Беда косит наши ряды

21.09.2016
Беда косит наши ряды

Уникальный памятник деревянного классицизма в Солигаличе может заменить бетонно-пластиковое чучело

Евгения Твардовская

В Солигаличе взялись улучшить уникальные деревянные Торговые ряды на Красной площади и «вдохнуть» в них современную жизнь. В реестре они значатся как «Ансамбль Торговых рядов (деревянные), XVIII - XIX вв.». Это федеральный объект культурного наследия с 1974 года. Но больше чем за 40 лет не нашлось у костромских органов охраны памятников времени, сил и средств на то, чтобы определить его предмет охраны и разработать зоны охраны. А ведь велика вероятность того, что это последние деревянные торговые ряды во всей России. Утверждая такое, знающие люди ссылаются на авторитетный список гостиных дворов и торговых рядов, составленный исследователем А.А. Максимовым еще в 1972-м году. С тех пор исторических торговых рядов, тем более деревянных, явно не прибавилось. В Солигаличе – уцелели, да еще и не были искажены перестройками.

Тем больше опасений внушает начавшаяся активность вокруг памятника. Рядом с ним подготовлена площадка, весьма вероятно, для его разборки.

2.JPG
Торговые ряды на Красной площади

Деревянные торговые ряды стоят в самом сердце Солигалича, на центральной торговой и административной площади. Когда-то здесь был целый комплекс торговых построек. Уникальность этого места, как и всего города, - в том, что строительство Солигалича по новому плану началось после большого пожара 1808 года. Не претерпев значительных изменений, планировка и частично застройка центра города сохранились до сих пор.

Первоначально предполагалось строительство каменных рядов, как в других городах. Однако слишком дорогим кирпичным зданиям предпочли деревянные. Это в будущем обусловило уникальность торговых рядов Солигалича.

Всего в первой половине XIX века было выстроено 4 корпуса торговых рядов (последний в 1853 г.). Они никогда не были частной собственностью, а принадлежали городу: купцы могли только арендовать лавки. Из существующих ныне зданий рядов с XIX в. сохранилось только одно, имеющее по-настоящему историческую ценность – западный корпус, построенный в 1831-33 гг. Восточный же корпус является «новоделом». Он был полностью снесён и заново выстроен в 1995 г. Теперь это памятник, скорее, современного деревянного зодчества. В народе их так и называют «старыми» и «новыми» рядами.

«Интересной и важной особенностью памятника является его аутентичность, ведь редко когда до нашего времени объекты доходят, не претерпев перестроек, исказивших их облик и функциональное назначение. Также необычно здесь повторное использование кованых решеток по дворовой стене рядов, причем сами решетки ранние, относятся, предположительно, к XVIII веку, - рассказал «Хранителям Наследия» архитектор-реставратор Николай Смирнов. - Они, несомненно, подлежат сохранению в качестве части предмета охраны или музейного экспоната. Стоит отметить, что состояние сруба, несмотря на видимые деформации, удовлетворительное. Основание рядов - кирпичный цоколь. Он подвергся деформации, к сожалению, не подлежит консервации и нуждается в частичном восстановлении. Однако с самим срубом возможно работать без разборки (в том числе и перекладывать цоколь, незначительно вывесив сруб - чему способствует активный перепад рельефа на участке рядов). Возможна и переборка сруба, но для этого должны быть выполнены полноценные обмеры памятника и комплект маркировочных чертежей с дефектными ведомостями».

«Я обследовал Торговые ряды много лет назад. Памятник – замечательный, с многочисленными интересными деталями. Скажем, внизу там есть кирпичные подклеты с уникальной дренажной системой. Ряды должны быть сохранены, причем именно на своем родном месте. Ведь если перевозить памятник в какой-то музей деревянного зодчества, он «потеряется». Он смотрится именно в своем родном городском окружении», - говорит заслуженный реставратор России Александр Попов.

