Посмертные приключения памятников архитектуры в Чебоксарах

12.05.2015
Посмертные приключения памятников архитектуры в Чебоксарах

Наталья Самовер, историк

Чебоксары - один из интересных исторических городов Поволжья, некогда располагавший большим количеством объектов историко-архитектурного наследия. До последней четверти ХХ века он дожил неплохо сохранившимся, с плотной исторической застройкой, среди которой было много интересных объектов архитектурного наследия, но как и повсюду в России это наследие было мало изучено. На государственную охрану были поставлены единицы чебоксарских памятников, в том числе несколько объектов гражданской архитектуры. 

1907.jpg

Вид Чебоксар с Ярилиной горы. 1907 г.     

1930.jpg

Панорама Чебоксар. 1930-е гг.

1933-34-1.jpg

Чебоксары с Ярилиной горы. Фото 1930-х гг.

На рубеже 1970-1980-х гг. по историческим Чебоксарам был нанесен сокрушительный удар, физически уничтоживший значительную часть памятников архитектуры. Но в наши дни их история продолжается – в не менее прискорбном, карикатурном виде. Причем частично за счет госбюджета. Но – обо всем по порядку.    

Жертвы затопления

Эта невероятная история началась с Постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», в соответствии с которым в Чебоксарах на охрану в качестве памятника общегосударственного значения был поставлен объект под названием «Дом Зеленщикова XVII в.». Позднее, в конце 1970-х, на основании натурных исследований датировка дома была уточнена, и его отнесли к 30-м годам XVIII века.    

DZ1978.jpg

Дом Зеленщикова. Заводская ул. Фото 1930-х гг.

Исследователи обращали внимание на сохранившуюся историческую планировку и такую интересную деталь, как небольшие восьмиугольные окна над дверными проемами на первом этаже. Вероятно, первоначально дом имел высокую вальмовую кровлю, характерную для стиля барокко.    

TeltevskDZ1961.jpg

Дом Зеленщикова. Заводская ул. Обмеры П.А. Тельтевского 1954 - 1956 гг.

Памятник получил название по фамилии одного из последних владельцев - мещанина Зеленщикова (точнее, Зелейщикова, как говорят сами чебоксарцы), однако, как теперь известно, построен этот дом был по заказу Алексея Кадомцева - одного из богатейших местных купцов.    

Государство признавало ценность наследия Чебоксар неохотно и очень постепенно. Только 4 декабря 1974 года Постановлением Совета Министров РСФСР № 624 были поставлены на госохрану также в качестве памятников общегосударственного значения еще два объекта, которым суждено будет сыграть важные роли в будущем развитии событий. Это были, во-первых, Дом на подклете (здание Соляной конторы) 1746 г., располагавшийся по адресу: Союзная ул., на спуске к Волге (в краеведческой и историко-архитектурной литературе это здание иногда называют Домом купца Игумнова или описывают его без указания владельца как один из двух исторических домов по Союзной улице, 20).    

SolK1970e.jpg

Соляная контора. Фото 1970-х гг.

Teltevsk.jpg

Соляная контора. Обмерный чертеж П.А. Тельтевского. 1954-1956 гг.

А во-вторых - Ансамбль домов первой половины XVIII в. по адресу: ул. Калинина, 6, 6а (во дворе), состоявший из двух одноэтажных жилых домов с декором из тесаного кирпича на фасадах. Краеведам последний комплекс был известен также как дома, принадлежавшие Козьме Кадомцеву - одному из представителей купеческого рода, который владел в Чебоксарах несколькими каменными домами, включая барочный Дом Зеленщикова.

1950eKalin6.jpg

Дом по улице Калинина, 6. Фото 1950-х гг.

kalin6a.jpg

Дом по ул. Калинина, 6а. Фото 1930 г.

Все эти памятники истории и культуры были, как и положено, обеспечены паспортами: Дом Зеленщикова даже дважды - в 1964 и 1972 гг., Соляная контора - в 1972 г., Ансамбль домов на улице Калинина - в 1972 г. Однако наперегонки с неторопливым процессом исследования памятников бежала, наступая ему на пятки, страшная угроза: в соответствии с планами строительства Чебоксарской ГЭС, большей части исторического центра города, к несчастью, расположенной в низине при впадении в Волгу реки Чебоксарки, предстояло уйти под воду будущего водохранилища. Фактически архитектурное наследие столицы советской Чувашии изучали и фиксировали на прощание, перед неизбежным уничтожением.    

Когда речь заходила о мегапроектах в области электроэнергетики, действовавшие на тот момент Законы СССР и РСФСР об охране памятников истории и культуры не в силах были защитить памятники.Да что памятники, когда на затопление были обречены десятки исторических сел и деревень и тысячи гектаров земель! Столетиями обжитые берега Волги, неотделимые от культурной памяти чувашского, марийского и русского народов, должны были навсегда исчезнуть.

