Мелетово, прикрытое фиговыми листками ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Мелетово, прикрытое фиговыми листками

05.07.2020
Мелетово, прикрытое фиговыми листками

Постоянного героя наших публикаций – храм Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове Псковской области – мы оставили почти год назад на том тревожно-обнадеживающем моменте, когда «как будто» там начиналась-таки реставрация. Факт того, что за дело взялась не имевшая опыта работы с такими памятниками малоизвестная фирма «Анфилада», а ответственным за работы фигурировал человек с уголовным бэк-граундом – конечно, смущал.

Но это все же был какой-никакой прорыв после многолетних мытарств. После того, как авторитетные эксперты в один голос не один год говорили о том, что шедевр разрушается, и дела уже «за гранью». После того, как деньги на его спасение под общественным давлением то выделялись, то забирались назад. После того, как Петиция по Мелетову с призывом «Срочно проведите противоаварийные работы мирового шедевра XV века» собрала подписи более 65 тысяч человек, а визит членов Федерального научно-методического совета в 2016 году вынес диагноз и определил срок жизни памятника – 4-5-лет.

Итак, минул год. И вот – свежие фото с мест в социальных сетях со следующим текстом: «Фото из Мелетово. Кровлю сняли, а временной не сделали. Прикрыли какими-то фиговыми листками. Сейчас буря с ливнем будет, не залило бы фрески 15 века».

Мелетово.jpg

мелетово2.jpg

Реставрационные работы должны быть сданы в сентябре. Но уникальные фрески в них не входят. В тендерной документации была обозначена только архитектурная реставрация. Хотя и не специалисту понятно, что если на стене есть роспись, то невозможно реставрировать стену, минуя роспись. Это все равно как делать человеку укол, не протыкая кожу иглой.

И с самого начала работ стало ясно, что подобная однобокость госконтракта – это взрывчатка с часовым механизмом. Неразрешимое противоречие, которое погубит целостность памятника. И ответственность подрядчиков – будет стремиться к нулю, ибо у них статьи контракта, где, как говорится, все «черным по белому».

На свежие фото в Фейсбуке отреагировали местные СМИ, которые взяли развернутый комментарий у старшего научного сотрудника Псково-Изборского объединенного музея-заповедника Ирины Мельниковой. Музей является пользователем памятника.

Она сообщила следующее:  

«Пользователь сделал все, что необходимо . Мы уведомили заказчика на начальном этапе о том, что есть такая проблема, что живопись нельзя игнорировать, она является неотъемлемой частью памятника. На этот год мы повторно подали заявку по противоаварийному укреплению живописи в местах производства реставрационных работ в интерьерах. Но Министерство культуры РФ не согласовывает эту часть. Получается, что мы можем полностью лишиться реставрации уникального памятника XV века с фресками – он у нас единственный такой в Псковской области».

По словам Ирины Мельниковой, поначалу с руководством «Северо-Западной дирекции» Минкультуры РФ, выступившей в качестве заказчика работ, удалось устно договориться о постоянном авторском надзоре за реставрационными работами со стороны художников-реставраторов. Однако не так давно руководство сменилось, а значит, поменялись и принципы сотрудничества.

«Согласно условиям контракта, действуют очень жесткие сроки по выполнению работ, – рассказывает Ирина Мельникова. – Заказчик требует от подрядчика выполнить до сентября основной объем. Подрядчик не может зайти в интерьер, пока не будет решен вопрос с живописцами. А так как заказчик не может изыскать средств, необходимых для подрядчика, начинается давление на пользователя».

Выясняется, что сложности – и в части благоустройства, планировки территории, решения вопросов водоотведения. Прежде чем приступать к ним, необходимо провести археологические исследования, так как здесь находится охраняемый археологический слой. На это денег (порядка 200 тысяч рублей) тоже нет. За бесплатно работать никто не будет.

«Мы оказались в безвыходной ситуации, – комментирует Ирина Мельникова. – Государство выделило деньги на проект реставрации в полном объеме, но в результате мы опять получим частичные работы. И те деньги, которые были выделены на памятник, до него не дойдут, работы остановятся. Интерьерные работы тоже очень важны. Например, установка окон дает герметичность, соответственно, решает вопрос климата и сохранение памятника. А все потому, что существует пропасть между принципами составления проектов реставрации и экономическими, а также юридическими основами современной реставрации, не говоря уже о вопросах, связанных с ФЗ-44. В проекте всегда говорится о том, что в процессе реставрации могут быть выявлены моменты, которые будут требовать дополнительного уточнения проекта. Соответственно, могут потребоваться дополнительные средства. Но проект имеет окончательную сумму, и он не подразумевает мобильность в этом плане. Данная проблема возникает не у нас первых и не у нас последних. Изучить памятник в сжатые сроки и абсолютно досконально неразрушающими средствами нельзя. Даже если его полностью тепловизорами просканировать, все равно выпадет что-то неизвестное. Поэтому в методиках реставрации закладывается возможность, что что-либо может измениться».  

Да, все проблемы реставрации из-за ФЗ-44 давно и хорошо известны. Вот только неизвестно, как из них выходить без вреда для памятника. Пока не было таких прецедентов. Объект культурного наследия всегда остается крайним.

На главную