорабатываем. Исходя из опыта новых городов и свежих объектов, с которыми там работают. Ну и, в-четвёртых, важно, что мы настоящие. Мы занимаемся в меру своих возможностей решением проблем, которые нас действительно беспокоят. Причём давно. Искренность в нашем деле в наше время - очень важное качество. Фиктивных общественников по указке сейчас пруд пруди, но люди за ними не очень-то идут.  

Нужно заметить, что мы преследовали свои «шкурные» интересы. Потому что от маленького локального проекта всегда просто отмахнуться. А вот от масштабного и громкого дела уже не получится. Соответственно, если мы хотим сделать много, то нужно расти, «шуметь» и двигаться вперёд. Благодаря масштабу нам стало гораздо проще искать новых волонтёров и партнёров. В свою очередь, и новым городам благодаря этому запускаться сейчас значительно проще, чем было нам в 2015 году. Взамен мы просим у новых команд в разных городах совсем немного. Добровольцы там должны быть настоящими добровольцами, а не присланными по разнарядке студентами или бюджетниками. Второй момент, с которым должны согласиться новые участники, - мораторий на политическую пропаганду в рамках «Том Сойер Феста». Вне зависимости от её направленности. Потому что наследие - общее. И люди должны беречь его сообща, в то время как политика их разъединяет.

tsf03.jpg

Статистика "Том Сойер Феста" за 2017 год

- Каковы перспективы «Том Сойер Феста» в 2018 году? Сколько новых городов, какова география? Возможно ли создание на базе этого проекта некоей общественной организации - или это не нужно?

- Все одиннадцать городов, где «Том Сойер Фест» проходил в 2017 году, выразили желание продолжить и этим летом. Кроме того, подготовка активно идёт ещё в четырёх городах - Рязани, Тамбове, Воронеже и Кимрах. Более подробно о конкретных городах, думаю, можно будет говорить после Школы «Том Сойер Феста», которая пройдёт в конце марта в Самаре. На данный момент для участия в ней подали заявки активисты из 22 городов. Если смотреть по федеральным округам, то среди них нет представителей разве что Дальневосточного.

Что касается организации, то, думаю, мы рано или поздно придём к этому. В формате ассоциации. Мы этот вопрос поднимали в ноябре 2017 года на Конференции городов-участников в Казани, но просто не успели толком обсудить тему. Важно, чтобы структура была горизонтальной и имела защищённую от взлома внешними деструктивными силами архитектуру. Превратить «Том Сойер Фест» в фарс - проще простого.  

tsf1.jpg

География "Том Сойер Феста" 2017 года  

- Многие наши коллеги жалуются на безразличие основной массы жителей городов и регионов к проблемам сохранения культурного наследия. Ощущаете ли Вы это в Самаре? Удалось ли за последние годы добиться позитивных сдвигов на этом направлении?

- Недавно мой знакомый ехал на такси по Самаре. И водитель ему начал рассказывать про «Том Сойер Фест». Знакомый сказал, что он знает организаторов, и таксист просил передать нам своё восхищение в не совсем цензурных, но очень смешных выражениях. Мне кажется, когда о наследии начинают разговаривать таксисты, - это явный позитивный сдвиг. 

- Те же жалобы звучат на безразличие и инертность госорганов власти вообще и госорганов охраны памятников в частности. Каковы Ваши впечатления от взаимодействия с ними? Осуществимы ли общественные проекты в сфере сохранения наследия без поддержки властей?

- Мне как-то один чиновник, в обязанности которого напрямую входит сохранение наследия, начал высказывать по поводу того, что мы к себе привлекаем много внимания. Мол, нужно всё делать тихо и мирно. Я сначала был в недоумении, но потом до меня дошло, что он искренне не понимает механизма привлечения в сферу новых людей и ресурсов. В том числе, и негосударственных. Слова «краудфандинг» и «краудсорсинг» для него, скорее всего, ругательные. И он не понимает, что если ты хочешь добиться привлечения таких ресурсов, то следует действовать максимально заметно. Тот же самый французский Rempart начинал параллельно с передачами о сохранении наследия по телевизору с отличными рейтингами.

В некоторых городах органы, отвечающие за охрану памятников, наградили организаторов «Том Сойер Феста» и волонтёров грамотами, несмотря на то, что здания, которые они восстанавливали, не были официально объектами культурного наследия. Хотя власть о наградах никто не просил. В других городах в этом отношении не всё так гладко. Думаю, что всё зависит от конкретных людей, находящихся в органах власти. От того, заинтересованы ли они в сохранении наследия реально.

