Львовский венец | Хранители наследия

Львовский венец

21.05.2016
Львовский венец

Как поживает и выживает новоторжская Страна Николая Львова, достойная звания объекта ЮНЕСКО

Евгения Твардовская

В Торжке и его окрестностях только что закончилась традиционная Львовская неделя, посвященная 263-му дню рождения Николая Львова – уроженца здешней земли: архитектора, поэта, переводчика, музыканта, собирателя фольклора и исследователя русской старины, инженера и драматурга.

Короче говоря – Гения места и создателя его художественного образа.

В рамках торжественных мероприятий в храме-усыпальнице усадьбы Никольское-Черенчицы установили памятную доску на месте погребения Николая Львова и его супруги. Это максимум того, что благодарные потомки смогли сделать сегодня, к памятному дню земляка, прославившего эти места.

13100756_1139130642818193_6229547081789810768_n[1].jpg

13235451_10209780426771332_6940821770044576367_o[1].jpg

13254488_1144648715599719_5809525909923372360_n[1].jpg

Бренд создаваемый и разрушаемый

Увы, целый венок местных усадебных ансамблей, построенных Николаем Львовым - «новоторжцем», как его называли, пребывает в запустении и разрушается. Туристические автобусы редко заворачивают в то же Никольское: дорога разбита. При этом именно «на Львова» едут в Торжок с разных концов страны; выражаясь современным языком, его имя и архитектура стали главным брендом этой территории.

Но поддерживается это бесценное наследие – по-старинке и по русской традиции: усилиями энтузиастов, общественников, неравнодушных. С миру по нитке. Впрочем, и это, кажется, предвидел сам Николай Александрович: «Вопрос: да где взять людей? Награди только заслугу, ободри таланты; земля русская полна ими. Тогда из-под снегов её выйдут великие, вырастут невидимо и согреют солнцем опыта; соревнование отличит превосходных, отставшие достигать станут, где не силой, так разумом, где пареньем, где терпеньем…»

Работая над этим обозрением жизни «львовского ожерелья» вокруг Торжка, мы убедились, что – да, именно терпение есть главное качество хранителей его наследия. Да и самих львовских шедевров тоже.

13232957_614949845329591_7495381376465562062_n[1].jpg

Никольское-Черенчицы:«Прожектировал, чертил, иллюминировал, строил, гравировал и в нем живет Николай Львов»

Подсчитано, что по проектам Львова построено 87 зданий – в Санкт-Петербурге, Москве, Могилеве, Смоленске и, конечно же, в родном Торжке и Новоторжскомуезде: Митино, Василево, Знаменское-Раек, а еще Арпачево - имение отца и его брата, Прямухино – владения родственников и друзей Бакуниных, Горницы – усадьба Беклемишевых. Но абсолютно свободно гений мастера воспарил в обустройстве родного Никольского-Черенчиц: трехэтажный дом с бельведером, к которому позднее были пристроены два флигеля, Воскресенский храм и погреб-пирамида – вот наиболее значимые постройки.

«Конечно же, Никольское-Черенчицы – лучшее место для создания музея Николая Львова, - считает экскурсовод  Ирина Чичкина, которая регулярно возит в Торжок туристические группы из Москвы. – Именно эта усадьба должна бы стать точкой отсчета или кульминацией в «венке» усадеб Львова – маршрута, который нужно создать в Торжокском районе. Такой музей даст импульс туризму, сохранению и изучению львовского наследия. На базе его могут работать исследователи, под руководством профессионалов - волонтеры и студенты. Эта усадьба - родина выдающегося архитектора, в ней есть весь комплекс столь характерных львовских построек: церковь-ротонда, ледник-пирамида, часть дома, пейзажный парк». 

Это что касается логики (как должно бы быть). Теперь, собственно, о том, как обстоят дела.

Как известно, дом Николай Александрович оснастил новшествами и удобствами: водоподъемной машиной, отоплением по «воздушной» системе, которую Львов сконструировал и описал в книге «Пиростатика воздушных печей». Камины работали как кондиционеры, да еще и с эффектом ароматизации.

Дом после революции начали растаскивать. До наших дней дошла лишь его часть и западный флигель.

