Дмитрий Турбин: Градозащитников считаю нашими помощниками | Хранители наследия

Дмитрий Турбин: Градозащитников считаю нашими помощниками

21.01.2016
Дмитрий Турбин: Градозащитников считаю нашими помощниками

Создание специализированного органа охраны памятников в Ярославской области изменило ситуацию к лучшему, уверен его руководитель

«Хранители Наследия» продолжают серию интервью с руководителями региональных органов охраны памятников. И первым нашим собеседником в новом году стал глава одного из самых молодых охранных департаментов России, которому только-только исполнилось полгода, но досталась очень древняя и очень ответственная территория – Ярославская область. Дмитрий Анатольевич Турбин, архитектор по образованию, не один год проработавший в мэрии и в аппарате губернатора, возглавил областной госорган охраны памятников летом 2015 года. О горячих точках Ярославля, взаимодействии с ЮНЕСКО, Русской Православной церковью, градозащитниками и инвесторами, а также о планах на ближайший год – он рассказал «Хранителям Наследия».

- Дмитрий Анатольевич, полгода назад был создан самостоятельный Департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области. Как Вам кажется, это изменило ситуацию с наследием в лучшую сторону?

- Думаю, да. Что мы имеем на данный момент с точки зрения госуправления? Статус уполномоченного органа повысился. У руководства Ярославской области есть понимание важности работы по сохранению объектов культурного наследия. Вот немного цифр. Наш Департамент осуществляет более 50-ти полномочий, оказывает порядка 10 госуслуг, также исполняет контрольно-надзорные функции. Мы уже оказали 543 госуслуги. Подготовили документы для регистрации в Едином государственном реестре объектов культурного наследия в отношении более 300 памятников. Буквально на днях получили письмо Министерства культуры России с выражением благодарности нашему коллективу за тот объем информации, который смогли в Реестр направить для включения. Это серьезный рывок. Сотрудники хорошо поработали.

За второе полугодие 2015 года нами проведено 49 плановых и внеплановых проверок. По их результатам выдано 18 предписаний об устранении нарушений действующего законодательства. Составлен 41 протокол об административных правонарушениях. За этот же период судебными органами начислено штрафов почти 400 тысяч рублей.

И надо понимать, что у нас в штате всего 21 сотрудник. И они ведут всю эту огромную работу по всей Ярославской области.

- С какими типичными ситуациями сталкивается Департамент?

- Традиционная проблема – недофинансирование, средств на реставрацию желательно бы больше направлять. Но есть и методологическая проблема, связанная с отсутствием некоторых необходимых подзаконных актов к 315-му ФЗ. Ну, а что касается отношений с застройщиками, то, думаю, не буду оригинальным, если скажу, что это, в основном, несогласованные работы на памятниках, работы без разрешений. Мы стараемся взаимодействовать с нашими девелоперами. И говорим о важности взвешенных решений и подготовки необходимых проектных документов. Мы открыты и готовы к диалогу. Но, конечно, те, кто уже работал с памятниками, знают специфику и у них есть понимание, что это не обычный объект недвижимости. Но ведь пользователи меняются и не всегда новые собственники оказываются в курсе.

Но есть охранное обязательство. Есть законодательство, которое мы постарались широко представить на нашей страничке портала Правительства Ярославской области. То есть мы стараемся помочь застройщику сориентироваться в том сложном законодательстве, которое существует.

Затем такой момент. В Ярославле и области – 4694 объектов культурного наследия. Из них более 3000 – выявленных, то есть тех, у которых не определен предмет охраны. И это затрудняет работы на памятнике. Включение выявленных памятников в Реестр и подготовка предмета охраны – это особая работа, небыстрая. Думаю, что мы выработаем некий механизм, позволяющий проблему последовательно решать.

- Работа не только небыстрая, но и недешевая.

- Да, в 2016 году наш Департамент получит всего порядка 3 млн рублей. Они пойдут в основном на государственные историко-культурные экспертизы.

- А на реставрацию вы средств не получаете?

- До нашего разделения с Департаментом культуры в Ярославле было подведомственное учреждение - Дирекция по реставрации и реконструкции. Там трудились порядка 22 человек. Теперь это учреждение ликвидировано. Те музеи и организации, которые размещаются в памятниках, будут «заводить» финансирование на себя, а к нам приходить за разрешениями, отчетной документацией, приемкой работы и проч. Это наша специфика, которую не все пока понимают.

