Как они провели этим летом

31.08.2017
Как они провели этим летом

Девять французов, которые поработали на благо культурного наследия  Москвы

Французские волонтеры, трудившиеся в кампусах ВООПИК на Доме Палибина и в Донском монастыре, покинули наши края почти месяц назад, но - Москва их не отпускает. Они – возвращаются. На сей раз самостоятельно, не по линии REMPART, а, что называется – из любви к русской архитектуре. 

Уже знакомый нашим читателям Франсуа Николя, инженер из Парижа, снова недавно побывал в Москве. Почти две недели он трудился волонтером на Донском монастыре в июле, но … ему не хватило. Признается, что не наработался, не насмотрелся, не нагулялся по столице и – приехал обратно. На сей раз в законный отпуск. Но, побывав в Кремле, Царицыне и прочих туристических местах, все же решил еще пару дней помочь в Донском монастыре.

Ну а мы постарались выяснить у него и других гостей, что заставило их приехать в чужую страну реставрировать памятники. В результате нарисовалась палитра мнений и судеб. Среди девяти волонтеров были и студенты, и тюремные психологи, и искусствоведы. Возраст - от 20 до 50 лет. Их рассказы отличались в деталях, но совпадали в главном: в интересе к Москве и русской культуре.

«Я считаю, камень — символ России».
франсуа-николя.jpg
Франсуа Николя, инженер из Парижа

Франсуа взял отпуск, чтоб приехать в Москву - реставрировать стены Донского монастыря, о древней истории которого ему рассказывали друзья. В России впервые — давно мечтал здесь побывать. О том, как можно познавать мир через волонтерскую деятельность, узнал от своих сыновей. У Франсуа их трое — все неоднократно были добровольцами. Теперь и папа решил попробовать. Став участником проекта, Франсуа, как все, оплатил дорогу, проживание в монастыре, питание. Задача команды волонтеров - очистить квадратную — Михайловскую башню от краски, грязи, наслоений — до подлинной кирпичной кладки. 
«Мы начали снизу, впереди еще много работы — башня двенадцатиметровая — смеется Франсуа — но я мечтал о работе с древним камнем. Я считаю, что камень — символ России».

«Хочу узнать советскую историю России, посетить Музей космонавтики и забраться на Останкинскую башню».

готье2.jpg

Готье Леперс, студент из Парижа, изучает энергетику и термодинамику

22-летнего Готье Ловерса интересует процесс реставрации во всем мире. Он не первый год участвует в волонтерских работах. Трудился как во Франции, так и за ее пределами. 
«На первой стажировке мы восстанавливали большую средневековую стену из белого камня в Уэльсе. Следующая поездка была в Нью-Йорк, работали в Гринвуде. В 2016 года через REMPART мне удалось съездить в Китай. Восстанавливали древнюю стену, связанную с несколькими правящими династиями».
Поездка в Китай стала важнейшим событием в жизни Готье. За год до нее он даже начал изучать китайский. Восточная Азия его заворожила. Заинтересовался также и Россией. 
«Я много слышал и о Транссибирской магистрали, когда ехал в Китай любовался прекрасными пейзажами, таежными лесами, церквями, избами. И случайно однажды увидел работы дореволюционного царского фотографа Сергея Прокудина-Горского. В них запечатлена очень простая Россия, без роскоши. Среди фотографий были и снимки Донского монастыря. И когда я увидел предложение REMPART о работе в нем – я понял, это для меня. Находясь в Москве, я больше хочу узнать об истории страны – о советской эпохе, о космонавтах, посетить музей истории космоса. И конечно, любопытно как можно ближе увидеть знаменитую Останкинскую башню». 

"Это редкое удовольствие — трогать руками дерево двухсотлетней давности!"

франсуа-пьер.jpg

Франсуа-Пьер Мелон, студент Сорбонны, изучает историю и литературу

Франсуа 20 лет, он - сын реставратора. Решил провести каникулы с пользой. В Россию приехал впервые. Вдохновлен Достоевским, любит русскую культуру. Выбрал работу именно в Доме Палибина, потому что ему интересен быт обывателей той или иной страны. Дом из дерева — это вообще необычно, считает Франсуа-Пьер. Во Франции таких почти нет — в основном там каменные замки. 
«Это редкое удовольствие — трогать руками дерево двухсотлетней давности! Когда прикасаешься к нему, чувствуешь огромную ответственность, боишься его повредить. Мне нравится не столько быть туристом, сколько больше общаться с людьми. В России я хотел бы побывать еще в Санкт-Петербурге и Владивостоке — чтоб обнаружить, в чем разница между жителями такой большой страны. А вообще здорово было бы съездить на Кубу и в Австралию!»

«Узнать Россию еще ближе, понять, как живут обыватели, их культуру, устремления».

полин3.jpg

Полин Ривьер, реставратор древних манускриптов в библиотеке в Париже
«На этот раз мне хотелось обрести связь не только с книжными памятниками — а с монументами. Тем более побывать и даже пожить в Донском монастыре — это отдельная честь. Он очень известен во Франции. Я уже бывала в Санкт-Петербурге и Москве — в качестве туристов мы приезжали сюда с моими друзьями детства. В такой стажировке я участвую впервые. Когда раскрыла настоящую кладку XVI века, поняла, какое это грандиозное сооружение! А окружали меня абсолютное спокойствие и тишина — непередаваемые ощущения!»