Органы госохраны памятников, конечно же, в курсе ценности и значения усадьбы. Но денег на реставрацию, да даже просто на нормальную консервацию дома не выделяется. Состояние Воскресенского  храма в общем удовлетворительное: в  2001  году  к 250-летию  со  дня рождения  Николая Александровича (тогда еще не было открыто, что он на самом деле родился в 1753 году) на  окна  и  двери поставили  решётки,  свободный доступ  в  храм  был  закрыт. Сейчас предпринимаются попытки создать и зарегистрировать церковную общину,  чтобы  иметь  возможность  войти  в программу  финансирования памятников «религиозного назначения».  

13245464_614949975329578_925166887968619713_n[1].jpg

13087671_614952158662693_7404824288325563138_n[1].jpg

P1070891.JPG

Марина Чернова, московский журналист, живет сейчас в Никольском и по мере сил пытается помочь усадьбе устоять. Говорим с ней о повседневности львовского шедевра.

- Марина Михайловна, как долго Вы в Никольском, как туда попали и почему остались? С чего начали деятельность в усадьбе?

- Два с половиной года. Искала тихое место, дачу, где могу спокойно заниматься семейными архивами и отдыхать, прогуливаясь по усадебному парку. Но прогуливаться по замусоренным дорожкам, смотреть на загаженный храм и усадебный дом - радости мало. Пришлось делать уборку. Заодно поговорила об усадьбе с семьей, друзьями, знающими людьми. Собственно, благодаря их советам и поддержке в той или иной форме, что-то удается сдвинуть в Никольском.

- Что Вам вместе с единомышленниками удалось сделать за это время? Кто помогает?

- Единомышленников много. Но почти все они - в Москве и Петербурге. На сегодня главное, чего удалось добиться благодаря петербуржцам, - оформление документации на усадьбу. Москвичи посодействовали в поисках мастера-верхолаза, залатали дыру в стеклянном фонаре храмового купола. В самом Никольском мало-помалу удается остановить вандализм. Пару раз в год проводят "мероприятия по уборке" школьники. Иногда мне удается нанять работников за определенную плату. Мои две ладони - не в счет. Могу делать только самое простое.

- Какова позиция, отношение органов госохраны к судьбе усадьбы? Как относятся местные жители?

- В двух словах я бы сказала так: каждый делает по отношению к усадьбе только то, что совпадает с его личными интересами. В этом нет ничего предосудительного на самом деле. Чиновникам нужны хорошие отчеты и меньше хлопот. Организациям - своевременно проведенные мероприятия. Экскурсоводам - возможность привозить туристов и т.п. Мой интерес - тоже чистый эгоизм: хочу, чтоб здесь было красиво. А какой тогда интерес должен быть у потенциального арендатора? Бесконечная ответственность и бесконечный поток вложенных денег без обладания правами на объект федеральной собственности? Местные жители - это отдельный разговор. В Никольском мне пришлось пройти путь от осуждения и полного неприятия до понимания (отчасти) того бедственного положения, в каком теперь находятся селяне. Здесь тоже не все однозначно. Но это - тема другого разговора.

- В каком состоянии дом, храм, погреб-пирамида?

- В бедственном положении практически все. От дома остались лишь стены, едва держится крыша, каждый раз с тревогой смотрю на "висящую" львовскую лестницу, по которой, ничтоже сумняшеся, поднимаются "любители усадебной старины" и другие любопытствующие. А лестница еле-еле держится. Храм - в плену густой сорняковой поросли. Сыреют колонны и стены. Пирамида трескается, отваливаются куски недавней реставрации - в метре от входа наезженная дорога, колесят тракторы, внедорожники, квадроциклы и т.п. Ни дорожных знаков, ни указателей здесь нет.

13268060_614948888663020_1906856418707167158_o[1].jpg

Арпачево: «маяк христианства»

Усадьба находится неподалеку от Никольского и принадлежала отцу архитектора и его брату. Там Николай Львов родился и рос. Сейчас здесь осталась только Казанская церковь с замечательной колокольней, которую еще называют «маяком христианства». Главный дом и некрополь семьи Львовых были уничтожены после 1917 года.

