Горят, сносятся, падают ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Горят, сносятся, падают

26.06.2019
Горят, сносятся, падают

Июньские потери российского культурного наследия

«Хранители Наследия»

Июньская сводка потерь архитектурных и исторических памятников России не блещет новизной: пожар, снос, обрушение… Лучше бы вообще не было таких новостей. 

Кимры: модерн в огне

23 июня пожар уничтожил один из образцов кимрского деревянного модерна – дом на улице Парфенова, 9. Он не значился в официальных списках памятников, но имел явную архитектурную ценность. По соседству на другом деревянном доме работает кимрский «Том Сойер Фест», и десятки волонтеров и гостей фестиваля стали свидетелями бедствия. Искры летели через забор, но к счастью, пожар его не перешагнул. 

«Тверские своды» цитируют координатора «Том Сойер Феста» в Кимрах Алексея Молчанова:

«Всем сразу стало ясно, что дом подожгли (см. заглавное фото – Ред.), облив его горючей жидкостью, все вспыхнуло в течение пары минут и вот уже знаменитая башенка в огне. Конечно, дом был долгое время заброшен и его растаскивали на дрова, но всё же в нём ещё угадывался силуэт минувшей прекрасной эпохи в истории Кимр, и точка невозврата, в восстановлении дома в первозданном виде, была еще не пройдена.

Пожарные приехали быстро, но уже тушили только груду головешек. С кимрским модерном все было кончено в течение часа. Так Кимры потеряли ещё одного яркого представителя своей самобытной архитектуры.

kim1.jpg

Всё, что теперь от него осталось в памяти, так это небольшой листик формата А4 с обмерами и планом, сделанный на скорую руку буквально недавно.

Печально и очень больно смотреть на то, какими катастрофическими темпами уходит в небытие наша история, да ещё и на фоне дома, который волонтёры пытаются хоть как-то сохранить.

Хочется задать вопрос тем, кто массово жгут наши дома - «Друзья, что мы оставим после себя нашим детям, груду обугленных головешек и выжженную дотла землю?»» 

«Такой пожар рядом с домом, который делают добровольцы, люди, на деле, а не на словах любящие и знающие свой город, – резюмируют «Тверские своды», – показывает паралич и полную непригодность кимрской власти к сохранению своего уникального исторического города. Выглядит пожар странно (поостережемся сразу подозревать поджог, оставим до официального заключения), но с учетом случившегося за два дня до него пожара в Старице, уничтожившего древнейший деревянный дом города на Вагжанова, 8 - вдвойне странно».

starits.jpg

Старица: прощание со старейшим домом

Самый старинный деревянный дом города Старицы, XVIII века (ул. Вагжанова, 8) сгорел средь бела дня 20 июня 2019 года. И тоже – вряд ли случайно. 

Градозащитник и журналист Павел Иванов пишет в соцсети: «Месяц назад я готовил возражения от тверского ВООПИКа на экспертизу по не-включению этого дома в реестр. Ответ на наше возражение на эту экспертизу вы видите на этом фото. Заинтересованное в сносе этого здания лицо (как и заказчик экспертизы) - администрация Старицкого района. Вот и все, что нужно знать о том, как в Старице берегут и любят свое культурное наследие. Худшего района в нашей области по части охраны старины сейчас нет…

Теперь в Старице ждем освоения федеральных денег на «благоустройство» исторической части, городища или чего там они хотят благоустроить. Уже неинтересно. Это будут делать люди, ненавидящие подлинную историю своего города. И результат будет соответствующий».

По свидетельству «Тверских сводов», «небольшой деревянный дом с белокаменной пристройкой (лавкой?) – редчайший в Старице образец строения, возведенного в первый период реализации регулярного плана 1777 года. Дом построен в первой половине XIX-го, возможно, в последние десятилетия XVIII века. Дом является выявленным объектом культурного наследия. В ноябре 2018 года расселен и заброшен. В конце 1880-х годов дом принадлежал мещанину Михаилу Петровичу Поварову и значился самым богатым деревянным домом в квартале».

kenig.jpg

Калининград: убийство исторических казарм

22 июня в соцсетях Калининграда появились фотографии сноса краснокирпичных казарм конца XIX века на проспекте Калинина, 111–117. В них в начале ХХ века размещались артиллеристы кенигсбергского гарнизона. Возмущенные горожане требовали  остановить уничтожение исторического комплекса.