Ну, а наши 3 млн рублей, повторюсь, пойдут в основном на экспертизы.

IMG_9555.jpg

Панорама Ярославля с Туговой горы

- Также одной из особенностей Ярославля является то, что центр города с 2005 года является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Одно время говорили о том, что будет создан Комитет по управлению объектом ЮНЕСКО. Как продвигается работа в этом направлении?

- Сегодня в нашем законодательстве нет развернутых положений по такому специфическому виду объектов, как объект Всемирного наследия. Но нам удается эффективно взаимодействовать с Минкультуры РФ в части отчетов, уведомлений и т.д. Основной момент здесь – информирование Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО о планируемых работах на объектах, находящихся в зоне ЮНЕСКО. А надо понимать, что это не всегда объекты культурного наследия.

Так вот, с мэрией мы планируем внести ряд поправок в законодательство Ярославской области, в том числе и в правила землепользования и застройки. То есть создадим систему, в рамках которой застройщик должен сообщать о своих намерениях в отношении недвижимости в историческом центре.

Сейчас здесь ситуация непростая. С одной стороны, рекомендации (именно рекомендации!) самого Комитета говорят о том, что если ты - правообладатель такой-то территории, то должен проинформировать Комитет заблаговременно до больших инвестиций. При этом не очень понятно - то ли на этапе экспертизы и проектирования, то ли на этапе инвестиционного замысла. С другой стороны, и в нашем законодательстве нет строгих требований, обязывающих застройщика уведомлять о своих намерениях. То есть заставить инвесторов нас информировать мы не можем.

И вот эту лакуну необходимо закрыть.

Мы, думаю, сможем найти понимание и у депутатского корпуса, который принимает правила землепользования и застройки, и у органов исполнительной власти, которые в курсе происходящего в городе и выдают градостроительный план земельного участка, то есть документ, позволяющий проектировать и строить на территории в соответствии со всеми ограничениями.

Все, что указано в ПЗЗ, автоматически отображается в градостроительном плане земельного участка, которым руководствуется застройщик. И понудить инвестора что-либо сделать дополнительно просто невозможно – ни внушениями, ни статьями в газетах.

IMG_9448.jpg

Церковь Петра и Павла, 1744 г., Петропавловский парк, Ярославль

- А какие еще основные направления работы Департамента на 2016 год?

- По Ростову Великому – корректировка и утверждение проекта зон охраны, написание историко-культурных экспертиз по вновь выявленным объектам, которые Департамент успел наработать: это и Гора Святой Марии, и Клещин, и подземные сооружения, в целом в Ярославле -13 объектов. На этом сконцентрируемся, я думаю. Также предстоит работа с Минкультуры РФ в части госпрограмм финансирования реставрации, мы стараемся подготовить те объекты, на которые в первую очередь необходимо федеральное финансирование – это и Авраамиев монастырь, разработка проектной документации для ремонтно-реставрационных работ на «Церкви Никиты Мученика с колокольней, 1799 г.: колокольня» (в Поречье-Рыбном, та, которая выше Ивана Великого);проведение противоаварийных и ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия «Храмовый комплекс в Коровниках, XVII в.»; проведение ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия «Церковь Богоявления на острове, 1701 г.» (Ярославская область, Рыбинский район, д. Хопылёво); проведение ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия «Церковь Петра и Павла, 1744 г.» (г. Ярославль, Петропавловский парк, 25а) и другие объекты.

Также с Министерством культуры РФ у нас продолжаются консультации по доработкам и внесению изменений в градрегламенты достопримечательного места «Исторический центр г. Ярославля».

- Кстати, некоторые из названных Вами объектов получили широкую известность благодаря вмешательству общественных активистов. У Департамента есть диалог с градозащитниками?

- Я считаю этих людей нашими помощниками. Они видят то, что мы просто физически не успеваем заметить. Можно даже сказать, что градозащитники ведут большую профилактическую работу. Риски быть замеченными не только двадцатью сотрудниками Департамента – есть, особенно по части самовольных работ. И это, поверьте, мощный сдерживающий фактор.

В этом году в рамках Народного правительства мы запускаем создание общественного совета при Департаменте. 1 декабря 2015 года утверждено соответствующее Положение. Я думаю, что Совет будет сформирован в том числе и из людей неравнодушных, болеющих за сохранение культурного наследия Ярославля и области. Предусмотрен определенный механизм голосования за ту или иную кандидатуру, так что у градозащитников есть все шансы в Совете оказаться.