DSC_6221.JPG

DSC_6222.JPG

Творческий замысел

То, что реставрация Торговым рядам нужна – истина, не требующая доказательств. То, что некие работы затеваются – никакая не военная тайна. Заказчиком реставрации является ОГБУ "Наследие". Исполнителем проектной части стало тамбовское ООО «Ростехпроект». Вот что нам рассказал его генеральный директор Борис Демин:

«Сейчас проект находится все еще в стадии согласования. Это процесс сложный и многоступенчатый. Что сейчас происходит на объекте – я не в курсе. Мы к этому отношения не имеем. У нашей фирмы есть опыт работы с памятниками деревянного зодчества: в Тарханах и в Ясной Поляне – мы делали хозпостройки. Торговые ряды в Солигаличе находятся в аварийном состоянии. Проект предполагает их переборку и замену разрушенных и утраченных фрагментов новыми, из улучшенных материалов. Ряды сохранят свой внешний облик и планировку. Там опять будет торговля».

Экспертные решения: две попытки

Еще в марте 2016 года на сайте костромского госоргана охраны памятников появился «Акт государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации, обосновывающей проведение работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль торговых рядов (деревянные), XVIII-XIX вв. корпус №2», выполненный кировскими экспертами.

Уровень подготовки самого документа, а главное – суть одобряемых им мер заставили целую инициативную группу архитекторов-реставраторов из Москвы написать негативный отзыв во время общественного обсуждения экспертизы.

Оставим за скобками такие мелочи, как изображение на титульном листе документа снесенного восточного корпуса рядов, а также то, что ни один кировский эксперт не является архитектором или архитектором-реставратором: все они имеют специальность «инженер-строитель». Главная беда проекта и экспертизы - в неполном и, соответственно, некачественном выполнении научных работ, отсутствии инженерных исследований конструктивных элементов памятника, а ведь именно на их основании делается вывод о необходимом демонтаже во имя спасения.

Экспертиза была отклонена костромским госорганом. Но спустя всего-навсего месяц, в апреле 2016-го, появилась ее новая версия – переработанная и дополненная. Она осталась не замеченной общественностью, взволнованной судьбой рядов – к сожалению. Но Общественный совет при Костромской инспекции по охране объектов культурного наследия рекомендовал отклонить положительное заключение экспертизы и отправить проект на дополнительные исследования. К счастью.

DSC_6212.JPG

Экспертные мнения

По сути своей вторая серия экспертизы не сильно отличается от первой.

В ее выводах сообщается, что «проектные решения направлены на устранение недостатков конструкций, вызванных повреждениями вследствие негативных условий эксплуатации», и что «проектные решения приспосабливают памятник к использованию в современных условиях». Особенно подозрительной выглядит фраза «Поврежденные и разрушенные элементы конструкций заменяются на аналогичные или улучшенные в соответствии с учетом современных требований эксплуатации».

Получается, что реставрация ориентируется не на собственные научные принципы, а на требования эксплуатации, да еще и современные.

«Таким образом, при производстве работ проект позволяет выполнить памятник заново после демонтажа из любых материалов, которые заказчик или будущий пользователь вместе с производственной организацией решат достаточными для удобной эксплуатации объекта, - считает Александра Антипова, архитектор-реставратор (Москва). - Неизменный вопрос: кто будет определять процент утрат исторического материала и метод его реставрации? Ведь если в проекте сразу не была заложена дефектная ведомость и отбраковку материала предлагается делать на стройплощадке после демонтажа памятника – откуда в выделенном бюджете появятся средства, необходимые для работ по реставрации элементов конструкций и художественного декора памятника?

Метод переборки объекта считается одним из основных способов реставрации деревянных памятников, и вызывает подозрение у специалистов только в случае, если на объекте нет маркировочных чертежей, дефектной ведомости, и, как в данной экспертизе, - если в предложенном предмете охраны не указан материал памятника. Потому что для специалистов не секрет, что при приходе неблагонадежной производственной команды на объект и при такой свободе работы с памятником, допущенной в документации, мы не просто можем потерять объект, а, что не менее трагично, мы можем получить пластиковую подделку, установленную на бетоне, для увеселительного показа окружающим, как чучело некогда особенного и уникального объекта».

