Достроить Архангельское-II ::: Константин Михайлов | Хранители наследия

Достроить Архангельское-II

20.02.2016
Достроить Архангельское-II

Как коллегия Минкультуры РФ утвердила проект на 4 с лишним миллиарда рублей, который не хотели называть проектом

Константин Михайлов

Во вторник, 16 февраля, я был удостоен чести поприсутствовать на заседании Коллегии Минкультуры РФ. Не скрою, я отправился туда, поскольку уж очень был интересен мне п. 4 официальной повестки, утвержденной министром Владимиром Мединским: «О проекте комплексной реставрации с приспособлением к современному использованию объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль усадьбы Архангельское».

Вспоминая, какой не легкий шок вызвала десять месяцев назад предыдущая концепция «развития» Архангельского  - с корпусами фаст-фуда, входной группой, замаскированной под курган, подземельем под театром Гонзаго, «воссозданием» Хлебного дома и «Гостинично-спортивно-развлекательным комплексом» в Горятинском холме, невозможно теперь следить за «приспособлением» Архангельского без пристрастия.

С тех пор, впрочем, в Архангельском сменилось руководство, и можно было надеяться, что дружеская экспертная оценка предыдущего детища преобразователей заставит внести в новую концепцию коррективы.

До поры до времени можно было, конечно.

Представлять новую концепцию вышел новый директор ФГБУК «Государственный музей-усадьба «Архангельское» Вадим Задорожный. Будучи милосерден к собравшимся, истомленным предыдущими вопросами повестки, он был весьма лаконичен. Начав с того, что в 2019 году «Архангельскому исполняется 100 лет» (не все присутствующие сразу поняли, что речь о музее, а не о самой усадьбе), директор подчеркнул, что с приближением юбилейной даты возникают «масса проблем», связанных с реставрацией». 60 процентов экспонатов музея, по словам Задорожного, в запасниках, а для их хранения «не хватает площадей».

Заместитель директора музея-усадьбы Игорь Бондарь дополнил коллегу: на проектные работы запланировано направить 634 млн 150 тыс. рублей, а на саму реставрацию – 3 млрд 608 млн 455 тыс. рублей. Итого 4 млрд 242 млн 605 тыс. рублей.

В 2016-2017 гг. должна быть проведена оценка количества утраченных зданий и сооружений и возможности их воссоздания, а также намечены некие «комплексные рекреационные зоны». На 2017-2018 гг. планируется проведение ремонтно-реставрационных работ, а на 2019-й – «ввод объектов в эксплуатацию».

Собственно о реставрации пока что не было сказано ничего, и вся надежда оставалась на «эксперта в области сохранения объектов культурного наследия» Ольгу Новикову. Но она «от имени экспертов» просто попросила Минкультуры поддержать предложения музея.

На этом представление концепции закончилось. Честно говоря, я ожидал, что кто-нибудь из членов коллегии федерального министерства все же поинтересуется: в чем, собственно, она состоит, на что в музее собираются потратить свыше 4 млрд рублей.

Поскольку никто не спешил этого делать, мне ничего не оставалось, как заполнить паузу своим вопросом на эту тему. Тем более, что по экрану как раз проплывала строка «воссоздание утраченных построек». Заодно я поинтересовался, обсуждал ли этот проект Федеральный научно-методический совет Минкультуры – просто чтобы понять, от имени каких экспертов только что выступала г-жа Новикова.

В ответ Вадим Задорожный и Игорь Бондарь стали объяснять, что сумма расходов тщательно выверена. Хотя я вовсе не пытался заменить на заседании Счетную палату: меня интересовал как раз предмет расходов и оценка экспертами идеи «воссозданий» построек, многие из которых исчезли еще в XVIII-XIX вв., т.е. перспектив дополнения знакомого нескольким поколениям сограждан облика усадьбы новыми сооружениями.

Ольга Новикова заверила, что все проектные предложения будут представлены экспертам и общественности, а пока что здесь рассматривается не проект, а предложения, перечни работ по объектам.

