300 часов необязательного возмездия ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

300 часов необязательного возмездия

16.08.2019
300 часов необязательного возмездия

Шахтинский городской суд в Ростовской области вынес приговор по уголовному делу по ч. 1 ст. 243 УК РФ (уничтожение объекта культурного наследия) в отношении Р.Р. Бунятова – собственника памятника архитектуры в городе Шахты, который самовольно снес его в 2018 году.

О возбуждении этого уголовного дела «Хранители Наследия» рассказывали в марте 2019 года. 

Отметим как редкость, что дело по 243-й статье УК дошло до суда, а в суде – до обвинительного приговора. Собственник Бунятов признан виновным в совершении преступления. 

«Судом установлено, что подсудимый, являясь собственником объекта культурного наследия регионального значения – «Жилого дома лавочника», который включен в реестр архитектурных объектов, имеющих историческую и культурную ценность, уничтожил его.

shakhty.jpg

В результате преступных действий Бунятова Р.Р. Российской Федерации в лице Комитета по охране объектов культурного наследия Ростовской области причинен материальный ущерб в размере более 6 млн рублей. Указанная сумма потребуются для воссоздания «Жилого дома лавочника».

В судебном заседании подсудимый вину в совершенном преступлении признал полностью, в содеянном раскаялся, ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком 300 часов. Приговор в законную силу не вступил», – сообщила 15 августа 2019 года прокуратура Ростовской области. 

Заработает ли г-н Бунятов шесть миллионов за 300 часов? 20000 рублей в час получается, чтобы возместить ущерб.

Отметим два момента. 

Во-первых, ущерб исчисляется от стоимости работ по восстановлению дома. Следовательно, моральный и культурный ущерб всем грядущим поколениям народов Российской Федерации от похищенного у них навеки подлинного памятника архитектуры – не подсчитывается и вообще во внимание не принимается

Во-вторых, мерой наказания вандалу государство демонстрирует свое отношение к важности сохранения культурного наследия. 

Согласно современной юридической литературе, «обязательные работы – основной вид наказания, который назначается трудоспособным лицам и заключается в бесплатном выполнении в свободное от основной работы или учебы время общественно полезных, необходимых в районе жительства осужденного, физических работ, предоставляемых органами местного самоуправления, и исполняемых уголовно-исполнительными инспекциями в течение определенного судом времени». 

Как подчеркивают юристы, введение обязательных работ в круг уголовных наказаний – признак «гуманизации назначения и исполнения наказаний в отношении лиц, не представляющих большой общественной опасности, чье исправление возможно без изоляции от общества».

В соответствии с ч. 1 ст. 45 УК РФ, обязательные работы назначаются главным образом за преступления небольшой или средней тяжести.

Вот если бы г-н Бунятов, к примеру, организовал в городе Шахты несанкционированный митинг – возмездие государства могло быть куда более суровым. 

Что же касается обязательности обязательных работ – согласно закону, в случае злостного уклонения от их отбывания они заменяются лишением свободы или принудительными работами.

Однако в юридической литературе сочувственно трактуются проблемы осужденных к обязательным работам: «В общей сложности, осужденный к обязательным работам будет находиться вне дома, то есть на работе и в дороге, около шестнадцати часов»; «Если такой осужденный занимался еще общественной (политической) деятельностью, то на время отбывания обязательных работ ему придется ее прекратить. Отрицательно скажутся обязательные работы и на осужденных, которые учатся, у них не останется время на самоподготовку». И т.п.

Более того, «при назначении обязательных работ существует и ряд других проблем. Например, может возникнуть вопрос об отсрочке привлечения осужденного к обязательным работам,  связанный как с обстоятельствами трудовых, бытовых, личных проблем осужденного, так и с невозможностью предоставить ему работу со стороны органов местного самоуправления… Также законодателем  не регламентируется ситуация, когда осужденный к обязательным работам будет госпитализирован в больницу и длительное время находится на лечении».

И наконец, «существует проблема нежелания осужденными отбывать обязательные работы. В таком случае они либо сразу пишут ходатайство о замене им наказания на лишение свободы, либо просто уклоняются от отбывания наказания. Это связано в большинстве случаев с ведением антисоциального образа жизни и, как следствие, нежеланием трудиться, а также часто с тем, что осужденного не устраивает вид выполняемых работ.

Так, осужденного Х. по ч.1 ст. 158 приговорили к 300 часам обязательных работ. Х явился в организацию, «но после беседы с мастером от отбывания наказания отказался ввиду того, что его не устроил вид выполняемых работ». Также одной из серьезных причин уклонения от наказания является наличие у осужденного работы, и существует риск ее потерять, отпрашиваясь на обязательные работы».

Собственник снесенного объекта культурного наследия в городе Шахты вряд ли ведет антисоциальный образ жизни, но всеми другими жизненными обстоятельствами вполне моет воспользоваться.

P.S. Судебные хроники последней недели. 

В Брянске, вместо уголовного преследования, суд приговорил собственницу снесенного памятника архитектуры – дома Баженова –  к его восстановлению. Решение оспаривается...

В Калининграде прекращено уголовное дело против двух предпринимателей, возбужденное в 2018 году по ч. 2 243 статьи УК РФ – по обвинению в уничтожении объекта археологического наследия при строительстве административно-делового центра. Суд приговорил их к штрафу.  

Досье. Обязательные работы как новый вид уголовного наказания введены в действие Федеральным законом РФ от 28 декабря 2004 г. № 177-ФЗ «О введении в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ» с 10 января 2005 г. С тех пор фиксируется стабильный рост применения этого вида наказания. В 2012–2016 гг. его удельный вес среди прочих уголовных наказаний возрос в России с 10,19 до 18,93 процента.

Виды наказания, аналогичные обязательным работам, применяются на протяжении длительного времени во многих зарубежных государствах. Существовали они и в дореволюционной России, позаимствовавшей институт обязательных (общественных) работ из германского и французского законодательства. Институт принудительных работ был известен в XIX в. законодательству Швейцарии, Франции и Италии. 

Обязательные работы как вид уголовного наказания предусмотрены в современном уголовном законодательстве Англии, Франции, Норвегии, США, Голландии, Дании, Испании, а также Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Молдавии, Украины.

Заглавная иллюстрация: «Арестанты при полиции, метущие улицу». Русская литография начала XIX века. Московская «золотая молодежь» с модного Кузнецкого Моста его же и прибирает.

На главную