«Мне просто хотелось побродить возле Кремля».

ибер.jpg

Полин Ибер, 23 года, студентка Парижской Академии искусств 

Параллельно с учебой Полин полгода работает во французской REMPART. Непосредственно общается с теми, кто готов стать волонтером. 
«В основном это студенты: будущие архитекторы, художники, историки. Или те, кто связаны с административной, коммуникативной деятельностью — они хотят попробовать как-то по-новому провести отпуск». Для архитекторов — это возможность «потрогать» памятник, для остальных — расширить кругозор, завести новые знакомства, что, может быть для многих, самое главное. «Вы понимаете, - говорит Полин, - я живу во Франции и учусь на художественном факультете. Посещение музеев для меня важная часть жизни. Я с великим удовольствием посещаю Лувр, музей Д’Орсе… Вечером после работы мы пойдем гулять по Москве. Мне просто хотелось бы побродить возле Кремля. И полюбоваться церквями, соборами. Правда, мне больше нравится работать с деревом — поэтому я выбрала Дом Палибина, а не Донской монастырь. Очень приятный, симпатичный домик, не такой традиционный, как монастырь».

«Тот, кто любит искусство — должен уметь его защищать».

кристоф ажес.jpg

Кристоф Пажес, студент из Тулузы

Кристоф изучает историю искусств. Считает, что, тот, кто любит искусство — должен уметь его защищать. Работает волонтером в REMPART уже не в первый раз. К примеру, прошлым летом участвовал в реставрации замка XIV века во Франции. Кристоф мечтал приехать в Россию, вдохновившись романом-путешествием Жюля Верна «Михаил Строгов». Там герой перемещается по всей стране — от Москвы до Иркутска. Кристоф - страстный поклонник русского искусства и архитектуры, ему нравятся творения Фаберже, он тщательно изучал историю страны — от династии Романовых — до падения коммунистического режима. 
«Важно не только трудиться интеллектуально, но и наощупь познавать историю, понимать, из чего и как строили до нас. А еще, участвуя в волонтерской программе, мы вкладываем в нее частицу себя», - говорит Кристоф Пажес.

«В Москве рядом с совершенно новым зданием может находиться очень древнее, и это поражает!»

нои бодар2.jpg

Нои Бодар, архитектор, дизайнер интерьеров из Парижа

Нои трудился в Донском монастыре. Восхищен внешним и внутренним устройством православных храмов. Говорит, с помощью участия в волонтерских проектах увеличивает свой багаж знаний в архитектуре. Поражен, что в России можно одновременно видеть разные архитектурные слои. «Здорово, что еще я и на работе сам себе хозяин — поэтому могу позволить себе такой отдых... К тому же у меня в Москве любимая девушка — все очень удачно совпадает!!!»

«Волонтерство для меня – это удовольствие».

клер бархба2.jpg

Клер Бархба, преподаватель французского языка, психолог из города Клермон-Ферран

Клер говорит, что давно хотела увидеть Россию, Москву. Она любит путешествовать, но иногда это слишком затратно. Совершенно случайно узнала в Интернете об организации REMPART и решила, что интереснее быть в России не просто туристом, а добровольцем. 
«Волонтерство для меня – это удовольствие. Любопытно слушать русский язык. Я - преподаватель французского иностранцам, поэтому любой язык для меня – это отдельная ценность. А еще я работаю в тюрьме с заключенными – занимаюсь их реабилитацией. Поэтому мне интересны характеры. Вот в первые дни в Москве, к примеру, меня поразило, что люди вокруг очень закрытые. Хотя после я поняла, что далеко не все»…

«Я здесь, потому что хочу узнать новую культуру».

каролин бернар.jpg

Каролин Бернар, 27 лет, искусствовед

Сотрудничает с REMPART — аналогом российского ВООПИК - уже не первый год. Часто трудилась волонтером во Франции, стажировалась в Нью-Йорке — работала как с деревом, так и с камнем. К примеру, в Нью-Йорке участвовала в восстановлении кладбища. 
«Я здесь, потому что хочу узнать новую культуру — русскую. Я знаю немного о России, и, может, здесь поднаберусь знаний, послушаю русский язык. Мне нравится работать с памятниками. Это интересное не туристическое времяпрепровождение".

общая2.jpg

готье3.jpg

клер бархба3.jpg

готье5.jpg 

Мы благодарим французских волонтеров за труд на благо московского наследия и уверены, что такая готовность послужит примером и всем нам. Волонтерские кампусы ВООПИК работают до конца сентября. Присоединяйтесь. Ну а французским добровольцам мы говорим: «До свидания! Au revoir!»

И - несколько кадров туристического времяпрепровождения! Летняя Москва-2017 глазами французских волонтеров.

волотеры4.jpg

волонтеры2.jpg

волонтеры3.jpg

волонтеры1.jpg

Русско-французское реставрационное сотрудничество налаживали Евгения Твардовская и Юлия Казюкова

Фото: Юлия Казюкова, Игорь Иванов, Ольга Кузьмина

 

На главную