Елена Истягина-Елисеева: «Достижения народа, государства и лучших граждан страны»

30.05.2018
Елена Истягина-Елисеева: «Достижения народа, государства и лучших граждан страны»

Спортивно-историческое наследие сплачивает общество на позитивных основах, уверена директор Государственного музея спорта в Москве Елена Истягина-Елисеева 

80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма… Все это - Государственный музей спорта в Москве. Официально он был создан в 1987 году, но постоянные экспозиции появились только в 2010. Это огромное, открытое и доступное хранилище спортивного исторического наследия. Кстати, такого понятия нет юридически. Но де-факто оно существует. А авторство термина принадлежит директору Государственного музея спорта – Елене Истягиной-Елисеевой. Ее интервью опубликовано в новом, третьем номере журнала «Охраняется государством» за 2018 год.

- Елена Александровна, Вы - автор термина «спортивно-историческое наследие». Для Вас это - часть историко-культурного наследия страны или нечто обособленное?

- Спортивно-историческое наследие, несомненно, - часть историко-культурного наследия страны. Оно ярко отражает тот исторический путь, который был пройден Россией в конце XIX - начале XXI веков. Многие материальные предметы получили вторую жизнь в послереволюционной России.

В современных условиях усилилось внимание к сущности, условиям развития и специфике воздействия спорта на развитие российской государственности и ее духовных основ. Особого внимания заслуживает социальный феномен спортивно-исторического наследия как фактора сплочения общества на позитивных основах. И основы эти - общие достижения народа, государства и лучших граждан нашей страны.

- В чем специфика спортивно-исторического наследия по сравнению с другими «жанрами» наследия?

- В том, что большая его часть имеет материальную и историко-культурную ценность не только для общей истории страны, но и в отдельной ее области – физической культуре и спорте.

Istyag1.jpg

Кубок работы фабрики "Братья Грачевы" подарен польскими коллегами Комитету по физкультуре и спорту при Совете Министров СССР в 1951 году (Производство - Санкт-Петербург, 1890-1896 гг., серебро)

- Насколько хорошо налажен у нас учет ценных объектов спортивно-исторического наследия? Защищены ли они законодательно - от утраты, искажения, вывоза за границу?

- Что касается архитектурных спортивных объектов, то любые работы на них, конечно же, подпадают под регулирование Закона о наследии. Разумный компромисс между сохранением архитектурного облика и современной начинкой пока не найден, как правило, приоритет отдается обновлению. Хорошо это или плохо – вопрос дискуссионный. Но всех как-то больше волнует проблема, как использовать наследие, ведь это экономически емко. Но все еще сохраняются многие любопытные вещицы. Скажем, в городе Гаврилов Ям Ярославской области до сих пор функционирует футбольное поле, построенное англичанами, работавшими на местной суконной мануфактуре. И до сих пор это поле по весне – первое, что высыхает в округе, потому что там еще в начале ХХ века устроена специальная торфяная подушка.

А вот с «движимым» спортивным наследием – наградами, экипировкой, документами – ситуация очень запутанная и опасная: они просто не подпадают под действие закона о ввозе и вывозе культурных ценностей. Они в нем не обозначены ни в каком виде, там спортивное наследие просто не упоминается. А это значит, что, например, формально ничто не мешает «Золотой мяч» Льва Яшина, который хранится у нас в музее, вывезти за границу.

IMG_5265-copy.jpg

"Золотой мяч" Льва Яшина - единственного вратаря, получившего эту награду              в 1963 году

Закон о ввозе и вывозе рассматривает большинство спортивных наград, кубков и медалей не как историческое наследие страны, а как предметы, содержащие драгоценные металлы и камни. Практически полностью вне правового поля остаются мемориальные вещи спортсменов, призы спортивных соревнований, большая часть плакатов и афиш.

В государственном музейном каталоге мы вынуждены регистрировать наши кубки и призы как «интерьерные вазы».

А ведь это наследие огромной коллекционной стоимости. Например, мы нашли серебряную вазу Фаберже, 800-я проба, 5 кг серебра, холодная эмаль, полудрагоценные камни... Эта ваза преобразована в спортивный кубок в 1928 году. Но формально она «интерьерная ваза». То есть из-за того, что она серебряная, ее еще могут остановить на границе, но… не более. И я могу привести огромное число примеров скромных с виду призов, которые имеют огромную коллекционную стоимость – например, кубки чемпионатов мира и Европы по хоккею: их цена на на аукционах начинается от 100 тысяч евро. Формально для них границы открыты…

Istyag3.jpg

Зал хоккейной славы Государственного музея спорта

- Каков официальный статус спортивных музеев России? Есть ли необходимость придания такого статуса всем коллекциям и собраниям, необходимо ли внесение таких коллекций в Государственный музейный фонд?

- Музеи спорта – это новое и еще малоизученное направление в музейном деле. В настоящий момент многие сторонники классических музеев не настроены считать музеи спорта отдельным видом. Они приравнивают их к развлекательным центрам. Большая часть музеев спорта формируется при спортивных клубах, стадионах, училищах, центрах спортивной подготовки и официально являются их структурными подразделениями.

