«От потомков музея» ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

«От потомков музея»

05.02.2019
«От потомков музея»

В Севастополе произошла совершенно дикая история. Неизвестный и, видимо, небедный доброхот – или злоумышленник, как хотите – соорудил новое надгробие на могиле капитана 2 ранга артиллериста Николая Костомарова, героя Севастопольской обороны в Крымскую войну. Он похоронен на Братском кладбище на Северной стороне.

Вероятно, «вандал-созидатель», как называет его городская пресса, не был удовлетворен непрезентабельным видом потрескавшегося исторического надгробия. 

Подлинная мраморная могильная плита исчезла в неизвестном направлении.  

Вместо нее – «новодел» из черного гранита с золочеными буквами. И непереводимым синтаксисом. 

Что ж, все в очень современном духе. Сделал «красиво», сделал «богато». 

О подлинности, об исторической реликвии, о недопустимости тревожить сделанное руками предков – скорее всего, и мысли не было. 

Подмену обнаружил блогер Юрий Югансон. Возмутился: «Не порадовал меня этот новодел на могиле кап два. Во-первых, выполнен в стиле „евроремонта” 90-х, а во-вторых, не люблю пиара в мраморе: что это за „потомки музея”?!».

Надпись на старом надгробии гласила:

«Капитанъ 2го ранга Николай Ивановичъ Костомаровъ

Род. 22 ноября 1826 сконч. 9 апрѣля 1909 г.

Командовалъ батареей своего имени

впереди 4го бастиона».

sev3.jpg

sev2.jpg

Новая надпись немного длиннее: 

«Капитанъ IIго ранга Николай Иванович Костомаровъ 22.11.1826–9.04.1909 командовал батареей своего имени впереди 4го бастиона в память от благодарных потомков музея ЧФ».

Именно так – от потомков музея.

Севастопольский Музей Черноморского флота открещивается, конечно, и от «потомков», и от «новодела».

«Я слышал эту историю с надгробием, мне приходило даже предписание. Но это сделал не музей Черноморского флота, мы к этому отношения не имеем», – говорит заведующий Музеем ЧФ Владимир Клюев

«Севнаследие» – городское Управление по охране памятников – еще весной 2018 года известило музей, что могила капитана Костомарова – охраняемый объект, и любые работы здесь возможны только с разрешения госоргана. 

«Раньше музей ухаживал за ней, поддерживал порядок, укреплял бетонное основание. Но по сегодняшним правилам мы там даже траву не имеем права выщипать. Поэтому остаётся только цветы возлагать», – заметил директор.

Но лучшее доказательство непричастности – экономическое. «Я показывал фотографии надгробия специалистам по этим работам, они сказали, что это стоит 150–200 тысяч рублей, а мы сами с нашим бюджетом мешок цемента купить не можем», – говорит Владимир Клюев. 

По его мнению, новое надгробие с упоминание Музея ЧФ в надписи установил «кто-то, кто не хочет, чтобы подумали на него, кто не хочет разборок в свой адрес. Может, чтоб подвести нас под разбирательство. Подставил просто музей. Сейчас идет следствие».

Как вспоминает директор, в 2018 году «кто-то заинтересовался этой могилой. Ещё на старом надгробии появился портрет молодого Костомарова и искусственные гвоздики».

Как выяснили севастопольские журналисты, в 2018 году «в музее побывал молодой мужчина, представившийся родственником Николая Костомарова. Он был возмущён состоянием могилы и высказал свои претензии работникам музея, которые, как могли, описали ему ситуацию. Им показалось, что он ушел успокоенный и без ощущения, что память о его героическом предке предана. Вскоре после этого на Братском кладбище появился черный новодел». 

«Бесспорно то, что этого варварского вмешательства с заявкой на уголовный кодекс не случилось бы, если бы не столь же варварское безразличие   ответственных ведомств. Увы, разрушающиеся памятники и надгробия на могилах героев, стройки на исторических объектах – ситуация обычная для города, который сам носит звание героя», подводит итог севастопольское издание ForPost, опубликовавшее эту историю.   

Фото: Юрий Югансон

На главную