В конце 1970-х годов в порядке подготовки ложа будущего водохранилища вся историческая часть Чебоксар, находившаяся в зоне предполагаемого затопления, была снесена – со всеми памятниками церковной и гражданской архитектуры, имевшими несчастье там находиться. Уцелела только застройка, расположенная на высоком берегу - так называемой Ярилиной горе, или Западном косогоре, где в древности располагалась городская цитадель. Это был небольшой осколок прежнего города. Старые Чебоксары перестали существовать. На память о них осталась только пачка фотографий и несколько историко-архитектурных паспортов.

DZ1979.jpg

Дом Зеленщикова перед сносом. Фото 1979 г.

DZsnos.jpg

Подготовка ложа будущего водохранилища. Застройка Чебоксар уже снесена, в правой части кадра выделен не разобранный еще дом Зеленщикова. Фото конца 1970-х гг.

zatopl.jpg

Затопление Чебоксар. Начало 1980-х гг.

Залив на месте исторического города

Впрочем, уничтожая собственное наследие, государство одновременно проявляло и своеобразную заботу о нем. Ввиду неизбежной утраты чебоксарских памятников, попадавших в зону затопления, тогда же, в конце 1970-х, было принято решение о воссоздании на новом месте трех памятников общегосударственного значения: дома Зеленщикова, Дома на подклете и Ансамбля домов на улице Калинина. Для этого на бровке Западного косогора было зарезервировано три участка по улице Михаила Сеспеля, 13, 15 и 17. Там копиям памятников, исторически располагавшихся далеко друг от друга, предстояло образовать как бы фрагмент «исторического города», никогда не существовавшего в действительности. 

Plan2.jpg

Схема расположения подлинных (утраченных) памятников Чебоксар и "новоделов".

Этот замысел, искусственность которого в наше время бросается в глаза, лежал в русле тогдашних представлений о музеях под открытым небом как о защитных резервациях для старой архитектуры, по разным причинам вытесняемой с насиженных мест. Правда, обычно таким переносам подвергались памятники деревянного зодчества, а тут переехать предстояло каменным домам, точнее повторяющим их новоделам. В знак серьезности намерений сохраненные при сносе подлинных зданий фрагменты декора и блоки кладки были перевезены на место предполагаемого воссоздания, но дальше этого дело не пошло. Воссоздание не началось ни вскоре после сноса, ни десять лет спустя, и забытые груды старых кирпичей продолжали мерзнуть, мокнуть и зарастать крапивой на заброшенных участках на улице Сеспеля, пока, придя в совершенную негодность, не были вывезены на свалку вместе с разным городским мусором. 

Так безвозвратно погибли три памятника архитектуры государственного значения - Дом Зеленщикова, Дом на подклете (Соляная контора) и Ансамбль домов первой половины XVIII в. Однако, как ни странно, это не только не стало точкой в конце печальной истории, но напротив послужило отправным пунктом для совершенно неожиданного развития событий. Утраченные памятники не были сняты с госохраны и продолжили существование в виде неких бесплотных учетных единиц. Государство официально признало гибель только меньшего из двух домов, входивших в Ансамбль (ул., Калинина, 6а); почти двадцать лет спустя после его фактической гибели он был снят с охраны Указом Президента РФ № 452 от 5 мая 1997 г. «Об уточнении состава объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения». Что до остальных чебоксарских памятников-призраков, то в 2002 г., в соответствии с Федеральным Законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», они благополучно обрели статус объектов культурного наследия федерального значения, в каковом и пребывают по сей день.

Между тем, сам город переживал не менее удивительные метаморфозы. Недовольство властей и общественности Горьковской области, Чувашской и в особенности Марийской АССР, которой грозила утрата трети территории, привели к тому, что запланированный на 1987 год подъем уровня Чебоксарского водохранилища до проектной отметки 68 м так и не состоялся. Зеркало водохранилища замерло на уровне 63 м. В результате до территории бывшей исторической части города, уже зачищенной от застройки, вода не дошла. Уничтожение старых Чебоксар со всеми их памятниками оказалось совершенно бессмысленным.

AktsynovAL1960.jpg    

Старые Чебоксары. Рисунок А. и Л. Акцыновых. 1960-е гг. В центре - Успенская церковь, которая в конце 1970-х окажется на берегу "рукотворного моря", а еще через несколько лет - на искусственном острове.

do zatop.jpg

Центр Чебоксар до затопления. Начало 1980-х гг.