2896[1].jpg

«Колокольня  в  очень  плохом  состоянии, вот-вот упадет. Я много раз во время своих приездов любовалась на нее, она мне напоминает взмывающую ввысь ракету. Вот о чем думал Николай Львов, когда создавал ее? Куда был устремлен его дух? Церковь во имя Казанской  Божьей  Матери закрыта, - рассказывает Нина Беляева, председатель Общества имени архитектора Николая Львова. - В 1990-е был создан приход и основан фонд, в который собирали деньги на реставрацию. Но средства «сгорели» в кризис 1998 года. Некоторый ремонт всё же  мы произвели  в  прошлом  году  со  студентами  Тверского колледжа культуры: расчистили погост, обнаружили некоторые  надгробные памятники. Мы хотели повторить наш выезд в этом апреле, но не на что было взять машину, чтоб доехать. В колледже своего транспорта нет. Раньше помогали казаки бесплатно, но что-то в этот раз не договорились. Ну, а Тверской комитет по делам культуры на наши инициативы вообще никогда не откликается».

DSC_5095[1].jpg

Митино: отдохните и приобщитесь к руинам

Общественное движение «Тверские своды» внесло усадьбу Митино в свою Красную книгу, отмечая при этом, что замечательный ансамбль – самый проблемный после Загорья и Горниц тверской памятник Николая Александровича. В Митине и сегодня можно увидеть въездную аллею стриженых елей, пейзажный ландшафтный парк и двухэтажный барский дом на высоком берегу Тверцы, построенный в 40-е годы XIX века на месте прежнего, деревянного. Перед домом – «скальный» парк. Сохранились хозяйственные постройки, в числе которых - оригинальный валунный погреб-ледник в форме пирамиды. В этой усадьбе у родственников гостила Анна Керн и бывал А.С. Пушкин.

«Усадьба  была  в  аренде  у  торжокского  завода  «Пожтехника»  с 1995  года,  договор аренды  закончился  в  2012  году, - отмечает Нина Михайловна Беляева. – Видимо, все это время никто пользователя не контролировал, да и не понуждал к проведению хоть каких-то работ по сохранению. Сейчас все бесхозно, дом закрыт на замок. Хотя бы нет протечек: видимо, держится советский ремонт кровли».

DSC_5078[1].jpg

Лишь однажды были выделены средства на реставрацию пирамиды. Ее накрыли  рубероидом  и  сверху соорудили  из  досок  саркофаг.  В  августе  2013  года  бомжи  развели костёр, случился пожар, и свод  со  стороны  реки  Тверцы обрушился. С тех пор все так и стоит.

Особый цинизм придает ситуации тот факт, что многочисленные усадебные постройки находятся не где-то в глуши, а прямо на территории вполне успешного санатория Митино - «стенка в стенку» с высокими современными корпусами. Более того, такое соседство подчеркивается в рекламе санатория и выдается как преимущество этого места: отдохнете и заодно приобщитесь к культуре.

Однако никакой даже минимальной помощи культуре лечебно-оздоровительное учреждение, увы, не оказывает…

pano20[1].jpg

Прямухино: анархия – мать порядка

С 1779 г. имение Прямухино (Премухино) с четырьмя сотнями крепостных крестьян принадлежало семейству Бакуниных.  Владелец усадьбы -  Александр Михайлович, завершив дипломатическую карьеру,  поселился в Прямухине после выхода в отставку, в 1797 г. и был другом Николая Львова. Знаменитые строки «Не разрушается ничто, не исчезает…» Львов адресовал именно Бакунину.

«В одном из уездов Тверской губернии есть уголок, на котором природа сосредоточила всю заботливую любовь свою, украсив его всеми лучшими дарами своими, какие только могла собрать в стране семимесячных снегов. Кажется, на этой живописной местности река течет игривее, цветы и деревья растут роскошнее. Да и семейство, живущее в этом уголке, как-то особенно награждено душевными дарами. Как тепло в нем сердцу, как ум и талант в нем разыгрывались, как было в нем привольно всему доброму и благородному! Художник, музыкант, писатель, учитель, студент или просто добрый и честный человек были в нем обласканы равно, несмотря на состояние и рождение». Эти строки принадлежат писателю Ивану Лажечникову, гостившему в Прямухине в 1836 году.

То же впечатление производило семейство Бакуниных и их имение на многих выдающихся деятелей истории и культуры: Гавриила Державина и Михаила Кутузова, Николая Станкевича и Виссариона Белинского, Ивана Тургенева и Анну Керн, Льва Толстого и Максима Горького. Все они в разное время гостили в Прямухине.

Но от былого усадебного великолепия сохранилась только прекрасная Троицкая церковь, предположительно, построенная по проекту Н.А. Львова, и семейный некрополь рядом с ней. Парк с прудами восстанавливается силами местных энтузиастов и анархистов, которые приезжают в Прямухино на ежегодные бакунинские съезды. Сохранились каменные флигели и здание полотняной мануфактуры.  