Государственный музей спорта - единственный музей спорта, зарегистрированный в системе Министерства культуры Российской Федерации, в Государственном каталоге музейного фонда России и в реестре музеев.

Несомненно, стоит придать большей части существующих коллекций спорта официальный статус. Что это даст? Это позволит сформировать ассоциацию спортивных музеев и объединить информационное пространство, предотвратить размытие и утрату музейного фонда: мы могли бы учитывать и контролировать, что и где есть и как перемещается. Мы могли бы вносить коллекции музеев в Государственный музейный фонд, т.к. предметы, не имеющие данного статуса, могут исчезнуть бесследно. А ведь в каждом регионе – есть свои «жемчужины».

- А как ситуация с нашими музеями спорта выглядит на фоне других стран?

- По-разному. Конечно, в СНГ аналогов нашему музею нет. Ни по уровню организации и работы, ни по уровню коллекции. За несколько лет нам удалось собрать крупнейшую коллекцию в Европе. В Европе есть несколько крупных спортивных музеев, основным считают Олимпийский музей в Лозанне. Но мало кто в курсе, что порядка 70% экспонатов там – это копии. Есть спортивные музеи в Польше, Бельгии, Германии. Мы с коллегами держим связь, у них почти те же проблемы: ввоз-вывоз, трудности оформления и классификации предметов. Кстати, международное законодательство также не дает четких рекомендаций.

Самые крупные спортивные коллекции находятся в США. Также активно развивается направление спортивного наследия в Китае.

Istyag2.jpg

В честь Стокгольмских игр 1912 года Российский Олимпийский комитет выпустил памятный знак. Сегодня он представляет огромную ценность для коллекционеров

- В чем специфика сохранения и использования объектов спортивно-исторического наследия?

- Основной особенностью является то, что они — и предметы давно минувших дней, и изготовленные практически «вчера». Среди материальных объектов спортивно-исторического наследия отдельного внимания заслуживают те, часть которая изменила свое первоначальное значение. Вновь в качестве примера приведу музейный предмет из фондов Государственного музея спорта - Приз имени ЦИК Союза ССР, врученный команде-победительнице Всесоюзного Зимнего Праздника Физкультуры в Москве 1928 г. При детальном изучении данный приз оказался ничем иным как той самой вазой работы московского отделения знаменитой фирмы Фаберже, о которой я уже упоминала.

К сожалению, сегодня не представляется возможным изучить целый пласт в истории золотосеребряного мастерства из-за тяжелых экономических условий конца 1910 – 1930-х годов, когда очень много вещей было переделано, переплавлено или продано за границу. Приз имени ЦИК Союза ССР - объект спортивно-исторического наследия - является отражением этих событий и ценным историческим источником.

- Как происходит формирование коллекции музея?

- Комплектование идет по нескольким направлениям – покупка и сбор, дарение. Мы работаем с ветеранами спорта и молодыми атлетами, большая часть реагирует на наши предложения. Но - предпочитают отдавать в музей экипировку, а не медали. Отдавать награды считается плохой приметой, но мы начали ломать этот стереотип.

Дореволюционной спортивной формы сегодня днем с огнем не найти. В советское время донашивали все так, что форма превращалась в труху. Даже сейчас заполучить, например, купальники синхронисток – нереально, они передают их «по наследству» членам команды. Это традиция. С оборудованием ситуация не легче. Александр Зубков передал нам свой боб, так потом мы долго убеждали спортивное начальство, что пребывание его в музее не менее важно и полезно, чем если бы на нем тренировались дети..

Отдельная тема – фотографии и документы. В мире спорта ценность и значение этих вещей долго вообще не осознавались. В процессе реструктуризации Олимпийского комитета, Минспорта, различных профильных ведомств архивы просто выбрасывались. Мы что-то успевали забирать, что-то собирали потом всеми правдами и неправдами. Но, похоже, сейчас уже приучили всех звонить нам и предупреждать о намерении избавиться от каких-то бумаг.

Мы много работали с потомками известных спортсменов: буквально копались в гаражах, на балконах, чердаках. Это была огромная никому не видная работа.

В качестве примера дарения хотелось бы привести коллекцию антикварного оружия, переданного музею Международным благотворительным фондом «За будущее фехтования» в 2017 году в фонды «Государственного музея спорта». Данная коллекция позволяет ярко проиллюстрировать историю фехтования с древних времён до начала ХХ века и является объектом спортивно-исторического наследия. Коллекция состоит в основном из оружия работы европейских мастеров. Предметный ряд представлен кинжалами, рапирами, шпагами, мечами и двумя ружьями.

Особый акцент хотелось бы сделать на дуэльной рапире испанского производства примерно 1670 года. Именно рапиры данного типа могли использовать мушкетёры Дюма в схватках с гвардейцами кардинала. Рапира выполнена из знаменитой толедской стали.

Фото: Олег Фочкин


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

Возврат к списку