Минкультуры РФ требует ужесточить наказание по 243 статье Уголовного Кодекса ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Минкультуры РФ требует ужесточить наказание по 243 статье Уголовного Кодекса

29.05.2018
Минкультуры РФ требует ужесточить наказание по 243 статье Уголовного Кодекса

Минкультуры России обратится к депутатам Госдумы с просьбой об ужесточении наказания по 243 статье Уголовного Кодекса РФ, карающей за уничтожение или повреждение объектов культурного наследия. Об этом заявил на пресс-конференции 28 мая первый заместитель федерального министра культуры Владимир Аристархов.

Показательно, что на эту, безусловно, правильную инициативу Министерство культуры РФ сподвигнули отнюдь не многочисленные факты повсеместного уничтожения, разрушения, искажения объектов культурного наследия России в последние годы. Ни один из этих фактов, будь то сгоревшие храмы, разрушенные особняки или изуродованные городские дома, не вызвал подобных предложений федерального органа госохраны памятников. 

А вызвал их вандализм в Третьяковской галерее, где 25 мая посетитель музея, орудуя металлическим столбиком заграждения, нанес несколько ударов по знаменитой картине Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года».

«Случившееся чрезвычайное происшествие требует мер реагирования от государства. Мы считаем, что это не должно повлечь затруднения доступа граждан к музейным ценностям, но необходимо предотвращать такие случаи», — сказал Владимир Аристархов, добавив, что Минкультуры России будет настаивать на максимально суровом наказании для вандала. При этом Владимир Аристархов «напомнил, что согласно действующему законодательству (статья 243 УК РФ) уничтожение или повреждение объектов культурного наследия наказываются штрафом в размере до трех миллионов рублей, либо обязательными работами на срок до четырехсот часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок», - сообщает официальный сайт Минкультуры РФ.

«Возможно, это заставит задуматься, стоит ли идти на такие вещи. Конечно, три года несопоставимы с ценностью этой картины, этого шедевра мировой живописи, но тем не менее преступник должен быть максимально сурово наказан», — подчеркнул Владимир Аристархов.

Честно говоря, слова высокопоставленного федерального чиновника требуют комментария, поскольку в терминах действующего российского законодательства картина Ильи Репина, при всем уважении к ней как к исторической и художественной реликвии, никак не может считаться «объектом культурного наследия». В соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия», это «объекты недвижимого имущества», но никак не картины. Закон, правда, делает оговорку об «исторически связанных» с объектами культурного наследия произведениями живописи, декоративно-прикладного искусства и др., но в данном случае покушению вандала подверглось все же не здание Третьяковской галереи как памятник архитектуры, а конкретная картина.

Правда, 243 статья УК карает еще и за уничтожение «культурных ценностей». Законодательное определение этого понятия содержится в древних (1992 г., в ред. 2017 г.) «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» (ст. 3). Здесь сказано, что культурные ценности, помимо прочего – это «произведения культуры и искусства». Несмотря на необъятность границ этого понятия, картина Репина, безусловно – внутри их.

В чем с замминистра Владимиром Аристарховым можно согласиться безоговорочно, так это в том, что одна из причин вандализма – сокращение постов полицейской охраны в музеях в ходе пресловутой «оптимизации» в 2015 году. «Хранители Наследия» писали об этой проблеме в августе 2015-го. И уже тогда музейное сообщество, которое, разумеется, «оптимизаторы» и слушать не хотели, формулировало вполне реальный прогноз: 

«Кажущаяся экономическая выгода подобных решений может обернуться существенными утратами, сводящими на нет экономическую эффективность происходящих процессов».

По словам Владимира Аристархова, на сегодняшний день существует дефицит около 1000 штатных единиц Росгвардии, которые должны охранять федеральные музеи.

А что касается 243 статьи, то, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Если министерство, конечно, будет настаивать на своем предложении. 

Правда, одним ужесточением дела не уладишь – ведь отсутствие реального правоприменения 243 статьи давно уже стало притчей во языцех.

Фото: Минкультуры РФ

На главную