24 июня в дело вмешался губернатор Калининградской области Антон Алиханов и поручил снос приостановить.  В правительстве региона сообщили об отзыве разрешения на демонтаж казарм, выданного ранее калининградской мэрией. 

Общественный активист Ярослав Воловик убеждал журналистов: «У этого здания очень индивидуальная архитектура. Оно ценно для нашего города, особенно фасад и башенка. Будем надеяться на лучшее».

После разбирательства, учиненного по поручению губернатора, зампред областного правительства Наталья Сибирева заявила, что при сносе казарм были допущены нарушения федерального и регионального законодательства.  А именно: застройщик не согласовал с региональным органом госохраны памятников раздел об обеспечении сохранности объекта культурного наследия регионального значения «Равелин «Фридланд» и проект благоустройства территории. Кроме того, казармы, не обладающие статусом объекта культурного наследия, 22 июня были включены региональной Службой госохраны памятников в перечень «обладающих признаками объекта культурного наследия». Заявление о постановке на госохрану подали общественники Калининграда. Пока определяется историко-культурная ценность казарм (закон отводит на эту процедуру 90 дней), сносить их было нельзя. 

Однако же к вечеру 24 июня остались от исторического комплекса, что называется, рожки да ножки. Как сообщают калининградские СМИ, собственником земельного участка и зданий – и организатором их сноса – является компания  «Специализированный застройщик «Спецстрой». 

Казармы, в которых в советское время были торговые помещения, в последние годы обветшали, лишились части кровли, пережили несколько пожаров (самый крупный в 2016 году), но сохраняли исторический вид и образовывали ансамбль с крепостными равелинами «Фридланд» и «Хаберберг». 

Учредитель ООО «Специализированный застройщик «Спецстрой» Александр Качанович рассказал изданию RUGRAD.EU, что официального уведомления об отзыве разрешения на снос или о нарушениях законодательства компания не получала. «Процедура предусматривает, что мы обязаны как собственники уведомить о демонтаже, и, соответственно, если здание не является памятником и находится в аварийном состоянии, то мы как собственники в полном праве его снести», – заявил представитель собственника.

По его словам, общественная реакция на снос является «несколько чрезмерной». При этом застройщик (на месте казарм он намерен возвести жилой дом с подземным паркингом и коммерческими помещениями в первом этаже) обещает сохранить память об исторической застройке: «Этот элемент городской среды не будет безвозвратно утрачен. Нами принято решение предусмотреть в новом проекте сохранение визуальной части казарменного комплекса. Может быть, мы воссоздадим одну из стен, и она будет являться частью фасада здания, возможно, также найдем применение для башенки».

Как уточняет калининградская пресса, территория задуманного строительства входит в зону охраны объектов культурного наследия и имеет ограничения: высота застройки не более 23 метров, здания и сооружения должны иметь черепичную скатную кровлю и т.п.

Вот только историю никто не вернет. 

astap1.jpg

Астапово: рухнула башня

Ранним утром 23 июня в поселке Лев Толстой Липецкой области рухнула водонапорная башня 1890-х гг., входившая в комплекс железнодорожной станции Астапово. На этой станции, как известно, в 1910 году умер Лев Толстой, и комплекс ее сооружений с 1992 года состоит под госохраной как памятник регионального значения. 

Правда, две башни комплекса не обозначены в его пообъектном составе в соответствующем постановлении главы администрации Липецкой области. В нем числятся вокзал, железнодорожное училище с церковью-школой, телеграф, амбулатория. Однако рухнувшая башня «помнила» события 1910 года на станции Астапово.

Как сообщили СМИ региона, никто не пострадал, но при обрушении башня задела вторую башню комплекса. 

astap2.jpg

Астаповские башни (рухнувшая – справа) до 23 июня 2019 года

Названа предварительна причина обрушения  – коррозия опор металлической конструкции резервуара: они подломились,  многотонный бак разрушил кирпичную кладку башни.

Идет разбор завалов. Специалисты обследуют вторую башню на станции, построенную после Великой Отечественной войны. Ее конструкция идентична рухнувшей башне, но размеры гораздо больше. Визуальный осмотр не выявил повреждений, но, как сообщается, «возможно, после более детального обследования, вторую башню придется разобрать по соображениям безопасности».

Обе башни уже давно не использовались – ни по прямому, ни по иному назначению. И были бесхозными объектами, хотя в путеводителях упоминались как достопримечательности областного масштаба. Около 15 лет назад их сняли с баланса РЖД, а новый собственник у башен не появился.

Фото: Юлия Власова, соцсети, «Тверские своды»

На главную