Призрак реставрации призрака Кройц-аптеки ::: Хранители наследия | Хранители наследия

Призрак реставрации призрака Кройц-аптеки

26.08.2019
Призрак реставрации призрака Кройц-аптеки

Понятно, что, если 100 раз сказать «сахар» – слаще во рту не станет. Но вот в Калининграде, похоже, про это не знают. И повторяют из года в год, от пресс-конференции к пресс-конференции, убеждают во всех интервью: спасти Кройц-аптеку нельзя, невозможно, ну просто никак. Причем сначала речь шла о возможной реставрации – не побоимся этого слова – всего памятника, потом – о фасаде и арке, теперь общественное мнение подготавливают к тому, что и надписи на фасаде от аптеки не останется. Невозможно даже ее сохранить, потому что в природе такого еще не бывало… По мере нарастания риторики – здание разрушается, проект новостроя корректируется, поглощая руины, которых – и тех – день ото дня все меньше.  

Причем убеждают в случайности сносов и разрушений и невозможности реставрации и сохранения – не только новый владелец-инвестор Сергей Сухомлин, слышать от которого аргументы из серии «упало так упало – померла так померла» в общем-то, на худой конец, ожидаемо и логично, мы уже все привыкли… Но абсолютно в унисон и в той же тональности ему вторит Евгений Маслов, руководитель региональной Службы охраны объектов культурного наследия. Он же – автор призыва «не быть большими немцами, чем сами немцы» при реставрации памятников Калининградской области. 

На прошлой неделе предприниматель Сергей Сухомлин встретился с калининградскими журналистами и рассказал им, как продвигаются работы по приспособлению Кройц-аптеки к современному использованию. Вместо гостиницы будут офисы, стройка кипит с опережением графика. Но вот к реставрации и приступать еще не думали… По ходу пьесы стало ясно, что на ладан дышащий фасад станет – в лучшем случае – просто заплаткой на новоделе, в худшем – упадет. Инвестор от этого жутко переживает, но ничем помочь не может. Законы физики есть законы физики.

Иван Марков.jpg

Иван Марков2.jpg

Приводим состоявшиеся диалоги полностью, ибо сокращать и комментировать такое - только портить:

«– Работать в Калининграде с памятниками архитектуры никто не может, - заявил Сухомлин.

– Что, в итоге, от Кройц-аптеки останется? – поинтересовались журналисты.

– От памятника остается стена и арка, - ответил предприниматель. –Проблема в том, что очень тяжело сохранить стену, которая находится в достаточно ветхом состоянии, - сказал собственник Кройц-аптеки. – При возведении необходимо соблюсти все нормы безопасности, чтобы ничего не упало. Потом надо отреставрировать все элементы, которых там достаточно много. Все это прописано в охранном обязательстве.

– То есть, эта стена будет выполнять просто функцию декора? – спросили журналисты. - Да, она выполняет функцию декора. Она живет своей жизнью, у нее свой фундамент, своя просадка, она связана с основным зданием гибкой связью, - заключил Сухомлин».

Заодно выяснилось, что инвестор не собирается сохранять подлинную историческую надпись на фасаде Кройц-аптеки, хотя она входит в предмет охраны. А госорган охраны памятников с таким подходом вполне согласен.

Евгений Маслов выступил перед журналистами в роли адвоката инвестора:

«- В том техническом состоянии, в котором она находится, ее действительно невозможно восстановить, - заявил Маслов. – Но если мы будем заниматься таким видом работ, как реставрация фрески или мозаики, надо будет специалистов из какой-нибудь Суриковки вызывать. Это того не стоит.

- Но фактически мы одного предмета охраны лишаемся… - уточнили журналисты.

- Он будет восстановлен, - ответил Маслов.

- Но собственник говорит, что это будет сделано на металлической основе…

- Знаете, - начал Маслов, - там есть нижнее основание балкона, в котором использованы технологии, которые сейчас невозможно использовать. Там кирпичная основа, дальше обшивка деревянными досками, а дальше дранка, а по дранке – штукатурка. Сейчас запрещено по всем современным нормам использовать дранку. Вместо нее берут сетку.

- Но это же памятник все-таки.

- Да, памятник, но не памятник монументального искусства. Либо будем все вместе ждать, когда это окончательно рухнет и обвалится, и у нас не будет никакой возможности восстановить.

- Но что же тогда в первозданном виде останется? – изумились журналисты.

- Центральный фасад лицевой, арки внутри. Я думаю, процентов 15-20 останется. Плюс предметом охраны тут является объемно-пространственное решение, габариты. Они тоже останутся, хотя и будут восполнены в современных материалах. Высота, пропорции и большие декоративные детали, все это останется».

Как вам перспектива?

После такого спича сомнений не остается: да, немцами мы уж точно не будем. И хоть 100 раз назови новое строительство сохранением и реставрацией, памятником железобетон не станет...

Фото: Игорь Марков

 

На главную