Огромный пустырь, зиявший посреди города, окончательно ликвидировали только во второй половине 1990-х гг. На его месте возник так называемый Залив - живописный искусственный водоем у подножия Западного косогора, краса и гордость нынешних Чебоксар. 

1981.jpg

Начало затопления центра Чебоксар. 1981 г. В левой части кадра - Успенская церковь - ныне реставрированная, она стоит на искусственном острове посреди Залива. Ее нижний - забетонированный - ярус навсегда скрыт под землей.

1981.jpg

Центр Чебоксар. Фото 1981 г.

Zaliv2.jpg

Чебоксарский Залив. Современное фото. В левой части кадра - уцелевший осколок исторического города.

Таким образом, в последней четверти ХХ века градостроительная ситуация Чебоксар изменилась радикально. Это подчеркивается, в частности, в современном Генеральном плане Чебоксарского городского округа. Резюмируя перемены, постигшие город, этот документ говорит о создании «новой объемно-пространственной структуры и функциональной система центра, которая по сути своей глобально отличается от предыдущих исторических этапов развития».

В те же годы в Государственной программе сохранения и развития культуры и искусства Чувашской Республики на 1994-2000 гг. появилось упоминание о планах создания некоего «Музея каменной архитектуры XVIII века в г. Чебоксары по ул. М. Сеспеля». В соответствии с этой программой, предполагалось воссоздание за счет бюджета только двух памятников - Соляной конторы и Дома Зеленщикова. Третьему объекту-призраку, продолжающему именоваться Ансамблем домов, несмотря на то, что на госохране числится уже только один домик, предстояло оказался в центре особой, уникальной истории.

«Воссоздание» двадцать лет спустя. Эпизод первый. Дом-самозванец

Пока государство только планировало создание музея новодельной архитектуры XVIII века на улице Михаила Сеспеля, 13 и 15, недремлющая частная инициатива уже вовсю осваивала участок под номером 17, некогда предназначенный для воссоздания Ансамбля домов. Там на средства ООО «Производственно-коммерческая фирма «Элеон» во второй половине 1990-х гг. был сооружен объект, получивший название «Дом купца Козьмы Кадомцева» или просто «Дом Кадомцева». Крупный объем с высокой кровлей, выросший на бровке холма, заслонил вид со стороны Залива на Введенский кафедральный собор – подлинный памятник архитектуры XVII в., который ранее триста лет играл роль основной градостроительной доминанты Чебоксар. 

panorama2.jpg   

DomKad.jpg

"Дом Кадомцева", построенный в 1998 г. 

Как нетрудно заметить, с подлинными домами Козьмы Кадомцева, в свое время составлявшими ансамбль на улице Калинина, 6, 6а, это здание не имело никакого сходства. Источником вдохновения для автора проекта новоявленного «Дома Кадомцева» Р.С. Баширова послужил облик утраченного еще в конце XIX века выдающегося памятника гражданского зодчества Чебоксар конца XVII - начала XVIII вв., известного как Дом Зеленщикова. Эти великолепные древнерусские палаты следует отличать от более позднего барочного Дома Зеленщикова, достоявшего до конца 1970-х. Оба дома, располагавшиеся рядом друг с другом на левом берегу Чебоксарки, в бывшей Кожевенной слободе, в конце XIX в. принадлежали одному владельцу. Для удобства обозначим палаты как «ранний Дом Зеленщикова». 

SuslovZel1895.jpg

"Ранний" дом Зеленщикова, разобранный в 1880-е гг. Обмеры Б. Веселовского и Л. Даля. Деревянная верхняя часть здания представлена в гипотетической реконструкции Б. Веселовского.

Обмеры и графическая реконструкция фасадов раннего Дома Зеленщикова были опубликованы в книге «Памятники древнего русского зодчества» (Вып. 1. СПб., 1895) под ред. В.В. Суслова. Деревянные части здания - высокая кровля и великолепная «бочка», венчающая крыльцо, представляли собой гипотетическое воссоздание, то есть фантазию архитектора, поскольку на момент обследования дом находился в очень плохом состоянии, фактически представлял собой полуруину. Книга Суслова увидела свет, когда раннего дома Зеленщикова уже не существовало, он был разобран еще в 1880-х гг. Впрочем, как бы то ни было, благодаря этой публикации его эффектный облик вошел в историю русской архитектуры, а также в научную и краеведческую литературу о Чебоксарах.

