Авраамиев монастырь: суд человеческий | Хранители наследия

Авраамиев монастырь: суд человеческий

01.03.2016
Авраамиев монастырь: суд человеческий

В Ростове Великом одно за другим идут судебные разбирательства по искам госоргана охраны наследия к монастырской общине

Евгения Твардовская

«Хранители Наследия» продолжают следить за тревожной ситуацией вокруг архитектурного ансамбля XVI-XIX вв. – Авраамиева монастыря в Ростове Великом. Обрушение в Богоявленском соборе привело к февральскому суду над горе-подрядчиком, который закончился для него символическим штрафом в 200 тысяч рублей.

Но мало этого – февраль оказался отмечен еще двумя судебными разбирательствами, на этот раз уже в отношении самой религиозной организации «Авраамиев Богоявленский женский монастырь».

Свалка на берегу озера Неро

24 февраля Ростовский районный суд рассматривал иск Департамента охраны объектов культурного наследия Ярославской области к монастырю. Суть вопроса – в том, что на берегу озера Неро, к югу от монастыря и на его территории, возникла огромная свалка строительного мусора, в виде внушительной дамбы. Участок проведения работ расположен в границах территории объекта археологического наследия федерального значения «Культурный слой города, XI – XVII вв. н.э.», прямо на территории охранной зоны памятника природы «Озеро Неро».

12644780_965425436875237_4602681372109043267_n[1].jpg

Работы шли без согласования с Департаментом охраны объектов культурного наследия, без всякого проекта и, соответственно, без государственной историко-культурной экспертизы и оценки воздействия работ на федеральные памятники.

По-русски говоря, в монастыре сделали сами то, что считали нужным.

Длина отсыпанной дамбы, как указано в постановлении Департамента охраны окружающей среды и природопользования Ярославской области от 15.10.2015 г., двести метров, ширина – пять-шесть метров, а в акте проверки Прокуратуры указана высота два метра. Насыпь прекрасно видна и со стороны озера, и со стороны монастыря. Состоит из битого кирпича, пластиковых отходов, битума, мусора. Кроме того, находится она аккурат на месте обзорной площадки, которая запланирована новым проектом зон охраны монастыря, проходящим сейчас утверждение.

Очевидно, что работы шли с помощью экскаваторов. Вручную такое «не накидаешь». А это еще один аргумент не в пользу бережного отношения к культурному слою.

«Нами было установлено, что куча – насыпная. Выемки грунта не производилось, то есть культурный слой не пострадал, - пояснил «Хранителям Наследия» Андрей Кириченко, консультант Отдела разрешительной документации Департамента охраны объектов культурного наследия Ярославской области. - Очевидно, что работала техника, но она могла подъезжать по асфальтированной дороге, которая там есть. Поэтому мы вменяли монастырю только работу без документов – ст. 7.13, часть 1 КоАП. Есть или нет ущерб культурному слою от насыпи – это не оценивалось».

(Сразу оговоримся, что никакой асфальтированной дорожки вдоль свалки быть не может, потому что свалка постоянно разрастается).

Представителей Департамента на заседании суда не было. Представителей районной Прокуратуры, которая инициировала проверку Департамента – тоже. Собственно, позиция органа госохраны памятников была изложена в ответе Ростовскому межрайонному Прокурору (есть в распоряжении редакции):

«В материалах проверки, направленных в департамент, зафиксировано, что работ, связанных с выемкой грунта при строительстве насыпи на территории, расположенной на берегу озера Неро к югу от монастыря, не осуществляется. В ходе осмотра данной территории угрозы причинения или причинения вреда объектам культурного наследия не установлено».

Суд ограничился письменным замечанием в адрес монастыря, сочтя все вышеописанное малозначительным. И суд можно понять: если госорган охраны считает, что даже угрозы памятникам не было - он обошелся минимумом санкций, формально удовлетворив формальные требования.

Итак, получается, что свалка на территории монастыря – вполне нормальное явление и безвредное. Видимо, устройство таких круч и впредь никак не будет караться. Выходит, что монастырь виноват не в том, что насыпал свалку-дамбу, а в том, что документы не оформил. Иначе трудно объяснить, почему госорган охраны памятников не тревожит мусорная дамба в монастыре.