Что касается роли власти вообще в общественных проектах в этой сфере, то она, конечно, очень велика. Особенно когда это касается крупных городов, где всё очень сильно зарегламентировано. Старинное здание - это не старинная песня. Чтобы сохранить песню, можно просто поехать и записать её, ни с кем не согласовывая свою поездку. А потом выучить и петь. Опять без всяких согласований. Здание же - это объект недвижимости, находящийся в конкретном месте. За разные проблемы, связанные с ним, отвечает большое количество органов и служб. И с ними часто может возникать необходимость в оперативных контактах или получении согласований. Как известно, бюрократическая машина может сколь угодно долго затягивать процессы, которые не спущены сверху. Поэтому важно добиться того, чтобы такие вещи не тормозились властями как по умыслу, так и просто из-за пассивности. Иначе можно просидеть в коридорах на приёмах дольше, чем будешь заниматься реальной деятельностью. К счастью, в большинстве городов у организаторов «Том Сойер Феста» есть взаимопонимание с разными органами власти.

buzuluk.jpg

buzuluk2.jpg

Старинный дом в Бузулуке до и после "Том Сойер Феста"

- Каково Ваше отношение к теориям о том, что на культурном наследии можно зарабатывать, что его сохранение может служить фактором социально-экономического развития городов и регионов? Это утопия или реальный проект, требующий хороших менеджеров?

- Конечно, может. Ещё каких-то 300 лет назад даже Колизей не считался ценностью в качестве наследия. Эта крепкая постройка была просто переоборудована под заводик по производству селитры. Теперь, кажется, ни у кого не вызывает сомнения, что это не просто ценно с точки зрения истории и культуры, но и может приносить колоссальные прибыли. С тех пор рамки понимания ценности наследия у человечества серьёзно расширились и продолжают расширяться. Постоянно возникают новые, в том числе, и экономические идеи по сохранению наследия. Акцентирую внимание: это довольно новый в масштабах истории человечества вид деятельности. Россия в нём тоже делает шаги.

Уверен, что лет через 30 в России то, о чём пишут сейчас, например, «Хранители Наследия» будет прописными истинами. И ни с кем не нужно будет даже спорить. Тем важнее говорить об этом здесь и сейчас, чтобы до того момента наследие не было стёрто с лица земли волнами сиюминутной наживы и безразличия.

kazan2017.jpg

Казань. Один из результатов "Том Сойер Феста" 2017 года     

- Что, по-Вашему, нужно делать, чтобы движение в защиту памятников стало массовым? Можно ли надеяться, что участие в нем когда-нибудь станет престижным, "модным"?

- Лет 15 назад я получал информацию о сохранении наследия из вполне себе модных и массовых на тот момент источников информации. Вроде передачи «Намедни» или журнала «Большой город». И это, на мой взгляд, давало движению много жизни и сил. Сейчас, к сожалению, такого стало меньше. Хотя, например, «Том Сойер Фесту» грешно жаловаться на недостаток внимания.

Думаю, что новое поколение должно прийти и само расставить акценты и приоритеты, которые привлекут больше людей к движению посредством медиа. А уж будет это транслироваться через YouTube или на Первом канале - дело десятое. Главное, чтобы это захватывало более широкую аудиторию, было ей понятно и являлось руководством к действию, а не просто являлось информацией, оторванной от реальности. И важно, чтобы это самое новое поколение делало такие вещи не с нуля, а с учётом накопленного потом, а зачастую и кровью опыта поколений предыдущих.

samara2017.jpg

Самара-2017. Волонтеры "Том Сойер Феста" за работой  

- Что Вы обычно отвечаете на вопрос: а зачем сохранять эту старину, эти развалины? Убедительны ли для спрашивающих Ваши аргументы?

- Я сейчас крайне редко участвую в подобных дискуссиях. Одна из главных причин, по которой мы начали делать «Том Сойер Фест», было желание сказать людям: «Посмотрите как наследие может быть красиво, если о нём заботиться!» Мной было очень много сказано и написано на эту тему, но формат разговора в виде дела с медиа-сопровождением оказался самым действенным. 

- Что, на Ваш взгляд, заставляет людей участвовать в общественных проектах по сохранению исторического наследия? Любовь к истории, стремление к социализации, поиск чего-то нового в жизни, что-то иное?

- Насчёт других проектов я не могу сказать уверенно. Но про самарский «Том Сойер Фест» у меня есть вполне научные данные. Социолог Ольга Орлова анкетировала наших волонтёров. Можно было выбрать несколько вариантов ответа на вопрос о том, что им даёт «Том Сойер Фест». 98% ответили, что их привлекает возможность помочь городу. 80% приходят за общением и новыми знакомствами. 36% находят в нём самореализацию. Среди собственных вариантов ответа был и такой: «Хотелось почувствовать себя героем произведения Марка Твена».

 hvalynsk.jpg

Хвалынск-2017. Жизнь налаживается...

Досье.

Методическое пособие «ТОМ СОЙЕР ФЕСТ»: как любить город не только на словах.     

«Хранители Наследия» о «Том Сойер Фесте» в разных городах. 2015-2017. 

Иллюстрации: "Том Сойер Фест" (социальные сети и презентация)

Возврат к списку