Вообще общественное внимание к теме наследия в Ярославле всегда было повышенным. И это, в свою очередь, дополнительно задает высокую планку и работе Департамента, и профессионализму наших сотрудников. Ну, а помимо общественности, нас контролируют и Прокуратура, и федеральные органы в лице Минкультуры.

Еще из планов отдаленных - сделать сайт Департамента. Но прежде важно понять его наполнение, чтобы это был ресурс не ради галочки, а решал несколько задач. Пока две, как минимум, я вижу. Это популяризация наследия с помощью современных технологий и разъяснительная работа с правообладателями. Сайт должен быть своего рода шпаргалкой по всем темам. Он может быть устроен как маршрутизатор или в форме вопроса-ответа. Если удастся эти две вещи реализовать – считаю, будет успех. Ну, а новости и оперативная информация – это уже все-таки второстепенно. Для этого есть «Хранители Наследия», социальные сети.

Сейчас в недрах правительства Ярославля и области идет работа над интерактивной картой, в которую каждое ведомство вносит свою информацию. Для нашей темы важна геолокация памятника, причем мы планируем нанести и выявленные тоже. Карта также будет содержать историческую справку по объектам, его статус, возможно, еще какую-то информацию, публикация которой не противоречит действующему законодательству. Не сомневаюсь, что такая карта также сыграет очень важную роль в развитии туризма.

- Известно, что готовится передача Русской Православной церкви пяти знаменитых ярославских храмов-музеев. Проводится ли какая-то превентивная работа с будущими пользователями в плане сохранения наследия?

- При передаче объектов культурного наследия религиозного назначения мы готовим проект охранных обязательств. Это уже есть. Что касается особого порядка и требований – они в законе не предусмотрены. Другое дело, что контакт с епархией налажен, и он конструктивный. Мы понимаем цели и интересы друг друга.

Сами музеи как организации подведомственны нашему Департаменту культуры и он совместно со множеством структур различного уровня, занимается их переводом, подбором новых помещений, определением сроков. Мы же, повторюсь, осуществляем только полномочия по охране непосредственно объектов культурного наследия.

IMG_9768.jpg

- Вы упомянули о том, что в Ярославле большое количество памятников архитектуры и совершенно очевидно, что для их сохранения и содержания необходимо привлекать частный капитал. Насколько эффективно идет работа в этом направлении?

- Бизнесу важны правила игры – внятные и не меняющиеся. Их может обеспечить открытость органов власти в части публикации перечня всех необходимых процедур, полного пакета документов по объекту культурного наследия – его предмета охраны и проч. Второй момент. Правильное содержание памятника и работа по научной реставрации – очень затратны. Нужны послабления, если государство и органы местного самоуправления заинтересованы в сохранении исторической среды – снижение арендной платы, налогов. Вот мы вслед за Москвой также разработали нормативно-правовую базу по образцу программы льготной аренды «рубль за метр». Сейчас документы находятся в стадии согласования.

На данный момент риски для бизнеса с объектами культурного наследия – большие. Это риски потери денег, времени, ресурсов. Пока массово предприниматели не спешат «связываться» с наследием.

IMG_9390.jpg

Храм Николы Мокрого и руины Манежа

- Да, и подтверждением этому служат последние резонансные истории. В частности, со строительством жилого комплекса рядом с храмом Николы Мокрого и реставрацией федерального памятника - Манежа. Застройщику – компании «Блок-2» - сначала разрешение на строительство дали, потом Прокуратура его отозвала, теперь идет суд. Градозащитники везде говорят о том, что десятиэтажный комплекс с парковкой изуродует охраняемые городские панорамы. Безусловно, все эти тезисы требуют проверки. Но сама ситуация явно не свидетельствует о гармоничном сотрудничестве бизнеса и государства.

- В этой истории много тонких моментов. И мы столкнулись со следующим. Девелопер сделал врисовки будущего объема в фото существующей застройки. Я их посмотрел и понял, что модель была построена непропорционально и слегка была преуменьшена. Я попросил переработать врисовки – показать объективную картину, пока новых вариантов ко мне не поступало.

Кроме того, формулировки проекта зон охраны этой территории, к сожалению, расплывчаты: обеспечение высотного преобладания доминант и акцентов на фоне неба. Но это не предполагает каких-то числовых показателей. Нельзя взять линейку, рулетку, намерить и сделать однозначный вывод, который был бы понятен градозащитнику, застройщику, судье, что вот цифра такая, а значит, требование выдерживается. Или наоборот, нарушается.