«Матушка Миропия хотела устроить дамбу на берегу озера, якобы, чтобы защитить монастырскую территорию от разливов. Хотя за годы моей работы такого никогда не случалось, - объясняет Александр Калинин, инженер-строитель, работавший в монастыре. -Затем эта идея трансформировалась в идею возвести бетонный забор. Это уже вызвало возмущение и местных жителей, и экологических организаций. Даже просто рассуждая логически, понятно, что весь этот мусор будет размываться и уходить в озеро Неро. По сути, ущерб и опасность от этой насыпи – и для памятника архитектуры, и для культурного слоя, и для природы никто так и не оценил. По решению суда видно, что на территории федеральных памятников сейчас можно делать все, что угодно».

12745927_980941091990338_4549326795710467146_n[1].jpg

Ремонт Введенской церкви XVII века

На следующий день, 25 февраля, в Ростове состоялся следующий суд. На нем представитель Департамента госохраны наследия присутствовал, а статья была – 7.14 КоАП «Организация или проведение земляных, строительных или иных работ без разрешения государственного органа охраны объектов культурного наследия».

Предметом разбирательства на этот раз стало то, что монастырь вел работы на федеральном памятнике – Введенской церкви - без разрешения и проектно-сметной документации. В частности, были установлены пластиковые окна, заменен пол, сделана бетонная отмостка.

«При реставрации бетонная отмостка не приветствуется, рекомендуется песчано-гравийная. Также органы охраны не дают разрешение на установку пластиковых окон, деревянные лучше, они позволяют памятнику «дышать». Монастырь не смог представить какую-либо документацию на проведение работ на объекте культурного наследия», — рассказала корреспонденту ИА REGNUM главный специалист отдела разрешительной документации департамента охраны объектов культурного наследия Ярославской области Евгения Отрешко.

Следующее заседание назначено на 15 марта.

Рискнем предположить, что - судя по уже сложившейся практике -твряд ли с монастыря спросят по всей строгости: это миллион рублей.

«Матушка Миропия пообещала нам не вести больше никаких работ без согласования Департамента, - сказала «Хранителям Наследия» Евгения Отрешко. – Те нарушения, которые уже выявлены, матушка объясняет отсутствием средств. Разработка научного проекта, найм лицензированной компании – все это монастырю просто не по силам».

Возможные сюжеты будущих заседаний

Увы, мусорная насыпь – не первое вторжение в ценный культурный слой. Как сообщают местные активисты, в конце ноября 2015 года в 50-ти метрах от Введенского храма, также без документов, проекта и согласований в монастыре велись работы по устройству канализационного коллектора. При этом экскаватором копали котлован от 1.7 м до 2 м, есть фотофиксация. Причем в результате этих несанкционированных действий был не только нанесен ущерб памятнику археологии «Культурный слой города, XI – XVII вв. н.э.», но и был сильно поврежден газопровод. Аварию устраняли в течение двух суток.

Img00090.jpg

Img00087.jpg

Img00105.jpg

Ну, а чуть раньше уже непосредственно вокруг Введенского собора для устройства бетонной отмостки, за которую теперь судят монастырь, также экскаватором была выкопана траншея глубиной от 1 м до 1,5 м. Стоит ли уточнять, что все происходило также самочинно и без документов?

В самом Введенской церкви без проектной документации, согласования, без всякого научного и технического надзора ведутся инженерные работы по устройству отопления, водоснабжения и водоотведения, газоснабжения. Также идет ремонт-реставрация трапезной. Трудится бригада «гастарбайтеров», не имеющих лицензии на производство работ на памятниках истории и культуры.

«Два года в храме идет самовольный ремонт, который невозможно назвать реставрацией, - рассказывает Александр Калинин. - Скажем, вместо большемерного кирпича, который обычно применяется, использовался дырчатый бракованный кирпич. Первоначально устроили крышу над сгнившей стропильной системой, однако при сильном ветре её сдуло с здания. Незначительно укрепив стропильную систему, вновь возвели кровлю над храмом, однако такой кровли никогда ранее не было: следы от старой стропильной системы сохранились и видны. Кроме того, на храм поставили главу, которую привезли из Алексеевского монастыря в Угличе и которая, видимо, нигде больше не пригодилась».

Обо всех этих фактах проинформированы контролирующие органы. Но если и дальше нарушения не будут вызывать адекватной реакции – стоит ли после этого удивляться обрушениям, как в Богоявленском соборе? Что же должно случиться, чтобы в Авраамиев монастырь пришли, наконец, специалисты-реставраторы?

Фото: Александр Калинин

На главную