К скромному Ансамблю домов Козьмы Кадомцева ранний Дом Зеленщикова не имел, разумеется, никакого отношения, но то ли таково обаяние его образа, то ли еще по какой причине, только ошибочное отождествление его с главным домом Ансамбля - объектом культурного наследия федерального значения «Жилой Дом, первая половина XVIII в.» не только широко распространено в туристической и краеведческой литературе, но и содержится в официальных документах. Именно это позволило под видом воссоздания памятника возвести на отведенном для этого участке в престижном районе Чебоксар здание, значительно превышающее подлинник по своим объемам и решительно отличающееся от него своим обликом. И вот уже путаница, воплощенная в кирпиче и железобетоне, приобретает значение непреложного факта. К примеру, в пояснительной записке к Генеральному плану Чебоксарского городского округа в разделе, посвященном объектам культурного наследия, под названием «Жилой Дом, 1-ая пол. XVIII в.» приводится описание, соответствующее раннему Дому Зеленщикова, а существующее здание по адресу: ул. Михаила Сеспеля, 17 ничтоже сумняшеся интерпретируется как воссозданный памятник.

Между тем совершенно очевидно, что объект, сооруженный в 1990-х гг. на ул. Михаила Сеспеля, 17 и известный теперь как «Дом Кадомцева», никак не может считаться воссозданием стоявшего на государственной охране памятника - Ансамбля домов первой половины XVIII в., или хотя бы одного из них. Если он чем и может считаться, то только монументальной иллюстрацией к бессмертной максиме Козьмы Пруткова «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».

DomKad21.jpgDomKad22.jpgDomKad23.jpgDomKad24.jpg

"Дом Кадомцева" 1998 г. "Детали" и "интерьеры".

Сегодня самозваный «Дом Кадомцева» находится в частной собственности и зарегистрирован как нежилой объект. Здание общей площадью 2069 кв. м, имеет четыре этажа, включая мансардный и цокольный с гаражом и бассейном, а также подвал, террасу - смотровую площадку с видом на Залив, площадью 348 кв. м, и огороженную территорию с отдельной сторожкой для охраны. Внутренняя планировка современная, наружный декор эклектичный. Площадь земельного участка, поставленного на кадастровый учет, включая застроенную, составляет 1 668 кв. м. О стоимости этой недвижимости можно судить по тому, что в начале 2013 г. собственник выставлял объект продажу за 45 млн. рублей (около 1,5 млн. долларов по тогдашнему курсу). Не удивительно, что в 2000-х гг. он несколько раз становился предметом рейдерства и судебных разбирательств.

2009.jpg

Объявление о продаже "дома Кадомцева".

А теперь для дальнейших наблюдений над удивительными особенностями «Дома Кадомцева» перенесемся с берегов Чебоксарского Залива в виртуальное бюрократическое пространство. Интересующее нас здание предсказуемо не имеет паспорта объекта культурного наследия, тем не менее в базе данных «Недвижимые памятники истории и культуры» на сайте Министерства культуры РФ обнаруживаем запись об объекте культурного наследия федерального значения под названием «Дом Кадомцева», расположенном по адресу: Чувашская республика, г. Чебоксары, ул. Сеспеля, 17. Там же указана его датировка - первая половина XVIII в., и уникальный код памятника - 2110009000.

Происхождение этой записи в официальной базе данных загадочно как и ее содержание. Как дом-самозванец вообще туда попал? Информации о том, чтобы каким-либо органом власти издавался акт о придании зданию современной постройки под названием «Дом Кадомцева» статуса объекта культурного наследия и тем более памятника федерального значения, обнаружить не удалось. Хотя в той же базе данных утверждается, что «Дом Кадомцева» был поставлен на государственную охрану еще Постановлением Совмина РСФСР от 4 декабря 1974 года № 624, эта информация, равно как и ложная датировка, явно заимствованы от подлинного Ансамбля домов Козьмы Кадомцева. Но если «Дом Кадомцева» официально никогда не ставился на охрану, то откуда же взялся код памятника? Может быть это просто копия кода одного из Ансамбля домов? Но нет, код «Дома Кадомцева» не совпадает ни с одним из кодов, присвоенных «Ансамблю домов первой половины XVIII в.».

Остается констатировать, что поддельный, хотя и вполне реальный «Дом Кадомцева» сосуществует в базе данных Министерства культуры России на равных правах с подлинным, хотя и дематериализованным тридцать пять лет назад Ансамблем домов. Похоже, мы имеем дело с фактом размножения памятников федерального значения почкованием. Любопытно, что отпочковавшийся объект наследует от материнского только некоторые признаки, важнейшим из которых является земельный участок, закрепленный за последним.

Такое невиданное в рамках административных процедур чудо, впрочем, смутило органы охраны памятников Чувашской Республики. Вере в почкование памятников они предпочли более традиционную веру в переселение душ и просто признали четырехуровневый терем современной постройки с гаражом и бассейном истинной реинкарнацией одноэтажного домика Козьмы Кадомцева. Вследствие этого в списке объектов культурного наследия федерального значения города Чебоксары, размещенном на официальном сайте Правительства Чувашии, объект с названием «Дом Кадомцева» вообще отсутствует, но по адресу: ул. Михаила Сеспеля, 17 упоминается «Ансамбль домов, 1-я половина XVIII в.» с пометкой, что один из двух составлявших его памятников утрачен. Второй, стало быть, существует и наблюдается невооруженным глазом. Если, конечно, верить глазам своим. 