Об истории усадьбы напоминает единственный в России школьный Музей Бакуниных. Найдены многие реликвии знаменитой семьи, а один из благотворителей передал музею фамильный бакунинский рояль. 

znamenskoe-raek_copter_000_deadokey.livejournal.com[1].jpg

Знаменское-Раёк: кто в доме будет хозяин?

Конечно, роскошным алмазом в кольце львовских усадеб вокруг Торжка является Знаменское-Раек. То, что в последние годы она была в аренде у московского семейства Кононовых, что туда возобновились экскурсии, шли восстановительные и исследовательские работы в парке и доме, делало ситуацию более-менее обнадеживающей.

Однако весной 2016 года появилась серия тревожных публикаций о том, что договор аренды будет расторгнут, и кто придет Кононовым на смену и придет ли вообще – непонятно. Ирина Кононова, представитель арендатора - компании «Парк Яхрома», входящей в группу «Конкор», в интервью нашему сайту говорила, что Знаменское-Раек готовят к приватизации, в которой арендатор готов и желает участвовать, при этом «в любом случае Раек не будет брошен».

В апреле на собрании, инициированном Обществом имени Н.А. Львова, подтвердилось, что у Знаменского-Райка меняется форма собственности. С 28 апреля до 4 мая усадьба была закрыта для посещения, но по-прежнему охранялась.

Сейчас, спустя месяц, общественниками получены ответы на официальные запросы, из которых явствует, что охранно-арендный договор с ООО «Спортивно-развлекательный парк культуры и отдыха Яхрома» расторгается по инициативе арендатора и начата процедура передачи объекта культурного наследия представителю государственного собственника - ФГУП «Центр управления активами».

По нашей информации, в данный момент идет финальный этап подготовки приватизации, а семейство Кононовых готово принять и выполнять охранные обязательства.

Кстати, доступ в усадьбу для туристических групп и гостей – снова открыт.

Ну, и не забудем упомянуть в нашем списке уникальную часовню Даниила Столпника в Васильевой Горе (1794-1798 гг.), в двух километрах от Знаменского-Райка. Ее часто называют просто ротондой, а авторство также приписывают Николаю Львову, она была построена на месте кладбищенской часовни.

159476124[1].jpg

159476154[1].jpg

Не все до нее добираются. Ключ находится у охранников усадьбы. Внутри – фантастическая роспись, которую проанализировала молодой искусствовед А. Сурова из Пушкинского музея. Источником сюжетов оказались Библия Пискатора и Станцы Рафаэля.

yepizod_iz_filma_nochnoy_dozor_[1].jpg

Усадьба Василево: Чертов мост «Ночного дозора»

Финальной, а потому, позитивной нотой нашего обзора станет знаменитый валунный мост в усадьбе Василево, которая сейчас стала местом размещения Тверского архитектурно-этнографического музея крестьянского быта.

От аутентичных построек усадьбы сохранились также каменный флигель, каскад прудов, лестница с датой начала строительства усадебного дома…

Грандиозный валунный мост, несущие глыбы которого соответствуют росту ребенка лет 12, был отреставрирован в 2011 году, к 260-летию его автора - Н.А. Львова.

Чертов мост, как его еще называют, стал местом битвы между силами добра и зла в фильме «Ночной дозор». Говорят, что съемочный материал даже не потребовал серьезного вмешательства компьютерной графики: настолько убедительно мост «сыграл» свою роль.

Кстати, это единственная львовская постройка в Торжокском районе, которая поддерживается более-менее в нормальном состоянии и была отреставрирована.

13178768_1590273211302323_4682849408847450632_n[1].jpg

13237760_1590273171302327_407353939738846019_n[1].jpg

Туристический бег с препятствиями

Вот так, где с помощью бюджета к круглой дате, где усилиями волонтеров и спонсоров, где за счет нервов и сил простых жителей - и стоит львовское наследие в Торжке. В 2016 году был даже создан Туристский информационный центр «Торжок», что говорит о значимости для города денег путешественников, а соответственно, и львовских шедевров.

