Елена Перетягина: Историческое поселение укрепит оборону Томска | Хранители наследия

Елена Перетягина: Историческое поселение укрепит оборону Томска

12.10.2019
Елена Перетягина: Историческое поселение укрепит оборону Томска

Восстановление старинных домов выгоднее нового строительства, уверена руководитель областного Комитета по охране памятников

Елена Перетягина руководит Комитетом по охране объектов культурного наследия Томской области с момента его основания в 2016 году. А до этого с 1994 до 2007 года работала в областном Центре охраны памятников, затем в Департаменте по культуре и туризму Томской области в составе комитета по охране объектов культурного наследия

Льготная аренда, туристические маршруты, проект исторического поселения, Список-701 – все эти темы актуальны для региона, хотя возникли не сегодня и имеют шлейф более ранних решений и ситуаций. «Хранители Наследия» регулярно публикуют материалы по объектам культурного наследия Томской области, не говоря уж о резонансной теме исторического поселения. Об этом и был наш первый вопрос Елене Перетягиной.

***

– Елена Владиславовна, начнем с животрепещущего – утверждения границ, предмета охраны и градрегламентов исторического поселения «Город Томск». Срок исполнения президентского поручения по этому вопросу перенесен на январь 2020 года. Расскажите, почему.

– Да, о том у нас есть официальная информация. Это связано с необходимостью тщательной доработки проекта исторического поселения, уточнения всех спорных моментов и учета мнений всех участников процесса. Проект идет с 2016 года. Для России - беспрецедентный случай: схожая столь полная документация утверждена только по Севастополю.

Но и то в ней только границы и предмет охраны. Не утверждены требования к градостроительным регламентам. Томская ситуация усугублена отсутствием примеров. Задача в Томске - совместить исторический центр и административный центр – очень сложная и многогранная. По вопросу развития города проходит много дискуссий. В решении этой проблемы несколько участников: тут и решения власти, и задачи бизнеса, и задачи развития, включая образовательную и культурную функции, вопросы градостроительства – сохранение исторических крупных районов и градообразований, таких как Татарская слобода…

Необходимость отложить окончательное утверждение проекта возникла, потому что все стороны подходят к вопросу не формально, а рассматривая все аспекты тщательно.

В 2016 году был заключен муниципальный контракт. Перед людьми, которые, в общем-то, города в деталях не знали, была поставлена задача в короткие сроки оценить его районы и их ценность. Это сложно, но, тем не менее, работа была сделана. Однако муниципалитет обратился в суд, ссылаясь на неисполнение муниципального контракта. Суд постановил, что работа выполнена и должна быть оплачена.

Администрация Томска выступила инициатором разработки проектной документации для утверждения Министерством культуры РФ с целью скорейшего принятия решения об утверждении предмета охраны и границ, требований к градостроительным регламентам города Томска как исторического поселения Федерального значения.

В связи с затянувшейся историей по согласованию проекта и судебными тяжбами по исполнению муниципального контракта к решению вопроса подключилась областная администрация, выступив медиатором процесса.

Честно говоря, мы думали, что все пойдет быстрее: по Томску есть исследования с 1980-х годов, многое уже наработано, известно, действуют зоны охраны.

Обосновывающую и утверждаемую части проекта исторического поселения – вот что нужно было сделать. По утверждаемой части возникли вопросы. В частности, у Томского отделения ВООПИК.

– ВООПИК ведь знал о проекте, почему же нельзя было заранее урегулировать спорные вопросы?

– ВООПИК Томской области не только участвовал в обсуждениях, но и члены Томского ВООПИК в какой-то степени и разработчики проекта.

У ВООПИК возникли вопросы и замечания, прежде всего, к пообъектному перечню ценных градоформирующих объектов исторического поселения (ЦГФО). Но зачастую в приведенных ВООПИК материалах – возможно, это огрехи подачи информации, неточности в фотофиксации – трудно понять, какой объект имеется ввиду. Мы переговорили с руководителем областного отделения ВООПИК Марией Боковой и пришли к общему выводу: над списком надо еще подумать – что включать, что   нет. Предложили ВООПИК взять на себя его доработку. Сейчас в большей части вопросы сняты. И мы в большинстве случаев соглашаемся – да, нужно эти объекты оставлять в предмете охраны исторического поселения. Кардинальных разногласий с ВООПИК в этой части нет.