«Воссоздание» двадцать лет спустя. Эпизод второй. Фальшивое крыльцо и неудачная торговля пустырем

Пока вокруг частного дома по ул. Михаила Сеспеля, 17 происходили вышеописанные паранормальные явления, государство, со своей стороны, также вносило посильный вклад в развитие аномальной зоны на Западном косогоре. В результате обрел плоть второй памятник-призрак - Дом на подклете (Соляная контора). Он был воссоздан в 2005 г. за счет бюджетных средств Чувашской Республики на участке по адресу: ул. Михаила Сеспеля, 13 по проекту, разработанному еще в 1980 г. институтом «Спецпроектреставрация». (Как утверждают руководители местных структур охраны памятников, при воссоздании были использованы подлинные кирпичи, уцелевшие к этому времени от... дома Зеленщикова - Ред.).

Воссоздание заявлялось как научное, основанное на материалах исследований погибшего подлинника. В частности, реставраторы воспроизвели историческую планировку здания и даже своды внутренних помещений. Но одновременно с этим воссозданный Дом на подклете обзавелся псевдоисторическим крыльцом, которого подлинный памятник никогда не имел. «Довесок» исказил композицию фасада, заслонил два из шести его окон, а одно из них и вовсе превратилось в дверь. К сожалению, здание, размещенное на весьма выигрышном месте - на высоком берегу над Заливом, обращено к Заливу глухой торцевой стеной, что не позволяет гуляющим по берегу чебоксарцам и гостям города любоваться этим образцом творческого подхода к сохранению культурного наследия. 

SolKk1970.jpg

Соляная контора. Фото 1970-х гг.

SolK2000e.jpg

Соляная контора на новом месте и с новым крыльцом. Фото 2005 г.

Все это, впрочем, не мешает объекту, представляющему собой современное неточное воссоздание памятника, утраченного на рубеже 1970-х - 1980-х гг., обладать статусом объекта культурного наследия федерального значения и как ни в чем не бывало датироваться 1746 годом.

Правительство РФ своим Распоряжением от 17 октября 2009 г. № 1543-р отнесло памятник федерального значения "Дом на подклете" к собственности Чувашской Республики. Были планы разместить там музей, однако здание оказалось не подключенным к инженерным сетям и, соответственно, непригодным к эксплуатации. Несколько лет дом пустовал, и только в 2013 году его как есть - без сетей - передали в безвозмездное пользование Чебоксарско-Чувашской епархии Русской Православной церкви.

А тем временем на участке по адресу: ул. Михаила Сеспеля, 15, расположенным между Домом на подклете и «Домом Кадомцева», не спеша разворачивались события вокруг третьего памятника-призрака - Дома Зеленщикова. Того самого - барочного, который в свое время находился по соседству с одноименными палатами, теперь волшебным образом воплотившимися в «Доме Кадомцева». Первая попытка его воссоздания была предпринята еще в 1990-х гг. За счет внебюджетных средств был разработан проект воссоздания, однако работы далее закладки фундамента тогда не продвинулись.

В 2008 г. директор Государственного центра по охране культурного наследия Минкультуры Чувашии Николай Муратов в интервью информационному агентству REGNUM сообщил: «Уже готов проект здания. Есть инвесторы, готовые вложить в это немалые средства... С условием приватизации». Вот в этом-то условии и оказалась основная загвоздка.

В 2009 г. фактически несуществующий памятник - Дом Зеленщикова (уже с новым адресом по ул. Сеспеля, 15) был оформлен в собственность Чувашии тем же Распоряжением Правительства РФ, что и Дом на подклете. Это открыло путь к приватизации, и в том же году он в качестве «незавершенного строительством объекта» общей площадью 296,6 кв. м включается в Прогнозный план (программу) приватизации государственного имущества Чувашской Республики на 2010 год.

В соответствии с Распоряжением Минимущества Чувашии от 26 октября 2010 г. № 900-р «Об условиях приватизации государственного имущества Чувашской Республики – незавершенного строительством объекта – фундаменты памятника архитектуры XVIII века – дома Зелейщикова, перемещенного из зоны затопления, расположенного по адресу: Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. М. Сеспеля, д. 15, и земельного участка, занятого им и необходимого для его использования», начальная цена объекта недвижимости была установлена в размере 607 700 руб. (с учетом налога на добавленную стоимость), а стоимость земельного участка площадью 376 кв. м - в размере 3 млн. 230 тыс. руб.