Нарушает новое здание сохранение силуэта линии неба? Каждый читает по-разному. Да и само понятие очень тонкое. Возможно, данный силуэт и поддерживает линию, а потом поменяется какой-то фрагмент кровли – и все. Конечно, в том же проекте зон охраны указаны и численные ограничения. Проектировщик укладывается в них. Но укладывается ли он в ограничения, описанные столь «литературно» – пока сложно сказать.

То есть мы столкнулись с моделью, которую нужно переделывать, и с формулировкой, которую нужно осмысливать.

Но надо понимать, что наш Департамент полномочен согласовывать проект в части обеспечительных мер по сохранению объектов культурного наследия. Сейчас мы рассматриваем соответствующую экспертизу, и результат будет в конце января. Соответствие же проекта другим ограничениям определяет орган местного самоуправления при выдаче разрешения на строительство. Эту особенность не все улавливают, но она есть.

- Как известно, в районе храма три участка разных собственников. Было бы логично, чтобы они развивались в едином ключе, выгодном Ярославлю, подчеркивающем ценность замечательных памятников. Реально ли этого добиться? Сейчас пока все идет к тому, что Ярославль получит храм XVII века в банальном спальном районе. И это в буферной зоне ЮНЕСКО.

- Контуры участков формировались исторически и не позволяют предъявлять застройщикам внятные требования к градостроительной среде. Когда есть квартал, есть красная линия – тогда все понятно. Здесь же ситуация сложнее.

Что я считаю важным в случае храма Николы Мокрого. Наличие пешеходного направления, аллеи и отступ от фасада – со стороны исторического западного входа, который сейчас закрыт. Это уже обогатило бы среду и раскрыло бы памятник. А как предъявить это требование – кроме мольбы и взывания к высшим чувствам инвестора – непонятно. Ограничения можно устанавливать на уровне изменений в градостроительную документацию, но ее нужно профинансировать. Насколько мне известно, у города таких средств нет.

rost3.JPG

rost1.JPG

Богоявленский собор Авраамиева монастыря после обрушения

- Возмутительная ситуация сложилась также в Авраамиевом монастыре Ростова Великого, где в августе 2015 года рухнула часть сводов храма XVI века. Наказаны ли виновные?

- В период с 14 сентября по 18 сентября в отношении фирмы «ЭШЕЛЪ» – подрядной организации, проводившей работы по сохранению собора, Департаментом охраны проведена внеплановая документарная проверка, в ходе которой выявлены данные, указывающие на наличие событий административного правонарушения, ч 1, ст. 7.13 кодекса РФ, составлен протокол и материалы переданы в Ростовский районный суд. Заседание должно было состояться 18 января, но перенесено на 27 января. «ЭШЕЛЪ» выдано предписание до 1 июля 2016 года выполнить реставрацию сводов южной галереи ОКН.

При проверке были выявлены записи требований в журнале авторского надзора, которые не были выполнены. Таким образом Департамент выполнил исчерпывающий перечень действий. Была ситуация со входом объекта в зиму и незакрытой кровлей. Но удалось выполнить укрытие и сооружение временного навеса. Учитывая тяжелейшее состояние объекта, сказать, что успокоились – нельзя. Мы подготовили письма с просьбой внеочередного выделения средств на этот объект.

IMG_9442.jpg

IMG_9435.jpg

IMG_9451.jpg

Объекты культурного наследия в Петропавловской слободе: "Голландская светлица" и Дом управляющего

- В Петропавловском парке, где располагалась Ярославская большая мануфактура, до сих пор стоят, к сожалению, руинированные исторические здания – Дом управляющего, «Голландская светлица». Есть ли у этих памятников шанс на реставрацию?

- К нам за согласованиями пока никто не обращался. Эту территорию осваивает ООО «Гилси», которое в свое время предложило амбициозный план воссоздания, в том числе с использованием стадиона «Красный перекоп». 1 декабря 2016 года истекают сроки выполнения работ по сохранению объектов культурного наследия, находящихся на территории бывшей Ярославской мануфактуры. Вот тогда и выйдем, и будем смотреть, проверять документы, оценивать, что сделано. Насколько я в курсе, у «Гилси» был огромный пакет документов, согласования с Минкультуры и проч. Из всего этого необходимо готовить определенные документы по действующему законодательству. Пока этого не происходит.

Беседовала Евгения Твардовская

Фото: Евгения Твардовская

Возврат к списку