– А почему тогда они заявляют в прессе, что их мнение до конца не учтено?

– Видимо, в документах остались неточности. Но есть время исправить.

По границам исторического поселения вопросов на данный момент нет. Была история с многоконтурностью, авторы проекта предлагали на начальном этапе включить в границы исторического поселения районы Спичечной фабрики, территорию Соснового бора и лечебницы, комплекса Красных казарм. Но Минкультуры принимает только замкнутый контур исторического поселения.

Возникали вопросы по поводу присоединения некоторых территорий: скажем, если в районе нет даже ни одного объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, если на территории в основном многоэтажки советского периода – то почему район включается в границы исторического поселения? На это был ответ, что там сохраняется историческая планировка XVIII века…

Мы думали, обсуждали – и там, где эти границы не были достаточно обоснованы, откорректировали их. Но, повторюсь, с границами поселения уже определились. Теперь стоит вопрос о предмете охраны.

Мы организовали работу с экспертами, профессиональным сообществом. Экспертами выступили авторы проекта зон охраны г. Томска и эксперты из числа сотрудников Томского государственного архитектурно-строительного университета. Экcперты предложили разработчикам отразить в проекте исторические районы, чтобы выявить исторические особенности каждого района. Для каждого района предложили прописать значимые моменты, то, в чем его ценность – где-то это планировочная структура, тип застройки и проч.

И вот, когда рассмотрели отдельные районы подробнее, пришли к выводам, что не везде выявлены ценные градоформирующие объекты; а в некоторых районах они выявлены, но нет обоснования, почему их надо сохранять. Все это выяснилось, именно когда мы порекомендовали перейти к районированию. Но это рабочий нюанс, который решен, доработан. И все же это в незначительной мере, но повлияло на проект.

– Историческое поселение отменит прежние зоны охраны с их регламентами?

– Нет. Это два разных документа, не противоречащих друг другу. Один обеспечивает юридически границы исторического города, а второй – регулирование по отношению к конкретным объектам.

Вообще по закону, как известно, из двух норм действует наиболее жесткая. На практике все это тяжело реализуется. Решение данного вопроса есть – создание в регионе совещательного органа при принятии решения градостроительно го развития исторического поселения – город Томск. Но как бы то ни было, ничего в нарушение ФЗ-73 с 2013 года в центре Томска не строится. Что-то может происходить на отдельных участках в силу принятых решений до 2013 года, но комитетом принят ряд мер в рамках контрольно-надзорных полномочий.

В 2013 году возникло сразу несколько уголовных дел по фактам сносов объектов культурного наследия. На Комитет легла нагрузка по участию в различного рода проверках и судебных заседаниях. По улице Ленина, 143 – много сил положили на то, чтобы на месте незаконного сноса регионального памятника не допустить вольного строительства, а было воссоздание. И успехи есть: выиграли судоб отмене разрешения на строительство и ГПЗУ.

По Кооперативному переулку, 8а – нам не удалось выиграть суд, я не знаю почему. Но там застройщик до сих пор не понимает, что на месте снесенного здания по регламенту возможно только воссоздание в габаритах согласно утвержденным регламентам. На сегодняшний момент на территории проведены археологические работы и выявлены фундаменты поврежденного объекта, а также ценный культурный слой с археологическими находками. В этом процессе точка еще не поставлена.

Красные казармы – принято решение об отказе в возбуждении дела, так как при регистрации прав не был зафиксирован пообъектный состав памятника. Первое, что Комитет сделал, это в 2013 году – определил этот состав приказом. Комитетом так же приняты меры по внесению данных об объектах в единый государственный реестр объектов культурного наследия, утверждены предметы охраны памятника, границы объекта культурного наследия, установлены охранные доски на каждом объекте, входящем в комплекс, разработаны и утверждены зоны охраны памятника.

Комплекс удалось отстоять, но не без потерь.

– Историческое поселение поможет предотвратить подобные процессы? Укрепит оборону исторического города?

– Да, укрепит.