Однако осуществить приватизацию не удалось.

Спустя год Минимущества Чувашии предприняло повторную попытку и издало Распоряжение от 30 июня 2011 г. № 584-р, в соответствии с которым начальная цена объекта недвижимости сократилась до 277 тыс. руб., а стоимость земельного участка - до 1 млн. 465 тыс. руб.

Тем не менее, и после снижения цены приватизация не состоялась.

20 сентября 2013 г. министр культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики В.П. Ефимов в своем выступлении упомянул о необходимости включить Дом Зеленщикова в Прогнозный план (программу) приватизации государственного имущества Чувашской Республики на 2014 год, но и на этот раз дело с мертвой точки не сдвинулось.

DZproject.jpg

Проект воссоздания Дома Зеленщикова в панораме Западного косогора. Вид со стороны Залива.

Предмет охраны несуществующего памятника архитектуры

Возможность построить здание на столь престижном месте в центре города, имеющем превосходный вид на Залив, наверняка привлекательна для частных инвестиций. За чем же дело стало? Причина, по-видимому, крылась не в скупости чебоксарских инвесторов, а в отсутствии у несуществующего памятника документации, необходимой для его воссоздания и для оформления охранного обязательства будущего нового собственника. Прежде всего, требовался установленный предмет охраны объекта культурного наследия федерального значения.

И 5 ноября 2014 г. Министерство культуры РФ выпускает Приказ № 1864 «Об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия федерального значения «Дом Зеленщикова», XVII в.» (Чувашская Республика) и его регистрации в Едином государственно реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации». Вот так: пока тысячи подлинных памятников во всех городах и весях России не имеют утвержденных предметов охраны, федеральное Минкультуры выпускает приказ о предмете охраны несуществующего объекта культурного наследия.

ДЗ - предмет охраны - 000.jpgДЗ - предмет охраны-001.jpgДЗ - предмет охраны-002.jpgДЗ - предмет охраны-003.jpg

Предмет охраны - штука недешевая. Отсутствием средств на их разработку обычно и отговариваются собственники и органы охраны памятников в ответ на упреки в недостаточной заботе о вверенном им наследии. Есть такая проблема и в Чувашии, однако ради Дома Зеленщикова средства нашлись.

Безымянный автор предмета охраны Дома Зеленщикова (а закон однозначно требует, чтобы разработчиком проекта предмета охраны выступал аттестованный эксперт государственной историко-культурной экспертизы) ухитрился создать совершенно удивительный документ. Руководствуясь принципом «смешать, но не взбалтывать», он соединил в одном тексте характеристики давно утраченного памятника с характеристиками нового земельного участка, да еще и приправил все это фактической ошибкой. Прежде всего, бросается в глаза сохранение наименования объекта, содержащего датировку XVII веком, опровергнутую более тридцати лет назад. Наряду с исторической планировкой, сводами, большемерным кирпичом, наружной обмазкой, «ушастыми» наличниками и восьмигранными окошками второго света, которые когда-то составляли отличительную особенность подлинного дома Зеленщикова, в новый предмет охраны вошли такие градостроительные характеристики как «местоположение здания на участке, расположенном в исторической части Западного косогора, в центре бывшего кремля, на ул. Сеспеля». Читая это, незнакомый с ситуацией человек может подумать, что памятник, целый и невредимый, благополучно пребывает на своем историческом месте в родном для него архитектурном и природном окружении. Приказ Министерства культуры не содержит ни малейшего намека на то, что речь идет о несуществующем объекте, которому предстоит воссоздание в совершенно новой ландшафтной ситуации.

Шила, однако, в мешке не утаишь. Все становится на свои места, когда дом Зеленщикова в тексте предмета охраны именуется «важной составной частью формирующегося на ул. Сеспеля архитектурного ансамбля объектов культурного наследия».

«Формирующийся ансамбль объектов культурного наследия» это не оксюморон, это реальность, которая частично уже отражается в водах Залива. Ансамбль этот выдающийся, в него входят исключительно памятники федерального значения: лже-дом Кадомцева, новодельный Дом на подклете с фантазийным крыльцом и пока несуществующий Дом Зеленщикова.

Надо ли говорить о том, что, сам по себе вопрос о целесообразности воссоздания памятника, утраченного более тридцати лет назад, да еще на новом месте, в принципиально иной ландшафтной ситуации, с точки зрения современной науки о наследии, является, мягко говоря, весьма дискуссионным и прецедентно значимым? Однако, утверждая предмет охраны, будущего Дома Зеленщикова, Министерство культуры не сочло нужным вынести его проект на рассмотрение Федерального научно-методического совета по культурному наследию. И то верно: попади этот документ своевременно в руки специалистов, у него не было бы шансов. Да и сам «формирующийся ансамбль объектов культурного наследия» на Западном косогоре привлек бы к себе нежелательное внимание.   

