Пропал Литовский комитет

31.05.2019
Пропал Литовский комитет

«Все большее количество горожан полагает, что живет в родном городе на  оккупированной беспредельщиками территории», – так начинаются материалы пензенских СМИ об уничтожении очередного исторического памятника.

И хотелось бы поспорить, да как-то не находится аргументов.

С пензенской улицы Гоголя, 40 исчезло одноэтажное здание начала XX века, объект культурного наследия регионального значения, поставленный под госохрану еще в сентябре 1983 года. На месте дома - обломки, груды кирпича и аккуратно сложенные бетонные плиты. 

Дом, владельцем которого в 1910 году значился некто Сергей Моржин, имел весьма интересную историю: здесь в 1941–1942 гг. располагался Литовский комитет, временно исполнявший функции правительства Литовской ССР, эвакуированного в Пензу перед занятием Советской Прибалтики немецкими войсками. Он должен был содействовать обустройству около 2000 литовских граждан, эвакуированных в Пензенскую область во время Великой Отечественной войны. Комитет поддерживал связи с действовавшим в Литве подпольем, занимался подготовкой кадров для литовских воинских частей, помогал эвакуированным в трудоустройстве и поиске жилья. В состав комитета входили видные литовские политики Ф. Беляускас, А. Снечкус и др. В работе комитета принимали активное участие литовские деятели культуры. В доме на улице Гоголя выступали литераторы Саломея Нерис, Людас Гира, Антанас Венцлова, Костас Корсакас, Юстас Палецких. В январе 1942 года правительство Литовской ССР переехало в Москву, и пензенская глава истории Литовского комитета закончилась.

И вот эту историю пустили под бульдозер. Жители соседних домов рассказывают, что сносили ночью.

Председатель Комитета Пензенской области по охране памятников истории и культуры Сергей Муштаков-Лентовский заявил поначалу, 27 мая, изданию The Penza Post, что он разрешения на снос объекта не выдавал.

Однако спустя два дня пензенские власти опомнились и стали выдавать в СМИ оптимистическую версию: здание «будет воссоздано и сохранено». 

Далее – известная песня: «сносом, а тем более уничтожением объекта культурного наследия это назвать нельзя». Историко-культурная экспертиза констатировала 87-процентный износ здания и одобрила частичный демонтаж и «новое строительство» (!) объекта культурного наследия. Должны быть «воссозданы»: кирпичные стены, кирпичный цоколь; рустовка стен главного фасада; первоначальные габариты оконных проемов главного фасада; циркульное завершение углового фронтона южной части главного фасада. расстекловка оконных проёмов с лицевой поверхностью оконных рам; габариты наружных дверных проемов; фальцевая кровля здания.

Заказчиком этой экспертизы выступил Игорь Карев, он же владелец здания и земельного участка под ним, он же гендиректор ООО НПЦ «Цера» - организации, занимающейся проектированием реставрационных работ. 

В «воссозданном» здании должны появиться «офисные помещения» и «помещения для приема пищи».

Правда, Сергей Муштаков-Лентовский все же отмечает, что у собственника «отсутствовала часть разрешительной документации на производство работ, в связи с чем ими инициирована внеплановая проверка». Но тут же заверил, что «все надлежащие меры для сохранения данного памятника истории приняты».

Предмет охраны, утвержденный пензенским комитетом по охране памятников в мае 2017 года и отредактированный в феврале 2019-го, включает много полезного: местоположение и силуэт здания, архитектурное решение, композицию и декорацию фасадов, габариты оконных проемов и даже их расстекловку. Нет в нем только ни слова о подлинных конструкциях и стенах.

Так что, похоже, зря журналисты обращались в прокуратуру. Правда, демонтаж госэкспертиза одобряла только частичный…

В Едином госреестре объектов культурного наследия России дом Литовского комитета, между прочим, обозначен как памятник истории. Что же тут останется от истории – после «нового строительства», вероятно, из бетонных плит, которые облицуют кирпичом?

А нам ведь говорят теперь, что нужно ослаблять охранные ограничения – без этого, видите ли, ни один инвестор ни к одному памятнику не подойдет. Да вот же наглядный пример – что можно сделать с памятником еще без всяких послаблений по части охранного законодательства. 

А уж с послаблениями – какая же дольче вита у инвесторов начнется. И памятники охранять не надо будет – за отсутствием предмета охраны и разговора. 

Фото: Минкультуры РФ

На главную