Сейчас все размыто: у исторического Томска нет границ. Все говорят – ну, существуют же границы административные. И происходит уравниловка центральных и периферийных районов, что неверно. С утверждением границ исторического поселения будет поставлен четким акцент. Основные принципы сохранности и экспертизы работают в удаленных районах, а в границах исторического поселения – будьте добры, соблюдайте регламенты.

Ответственность Комитета будет еще больше. Но в одиночку нам такие вопросы решать нельзя. Потребуется создание коллегиального органа по решению градостроительных задач в историческом поселении, а также должна быть усилена региональная нормативная база в части архитектурной деятельности в историческом поселении.

Но я должна сказать, что вся наша работа, многочисленные проверки, привели к изменению в сознании рядовых томичей, инвесторов, застройщиков. Теперь все понимают – снос памятника с рук не сойдет. Прежде чем что-то начинать, делают нам запросы о памятниках, о границах памятников и наличии зон охраны в соответствии с нормами действующего законодательства.

– Знаменитой томской программе сохранения деревянного зодчества, «Списку-701», уже почти 10 лет. Каковы ее итоги, насколько она успешна? Сколько домов удалось сохранить?

– В 2004 году создание этого списка было прорывом. Эта программа появилась благодаря волевому решению действовавшего на тот момент губернатора В.М. Кресса. Сейчас поменялось законодательство. Если дом-памятник – частная собственность, то деньги из бюджета на его реставрацию получить невозможно. Решения Городской думы не придают статуса домам, включенным в указанный перечень программы.

Механизм сохранения памятников - многоквартирных жилых домов, в том числе деревянных, есть. В рамках национального проекта около 50 домов вошли в федеральную программу, на которую выделено 6,4 млрд рублей. Таким образом, проведение работ фондом капремонта и программа расселения аварийного жилья позволят обеспечить сохранение домов, в том числе и из «Списка 701».

Также появился ряд постановлений мэра Томска по программе «Дом за рубль» – с целью показать инвесторам выгоды аренды исторической недвижимости. У нас есть примерные расчеты по льготной аренде. Взять в аренду дом, потратить деньги на проектную документацию, сделать реставрацию и использовать объект в течение 49 лет – это порядка 10 млн. Они окупаются за 8 лет по подсчетам инвесторов, уже работающих на объектах, переданных Администрацией города Томска в аренду на 9 лет.

При этом возникают разнообразные интересные нюансы. Исследование таких домов, выявление их особенностей – это тоже приносит выгоду. Приведу в качестве примера дом на улице Свердлова, 4. Одноэтажный кирпичный дом, довольно большой по площади. Инвесторы купили право аренды дома. Взяв усадьбу, историческими изысканиями выявили наличие еще двух построек на усадьбе, которые можно восстановить. Теперь есть возможность воссоздать целую усадьбу, кстати, фундаменты сохранились.

В работе по льготной аренде у нас - 27 объектов. Из них - пять памятников, 22 объекта относятся к фоновой среде. Еще 42 дома планируются к передаче.

перетягина 6.jpg

Фото: Дом на ул. Пушкина, 5 - первый восстановленный по программе «Дом за рубль». Автор фото - Игорь Фаткулин

– То есть все же выгоды в реставрации перевешивают? Восстановление исторической недвижимости выходит дешевле, чем новое строительство?

– Да, для Томска – это однозначно. У нас плотная среда. И когда возникает история со строительством, то выясняется, что построить заново ничего нельзя: есть требования к участкам, к линиям разрыва. То есть внедриться с новым домом в центр города невозможно. А вот в случае реставрации, восстановления, воссоздания – это получается, многие вопросы снимаются.

– Мы много говорим и пишем про Томск. Но ведь вы в ответе за большую Томскую область с интереснейшим наследием. Какие сейчас наиболее интересные сюжеты?

– Я бы выделила село Нарым в Парабельском районе, место ссылки И.В. Сталина, бывший острог. Но село связано не только с историей политических ссылок, но и со строительством Обь-Енисейского канала. Нарым был основан приблизительно в то же время, что и Томск. Сохранилась целая улица аутентичных исторических домов, которые, увы, в плачевном состоянии. Есть музей политической ссылки и дом, где жил Сталин. Сохранилось здание полицейской управы. Путь в Нарым – это целое приключение: туда можно только доплыть по Оби на маломерных судах, это 2,5 часа. Когда-то Нарым был в списке исторических городов. И сегодня мы поставили вопрос о возрождении села через туристический маршрут. Все перечисленные дома – объекты культурного наследия и требуют сохранения. Есть понимание необходимости такой работы у главы Парабельского района. Мы планируем начать с привлечения волонтеров культуры.