И что же теперь делать?

Прежде всего, нужно признать очевидное: подлинные памятники безвозвратно утрачены, а то, что сейчас фигурирует под их именами, не может претендовать даже на то, чтобы именоваться «новоделом», поскольку не соответствует критериям научности и достоверности воссоздания.

Представим себе, что в алмазной кладовой Гохрана среди бриллиантов обнаружились стекляшки. Как должно повести себя руководство этого учреждения? А теперь заменим Гохран на Министерство культуры…

Во избежание фальсификации культурного наследия России статус памятников федерального значения должен быть снят с Дома Зеленщикова, Дома на подклете (здания Соляной конторы) и Ансамбля домов первой половины XVIII века - в связи с утратой, а также с так называемого "Дома Кадомцева" - в связи с тем, что такого памятника никогда не существовало. Министерство культуры России как государственный орган, отвечающий за сохранение уникального культурного наследия нашей страны, может выступить с инициативой издания соответствующего Постановления Правительства РФ.

Очевидно, федеральному Минкультуры потребуется также отменить собственный приказ от 5 ноября 2014 г.; отмене подлежит также Приказ Министерства культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики от 28 октября 2014 г. № 01-07/440 «Об утверждении границ территории и правового режима земельных участков в границах территории объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) федерального значения «Дом Зеленщикова, XVII в.».

Кстати, органы охраны культурного наследия Чувашии еще в конце 1990-х гг. планировали снять Дом Зеленщикова с охраны в связи с утратой, однако это не удалось сделать из-за того, что работа по исключению памятников из реестра была приостановлена на время подготовки нового Федерального Закона «Об объектах культурного наследия».

Для предотвращения подобных историй в будущем следовало бы снять с охраны еще два чебоксарских объекта культурного наследия федерального значения, также утраченных на рубеже 1970-1980-х гг. - «Жилой дом середины XVIII в.» по адресу: ул. Союзная, 18 и «Жилой дом первой половины XVIII в.» по адресу: ул. Чернышевского, 6.

Это позволит привести список объектов культурного наследия Чебоксар в соответствие с реальностью. Горькой, но реальностью.

Нельзя, конечно, не учитывать сложность и деликатность ситуации. Памятуя о трагической истории Чебоксар, о массовом уничтожении в конце 1970-х гг. исторической застройки города, включая важнейшие памятники зодчества XVII – XVIII вв., можно понять стремление республиканских и городских властей к восстановлению исторического образа хотя бы некоторых зданий. Дело лишь в том, чтобы, решая одну проблему, не создавать другую.

Стекляшки сами по себе могут быть красивы и сверкать не хуже бриллиантов, но помещенные в кладовую наряду с бриллиантами, они обесценивают настоящие камни и упраздняют само понятие «драгоценность». Копия, даже точнейшая, никогда не сравнится с подлинником, потому что она - копия. Культурное наследие может быть только подлинным; все остальное - фальсификат. Соседство терема с бассейном в одном списке с ансамблем Введенского собора 1651 года с его уникальными, ни на что не похожими росписями, оскорбительно для исторической памяти Чебоксар, Чувашии, России. Оскорбительно для всех нас.

Наше наследие нельзя подделывать, нельзя вносить в реестр заведомые новоделы, нельзя именовать памятниками федерального значения такие постройки, которых по совести стоило бы стыдиться.

Однако, если на улице Михаила Сеспеля нет и не может быть никакого наследия, это не означает, что там нельзя построить здание в историческом стиле, коль скоро на то есть желание республиканских и городских властей и согласие инвестора. Не страшно, если на бровке косогора, над зеркалом Залива появится новый дом в стиле русского барокко, напоминающий о погибшем Доме Зеленщикова. Главное, перестать обманывать самих себя. В общем, пусть развеется наконец над улицей Сеспеля морок абсурда, и все будет по-честному. 