Состав представленной на согласование документации по второй экспертизе не изменился. Правда, идет постоянная путаница с именами собственными: автором маркировочных чертежей – самых важных в случае разборки памятника – называется то «Научно-реставрационное проектное объединение», то ООО «Реставрационный центр – архитектура, производство, обучение». Стоит ли доверять таким чертежам, да и существуют ли они в природе – возникает вопрос? Автором «Комплексных научных исследований», состоящих из архитектурных исследований, зондажей, обмеров деталей, фотофиксаций – называется ФГУП «Спецпроектреставрация» и стоит дата выполненных работ – 2001 год. Пятнадцать лет назад. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять актуальность этой информации сегодня. Не говоря уже о том, что по законодательству «срок годности» документов, скажем, в части инженерных обследований - 3 года.

«Опять-таки не приводится никаких данных о проведенных инженерных обследованиях памятника. Это позволяет нам сделать вывод о том, что заключение об аварийности объекта сделано на основе визуального анализа, а никак не комплексных научных изысканий, - считает Николай Смирнов, архитектор-реставратор (Москва). - Если знать объект, то становится понятным, что ни разработчики, ни эксперты не видели кованные разнохарактерные решетки, созданные, по всей вероятности, много раньше памятника и вторично использованные в оконных проемах стены, выходящей на овраг. Также никто не обследовал систему подвалов, содержащую уникальные материалы по отведению воды от цоколя. Можно только представить уровень, с которыми будут выполнены реставрационные работы при таких исходных данных. Появляется еще один, немаловажный вопрос: была ли запланирована данная операция по демонтажу последних деревянных рядов заранее. Может быть, именно поэтому орган охраны в упор не замечал, что в его руках и именно под его охраной находится уникальный памятник архитектуры. Или же это уже слишком обыденная ситуация, когда неквалифицированность сотрудников органа охраны приводит к необратимым последствиям и утрате памятников истории и культуры?»

1.JPG

Памятник на памятнике

За переживаниями о судьбе самих Торговых рядов не надо упускать из виду и еще один момент. Что стоят они на территории другого объекта культурного наследия – уже регионального значения: «Участок культурного слоя левобережного посада, XV-XVIII вв.». Экспертиза упоминает об этом вскользь. А ведь по 73-ФЗ в таких случаях обязательно выполнение раздела проекта об обеспечении сохранности памятника археологии. Либо же должен быть разработан план археологических полевых работ, включающих оценку воздействия будущего проекта на культурный слой. Соответственно, в экспертизе этим позициям должна быть дана оценка. А ее - нет…

Срочные меры

Итак, вторая экспертиза по проекту так называемой реставрации с приспособлением не прошла Общественный совет. И все же окончательное решение – за Костромской инспекцией.

Сейчас инициативная группа архитекторов-реставраторов готовит обращение в Минкультуры РФ с предложением срочно остановить работы на памятнике и пересмотреть не только проект его так называемой реставрации с приспособлением, но и сам статус Торговых рядов. С учетом их ценности и уникальности, они достойны войти в перечень объектов культурного наследия федерального значения, полномочия по государственной охране которых осуществляет Минкультуры. Таким образом, Торговые ряды Солигалича оказались бы под защитой федерального органа охраны наследия. Эта работа когда-то уже начиналась. Но не была доведена до конца.

Сложившаяся ситуация дает повод вернуться и переоценить памятник. Пока же открытым так и остается вопрос: кто и зачем разравнял площадку у Торговых рядов XIX века?

Фото: Александра Антипова, Фотографии Костромской губернии

Заглавное фото: Илья Гольберг "Гостиный двор в Солигаличе", июль 1967 г.

На главную