Важное направление для нас – Асиновский район, где в селе Ново-Кусково расположена усадьба и больница знаменитого врача Лампсакова, лечившего в годы Гражданской войны, в сложных условиях военного времени. В одном из корпусов больницы сейчас работает музей гражданской войны. Многие здания приспособлены под гостевые дома, гостиницу.

перетягина 4.jpg

перетягина 5.jpg

Фото: Село Нарым Томской обл.

перетягина 3.jpg

Фото: Усадьба Лампсакова, село Ново-Кусково Томской обл. 

– Не можем не спросить про ситуацию с деревянной Петропавловской церковью, которая находится в Томском районе, в Нагорном Иштане, и как сообщалось, сползает в овраг

– Мы провели переговоры с МЧС и департаментом природных ресурсов, специализированной организацией в области геомониторинга. Риска оползней в этом году нет. Как поведет себя мыс дальше – сейчас изучением данной темы займутся специалисты в области геомониторинга. Думаю, что вопрос с переносом церкви все же придется решать. У нас есть небольшой запас времени, по словам специалистов, на решение этой задачи. Тут так же важна позиция Томской Митрополии, Московской Патриархии, Министерства культуры РФ и Росимущества.

Там имеются антропогенные воздействия, сейчас растет дачный поселок (кстати, жители хотят возродить приход) – идут стройки и бурение скважин.

Мы неоднократно посылали заявки на федеральное финансирование реставрации этого храма. Сейчас мы просим 2,6 млн на проект.

Кстати, на территории храма работали волонтеры ВООПИК: привели в порядок территорию, восстановили ограду.

В 2008 году студенты кафедры реставрации нашего Томского государственного архитектурно-строительного университета собирали подробную информацию по Петропавловской церкви. Основа для исследований готова.

– Вы неоднократно упоминаете ТГАСУ. Это областная «кузница кадров» реставраторов?

– Можно сказать, что да… Кафедра реставрации работает с 1998 года. Меня туда также пригласили преподавать. Мы разработали программу «Основы охраны объектов культурного наследия». Раздел входит в диплом выпускников по специальности «Реставрация». Мы выпускаем по 17-20 человек бакалавров, которые потом идут в магистратуру. Это фактически готовые проектировщики.

И получилась, кстати, с нашим курсом «охраны» интересная вещь. Мы увидели, что, скажем, архитекторам в ТГАСУ говорят про все, но у студентов наступает момент, когда они накапливают много информации, но сложно собрать всю информацию в систему своего будущего диплома. И мы решили эту ситуацию - через дисциплину «Основы охраны памятников». Она читается год. И в финале должен получится проект по объекту культурного наследия: анализ его ценности, проблемы состояния и существования, пути решения.

Вот эти предложения и становятся дипломом. Работы имеют практическую значимость. Мы нередко включаем объекты по этой информации в реестр, делаем графическую реконструкцию. Вот, кстати, сейчас в Нарыме зреет проект воссоздания храма. Его местоположение известно. Студенты собирают данные, готовят документацию.

Вообще кафедра ТГАСУ становится колоссальным хранилищем проектов, часть которых мы издали.

– А вы же тоже окончили ТГАСУ? Этот вуз дал вам «путевку» в мир наследия?

– Да, я сейчас преподаю в родном вузе, который окончила в 1994 году. Мой диплом был посвящен сохранению исторического ландшафта города на примере Томска. Он был признан лучшей научной работой в 1994 году на конкурсе в МАрхИ. Работа с замечательными людьми, педагогами, конечно же, стала для меня отправной точкой.

У меня немного записей в трудовой книжке: поступила в Центр охраны памятников ведущим архитектором, переведена в Департамент по культуре Томской области, затем - назначение в Комитет охраны объектов культурного наследия Томской области. Сохранение объектов культурного наследия – ответственная и вместе с тем, интересная, как мне кажется, работа.

Фото: МК-Томск

Возврат к списку