Вместо комментарияДиректор Государственного центра по охране культурного наследия Чувашской Республики Николай Муратов в двух недавних интервью ИА REGNUM выступил с такими оценками событий конца 1970-х гг. и нынешних «воссозданий» в Чебоксарах:

«Это были 1978 - 1979 гг. Все объекты, которые были снесены, не входили в реестр памятников, в чем беда-то. Почему так случилось, не могу понять... Целые кварталы - особняк к особняку - все снесено, и все оказалось "не памятниками"... Когда сносилась историческая часть Чебоксар и готовилось ложе Чебоксарского водохранилища, шли большие дебаты о том, что сохранить и как сохранить. В итоге были выявлены основные объекты, которые представляют ценность на федеральном уровне - купеческие особняки XVIII века - Дом Кадомцева, Дом Зелейщикова и Соляная контора (Дом Игумнова). Эти строения были распилены на блоки, перенесены на улицу Сеспеля. Согласно Генплану, их подлежало восстановить на месте деревянных ветхих домов, которые пошли под снос. Блоки домов-памятников, к сожалению, сохранить не удалось – пролежав на улице Сеспеля пару десятков лет, кладка расползлась в щебень. Самые лучшие кирпичи из оставшихся пустили на восстановление Соляной конторы. Силами инвестора, фирмой "Эридан", без привлечения бюджетных средств, восстановлен Дом Кадомцева.

vozdv.jpg

Церковь Крестовоздвижения в Чебоксарах на берегу водохранилища. Начало 1980-х гг.

Хранился и фрагмент стены с окном и главы Крестовоздвиженской церкви. Кстати, ее взорвали в 1989 году, в юбилей Чувашской автономии, чтобы не портила обзор окрестности - когда водохранилище залили, колокольня выступала из воды... Эту церковь тоже хотели на новом месте воссоздать - возле храма Михаила Архангела (угол К. Иванова и Бондарева), который тогда был книгохранилищем. Никто не мог предположить, что вскоре он вновь станет действующим храмом. Теперь там строить негде. Были попытки восстановить ее и рядом с прежним местом, где сейчас речной порт, - казачество заинтересовалось храмом, но вопросы размещения объекта и финансирования решить не удалось.

Изначальное решение - воссоздать объекты гражданского зодчества на улице Сеспеля - было мудрым. Ведь именно этот косогор и является историческим центром Чебоксар. Он должен был стать «изюминкой», туристическим местом, где можно было показать, какими были Чебоксары XVIII века и какие особняки строили богатые купцы. Рассказать о том, что это был расцвет каменного строительства…

Справедливости ради скажу, что восстановление этих домов, действительно, пошло разными путями. К примеру, Дом Кадомцева сейчас мы видим именно таким, каким он был исторически, каким читался на старинных гравюрах - с мансардным этажом. Но еще в процессе переговоров новый хозяин поставил условие, что придаст дому лишь внешний облик, а планировку сделает такую, какая нужна ему. Или же он вообще ничего не будет строить… Ничего не поделаешь. Частная собственность. Ни рубля бюджетного там нет. И, по сути, нынешний Дом Кадомцева - действительно, лишь напоминание, что в XVIII веке было Чебоксарах такое здание.

Смысл (сохранять охранный статус таких памятников - Ред.) есть. Другой вопрос — категория. Может и не стоит его ставить на охрану на федеральном уровне, а достаточно сделать его региональным и даже муниципальным. С другой стороны, согласно закону 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» строения, которые представляют архитектурную ценность, могут перейти в ранг памятников через 40-50 лет после постройки. Так что, к примеру, у того же Дома Кадомцева снова будет полное право называться памятником через полсотни лет.

Но Соляную контору, к счастью, успели восстановить с использованием оригинального материала. Правда, в ее кладку ушел весь более или менее оставшийся целым кирпич разобранного Дома Зелейщикова. Но его тоже планируется восстановить. Буквально недавно Дом Зелейщикова был зарегистрирован в ЕГРП культурного наследия Минкультуры РФ с целью воссоздания внешнего облика и планировки. Проект воссоздания сделан благодаря сохранившимся фотографиям экспедиции знаменитого профессора истории Некрасова, работавшего в Чебоксарах в 30-х гг. ХХ века и выявившего этот ценнейший объект. К сожалению, по ряду причин восстановление Дома Зелейщикова на сегодняшний день застыло на этапе фундамента и 115-ти кубов кладки».

На прямой вопрос журналиста: Дом Кадомцева - фактический новодел. Тем не менее, его преподносят туристам как памятник гражданского зодчества XVIII века. Есть ли у нас моральное право считать его памятником? – Николай Муратов ответил так:

“Да, с точки зрения реставрационного дела, это - аморально и никуда не годится. Но если жизнь заставила применить такой метод?”

Комментарий “Хранителей Наследия”: в марте 2015 года мы рассказывали о «симулякрах» в Верхотурье, где откровенные «новоделы» сооружений «Духовного центра Урала» власти пытаются поставить на госохрану как объекты культурного наследия, а архитектурная общественность протестует против такого намерения. Ситуация в Чебоксарах показывает нам иную грань проблемы фальсификации наследия. Даже из лучших побуждений получается «как всегда».

Фото: В.Ф. Николаева, Госистархив Чувашии, foto.cheb.ru, ivan-da-maria.org, EtoRetro.ru.

На главную