Заместитель министра культуры Владимир Аристархов, в свою очередь, поддержал проект, который не хотели на заседании называть проектом, хотя так его называла официальная повестка. И отметил, что сейчас “нам важно получить поддержку наверху” (концепцию предполагается вынести на рассмотрение Попечительского совета музея, который возглавляет вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Козак – Ред.), чтобы государство согласилось с необходимостью выделения средств на комплексную реставрацию Архангельского. Получив поддержку, министерство будет проводить дальнейшие обсуждения проектов с экспертамии и общественностью, пообещал замминистра.

После чего коллегия Минкультуры, не вдаваясь в детали, проголосовала «за». В проекте решения, розданном заранее, музею предписывалось «подать в установленном порядке» заявки на финансирование работ, а также подготовить проект обращения в Правительство о включении «мероприятий комплексной реставрации с приспособлением» Архангельского «в Федеральную инвестиционную программу и выделении дополнительных средств федерального бюджета на данные цели».

Нет никаких оснований сомневаться в том, что данное решение будет выполнено.

А вот в правильности последовательности обсуждений есть все основания сомневаться. Поскольку если «перечни работ» будут утверждены вице-премьером Дмитрием Козаком и попадут в Федеральную инвестиционную программу, то все соображения экспертов и общественников будут потом встречаться словами «А где ж вы раньше были?»

Мне удалось ознакомиться с презентационным альбомом, розданным перед «обсуждением» членам коллегии Минкультуры. Из него, в частности, можно узнать о таких направлениях развития Архангельского, как «аренда площадей музея для корпоративных мероприятий и презентаций», или создание велодорожек.

Это, конечно, именно то, чего Архангельскому не хватает.

В «Плане реализации комплексной реставрации с приспособлением», к счастью, теперь (или – пока?) нет ни гостиниц, ни фаст-фудов, ни «входной группы». Зато тема «воссоздания» и даже «регенерации» (не предусмотренной законами на территории памятника) представлена чрезвычайно широко. Здесь и «восстановление оранжерей на месте оранжерей», и «воссоздание – регенерация на научно-реставрационной основе утраченных исторических элементов и сооружений усадьбы», и «восстановление необходимых для функционирования музея производственных и хозяйственных элементов усадьбы», и «воссоздание утраченных обслуживающих и хозяйственных усадебных построек по существующим чертежам, обмерам или методом компенсационного строительства»(!), и «воссоздание Хлебного дома». И даже «восстановление – документированное и по аналогам характерных сооружений и активное использование участков усадьбы: «Села Архангельское», церкви Михаила Архангела, «Житного двора», «Горятино».

91054.jpg

В альбом включен и «план-график финансирования», из которого можно заключить и сосчитать, что в 2016-2019 гг. музей планирует потратить на проектирование и осуществление ремонтно-реставрационных работ на подлинных объектах культурного наследия 1 млрд 504 млн 305 тыс. рублей (сюда включено и воссоздание колокольни церкви Михаила Архангела, общей стоимостью более 160 млн рублей). А на все остальные «воссоздания», «регенерации» и «восстановления» - сопоставимую сумму: 1 млрд 065 млн рублей.

Для сравнения: инвестиции, например, в реставрацию Дворца – 45 млн рублей. А «воссоздание – регенерация» утраченных построек усадьбы – 380 млн.

По сравнению с предыдущей концепцией, впрочем, явный прогресс: там планироваавшаяся на 2015-2019 гг. сумма бюджетных ассигнований на «строительство и воссоздание» (765 млн рублей) в целом превышала инвестиции в реставрацию подлинных усадебных зданий (689, 77 млн) и реставрацию и обеспечение сохранности музейных предметов (53, 7 млн), вместе взятые.

Но все же, я думаю, вице-премьеру Дмитрию Козаку и прочим высоким утверждающим инстанциям полезно знать, что как минимум четверть запрашиваемых на “реставрацию Архангельского” сумм будет потрачена на строительство в этой уникальной усадьбе новых сооружений под вывесками “воссоздания”, “регенерации” и даже “компенсационного строительства”.

На главную