«Слава Богу, добились. Но зачем вы все это делали год назад?»

24.03.2017
«Слава Богу, добились. Но зачем вы все это делали год назад?»

Русский музей в Петербурге не будет изуродован перестройкой

«Хранители Наследия»

20 марта 2017 года в Санкт-Петербурге под председательством вице-губернатора Игоря Албина прошло первое в 2017 году заседание Совета по сохранению культурного наследия при правительстве города.

Центральным пунктом повестки дня был вопрос о реконструкции здания Русского музея (Михайловского дворца) путем превращения его открытых внутренних дворов в интерьерные помещения. Год назад, в марте 2016-го, мы рассказывали о том, какое неприятие петербургских экспертов и градозащитников вызвала концепция, предложенная музеем. Грубое вторжение в памятник, монолитные перекрытия, искажение объемно-пространственных характеристик, переделка оконных проемов в дверные и т.п. Музей настаивал на этом вторжении, оправдывая его нуждами учреждения и удобствами для маломобильных групп населения.

Не вписывающийся в рамки закона проект реконструкции объекта культурного наследия федерального значения был отправлен на доработку, хотя проект перекрытия внутренних дворов был одобрен властями еще в 2002 году.

И вот, как сообщает официальный сайт Комитета по госконтролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга (КГИОП), участники заседания Совета «в третий раз рассмотрели концепцию приспособления для современного использования западного двора (№1) Михайловского дворца». Доработанную с учетом рекомендаций экспертов концепцию представил директор ООО «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов.

В феврале 2017 года архитектор Даянов, которому доработка проекта была поручена КГИОП, уже поделился со СМИ своим видением преобразования Михайловского дворца: «Нашей задачей было облегчить тот проект, который был представлен. Нас попросили сделать новую версию. Мы изменили систему впуска людей для удобства посетителей, убрали лишнее перекрытие - оставили только одно на историческом месте. Там исторически была переходная галерея до перестройки Михайловского дворца в музей, аналог есть в Мраморном дворце».

«Галерея существовала, причем она была теплая, она отапливалась, и камин стоял, на исторических планах она есть. Но поскольку мы не знаем, как она выглядела точно, мы делаем ее современной, как можно проще. Она была на уровне классических залов второго этажа, на этом же уровне будет перекрытие, но не целиком. Мы его делаем стеклянным, чтобы визуально это пространство работало», - пояснил Рафаэль Даянов. Причем опираться новая конструкция должна не на исторические стены.

Директор Государственного Русского музея Владимир Гусев, со своей стороны, заявил зимой 2017 года, что необходимо будет согласовать изменения в проекте с Всемирным банком, который выделяет часть средств на реконструкцию.

Что же было представлено Совету по культурному наследию 20 марта?

Реализация проекта планируется в два этапа: сначала проведение ремонтно-реставрационных работ во дворе № 1 («Сервизный двор»); затем ремонтно-реставрационные работы во дворе № 2 (в «Церковном дворе»).

Изменения проекта таковы: отказ от предлагаемого ранее пандуса для маломобильных групп населения; устройство подъемной платформы слева от парадного крыльца; над цокольным этажом во дворе предполагается перекрытие, которое «не несет угрозы зданию». Стены двора, которые входят в предмет охраны, не штробятся.

Устройство стеклянного перекрытия над конференц-залом первого этажа и «стеклянного накопителя» вновь вызвало критику экспертов: «большинством голосов проектировщикам рекомендовано отказаться от этих решений».

В результате один из яростных критиков проекта реконструкции годичной давности, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Алексей Ковалев отметил, что от варианта, который был сделан «нецивилизованно, некультурно, непрофессионально» в итоге пришли к результату, который «должен быть образцом для приспособления объектов под современное использование».

Алексей Ковалев – «Хранителям Наследия»:

- Да, этот вариант проекта можно поддержать, он не наносит ущерба памятнику, не изменяет его восприятия, новое перекрытие делается вровень с полом цокольного этажа. И я на заседании так и сказал заказчикам проекта: «Слава Богу, мы этого добились! Но зачем вы все это делали год назад? Зачем предлагали наносящий вред памятнику проект, зачем тратили на него время и государственные деньги?»

Вице-губернатор Игорь Албин заявил на заседании: «В формате Совета, в диалоге с градозащитниками и профессиональным сообществом можно найти оптимальное решение по любому вопросу». При этом он высказался против «странной логики»: если что-то удалось сохранить – это исключительно заслуга градозащитников, если, к примеру, утрачиваются памятники деревянной архитектуры или исторические здания – в этом виноват Смольный. Такая логика не должна сопровождать работу Совета, сказал Игорь Албин. И «призвал к развитию полноценного диалога, совместным поискам компромиссов между задачами развития и задачами сохранения культурного наследия города».

Поздравляя петербургских коллег с очередной победой, нельзя не заметить: даже имея такой сильнодействующий инструмент, как городской Совет по культурному наследию, они вынуждены тратить месяцы и годы на элементарное приведение проектов в соответствие с известными всем, в том числе заказчикам и проектировщикам, требованиями закона. А те, кто разрабатывает за бюджетный счет нарушающие закон проекты, которые потом приходится многократно переделывать, не несут ни малейшей ответственности. Ну хоть бы выговор с занесением…  

Фото: КГИОП Санкт-Петербурга

На главную