«Конечно, Николай Львов и его богатейшее наследие являются основным привлекательным фактором, - считает Валерия Данилова, руководитель ТИЦ «Торжок». - Но ведь многие объекты руинированы, а ко многим и доступа нет. Наследие Николая Львова, его потенциал не раскрыт и недооценен. Сейчас большая часть людей приезжает в Торжок на один день – с обзорной экскурсией. Популярен также и тур выходного дня: Торжок, Знаменское-Раек, Василево. Но совершенно очевидно, что если бы наследие Николая Львова было представлено во всей полноте, то туристы оставались бы в Торжке минимум на три дня. Со всеми вытекающими положительными последствиями – и для бюджета города, и для его развития».

С этим согласна и экскурсовод Ирина Чичкина: «Сейчас мы показываем в основном только Борисоглебский монастырь в Торжке и там экспозицию «Гений вкуса», посвященную Львову, валунный мост в Василеве и усадьбу Митино под Торжком. Затем обычно едут в Знаменское-Раёк и, в общем-то все, в остальные усадьбы заезжают очень редко, только знатоки. В связи со сменой хозяев доступность Знаменского–Райка может оказаться под вопросом, а до Никольского и соседнего Арпачева дорога такая плохая, что даже летом водители больших туристических автобусов отказывались по ней ехать. По той же причине мало известна туристам часовня Даниила Столпника в Васильевой Горе, до которой всего пара километров от Райка. Не доходит асфальтовая дорога и до усадьбы Прямухино с Троицким храмом, построенным по проекту Н.А. Львова. 

Рейсовый автобус ходит в Никольское два раза в неделю. В составе этого сельского поселения с входящими в него деревнями живут 553 человека. Местные жители с трудом могут доехать до Торжка (21 км) в больницу, соцзащиту, пенсионный фонд и т.д. Этой весной на дороге чуть понакидали асфальта в самые вопиющие дыры, но все равно это не решение проблемы - до осени все опять разобьют. Районная администрация знает о проблеме, но денег нет. Мы готовим петицию о доступности львовских памятников для общественности».

large_1b8793458e[1].jpg

«Не разрушается ничто, не исчезает»

Конечно, терпение и труд – все перетрут. Торжок научится если уж не любить, то хотя бы грамотно «торговать» богатейшим наследием. Ну, а пока не пришло осознание … дадим еще раз слово нашим героям - из числа добровольно призванных хранителей львовских ценностей.

Нина Беляева, председатель Общества имени архитектора Н.А. Львова: «Иногда бегаешь-бегаешь, понимаешь, что все бесполезно, и впадаешь в уныние. Но потом опять хочется сделать хоть немного. Местным жителям, как правило, все равно, инициативы у них - никакой. Да и людей-то немного. Какой-то народ есть еще в Никольском, человек 500, в Арпачеве – еще меньше, ну а остальные постройки – так и вообще в безлюдных местах. За наследие, постройки Львова мне особенно больно. Иногда удивляюсь, как же они до сих пор выдерживают и стоят. Это просто удивительно».

P1070900.jpg

S1250137.JPG

Ну, а Марина Чернова так написала в своем фейсбуке после Львовской недели:

«ЧТО-ТО ПРОИЗОШЛО

Невидимое, но ясно ощутимое. Что-то переменилось в Никольском, в отношениях людей, в окружающей матерьяльности, в природе. Не умею сказать, выразить вполне, но что-то точно - произошло.

И надо восстановить дыхание после львовского недельного марафона. Разобрать накопившиеся тексты, фотокарточки.

Вы пока радуйтесь публикациям тех, чьими трудами и заботами живет наследие Николая Львова. А я … ушла поливать заскучавшие росточки в своем лесном саду».

От себя же добавим, что в идеале вся Львовская усадебная страна вокруг Торжка - как уникальный не только историко-культурный и природный, но и даже философский ландшафт, как запечатленный средствами высокой Архитектуры художественный образ «Золотого века» русской культуры екатерининской эпохи – вполне достойна включения, по крайней мере, в число новых российских номинаций для пополнения списка объектов Всемирного наследия. Между этим идеалом и нынешней реальностью, конечно, пропасть. Но даже самая длинная дорога начинается с первого шага.

Бонус: Очерк-эссе Рустама Рахматуллина о Николае Львове.

Фото: Нина Лопатина, Вадим Разумов, Анастасия Сивицкая, Ирина Жукова, "Тверские своды", alexjourba.livejournal.com.

Использованы материалы сайтов: Москва, которой нет; http://torzhok.info/arxitektor-n-a-lvov/biografiya-arxitektora/

На главную