Сказание об избыточном надзоре

30.06.2020
Сказание об избыточном надзоре

Как Управление Минкультуры РФ пытались обвинить в срыве реставрации и что из этого вышло

«Хранители Наследия»

В один прекрасный майский день 2020 года в красноярском издании «Проспект Мира» нежданно-негаданно появился редакционный материал о реставрации.

Во врезе к тексту был обещан «разбор ситуации», но в заголовке уже был четко обозначен результат: «Из-за частых проверок Минкульта реставрация старинных зданий идет медленно, их не сдают в срок».

А из первых срок становилась ясна и причина: «В Красноярском крае строители все чаще жалуются на Управление Министерства культуры РФ по Сибирскому федеральному округу… Вернее, на необоснованно частые проверки, решения которых затем отменяют суды, и единственным результатом которых становится затягивание реставраций».

Когда на затягивание реставраций жалуются строители – уже это одно заставляет насторожиться. А когда понимаешь, что речь идет о «юбилейной реставрации» Енисейска (к 400-летию города в 2019 году), в ходе которой вскрывался целый букет безобразий – и работы вразрез с проектами, и демонтаж подлинных конструкций памятников XVIII–XIX вв., и порча их фасадов, и отстранение от работ подрядчиков и т.д. и т.п. – становится ясно, что «наезд» на сибирское Управление Минкультуры случайным быть не может. Конечно же, это оно виновато в срыве реставрационных работ в Енисейске, а не те, кто под видом реставрации творил на памятниках неописуемое.

Краткая предыстория

«Хранители Наследия» посвятили в 2016–2019 гг. несколько материалов «юбилейной реставрации» Енисейска. Этой «реставрацией», надо отметить, занимались не только мы, но и Минкультуры РФ, Служба по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края, Народный фронт, прокуратура и полиция. Удовлетворен ходом и качеством реставрационных работ был, пожалуй, только госзаказчик – КГКУ «Управление капитального строительства» (не те ли это «строители», которые теперь жалуются? – Ред.)

Как мы писали,  еще в 2016 году выездная комиссия с участием представителей федерального и регионального органов охраны памятников, экспертов и даже духовенства, осмотрев реставрируемые объекты Енисейска, вынесла неутешительный вердикт: «Отмечено низкое качество проектных решений и выполняемых реставрационных работ, принимаемые решения идут в разрез с принципами сохранения объектов культурного наследия». 

Уже ближе к финишу реставрационного забега, весной 2019 года, независимые эксперты подводили его итоги очень просто:  «Либо ты ценишь историю всегда, либо пускаешь пыль в глаза». На реставрацию 20 с лишним объектов Енисейска было потрачено в общей сложности более 3 млрд рублей из федерального и регионального бюджетов.

Юбилей, конечно же, в августе 2019-го провели, а потом, как водится, стали доделывать недоделки. В срок все объекты сдать не успели.

Красноярский тезис

С этого, собственно, и начинается «расследование» красноярских коллег: «В прошлом году не успели сдать к торжественному празднованию 400-летия Енисейска знаменитую усадьбу Баландина середины 19 века».

Вместо предметного анализа хода и качества этой реставрации читателя немедленно погружают в подробности биографии руководителя Управления Минкультуры РФ по Сибирскому федеральному округу Валентины Старокожевой. Управление трижды проверяло за неполные два года деятельность краевой Службы по охране памятников. «Поэтому» читателю рассказывают: что в 2008 году Старокожева «поддерживала тогдашнего главного санинспектора Геннадия Онищенко в запрете грузинских вин»; сколько она заработала в 2017 и 2018 годах и сколько квадратных метров в ее квартире.

Очень познавательно, но какое отношение это имеет к сути дела?

Потом начинается-таки рассказ о проверках. Первая, в 2018 году, была посвящена реставрации усадьбы Баландина (см. заглавное фото). Как утверждается, она проводилась «из-за жалобы ООО «АК-Проект» – эта организация разрабатывала проектную документацию, которая по закону согласовывается со специалистами Минкульта. Она же занималась авторским надзором на объекте. Однако управление капитального строительства – заказчик работ – расторгло с компанией контракт, обнаружив существенные недостатки в проектной документации и некачественный контроль».

Вывод оригинален: «То есть по той документации, которую принимали сотрудники минкульта под руководством Валентины Старокожевой, оказалось невозможно проводить реставрационные работы». Как будто это не краевой госорган охраны памятников согласовывает проекты реставрации…

Управление Минкультуры вменило подрядчику повреждение объекта, а Службе и владельцу здания – несоблюдение закона об охране объектов культурного наследия. В отношении краевого ведомства и его сотрудников, подрядчика и владельца усадьбы составили протоколы об административных правонарушениях по статьям 7.13, 7.14.1 КоАП РФ, которые предусматривают штрафы до пяти миллионов рублей».

Далее утверждается, что «суд вообще не обнаружил доказательств якобы причиненного вреда усадьбе и указал, что Управление Минкульта неправильно применило нормы законодательства и нарушило порядок привлечения к ответственности».

А итог, по красноярской версии – «затягивание реставрации. Работы на объекте пришлось приостановить, так что 400-летний юбилей Енисейск встречал без знаковой для города усадьбы Баландина».

Потом в 2018–2019 гг. последовали еще две проверки, по итогам которых Управление Минкультуры составляло «акты с замечаниями», а краевая Служба возражала, что они необоснованные и влекут за собой «излишние требования» к собственникам памятников.

Итоги «расследования» подвел анонимный «представитель одной из строительных компаний, занимающихся реставрацией»: он говорил «об избыточном надзоре со стороны федерального ведомства»: «Такое ощущение, что задача Управления — хоть в чем-то уличить Службу по охране объектов. Соответственно, останавливается и работа строителей, на объекте ничего нельзя делать, пока не разберется суд».

А «избыточный надзор», в свою очередь, «приводит к срыву реставрационных работ, он способен парализовать работу всей Службы». Действительно, не было бы надзора – все объекты были бы давно сданы, бюджеты освоены. А тут проверяющие треплют нервы и отнимают время у солидных «игроков реставрационного рынка»…

Сибирский антитезис

Откровенно говоря, ситуация, когда представители строительных компаний начинают отстаивать интересы госоргана охраны памятников – должна в первую очередь заставить госорган задуматься: а чьи интересы, в свою очередь, отстаивает он сам?

В краевой Службе по охране объектов культурного наследия решили воздержаться от публичных оценок этой публикации, совершенно справедливо посчитав, что «комментировать деятельность управления Минкульта с их стороны было бы неэтично».

Управление Минкультуры РФ по СФО в официальном ответе-комментарии для начала разъяснило нормы закона: «Управление осуществляет контрольно-надзорную деятельность в соответствии с предоставленными полномочиями и обязательными требованиями действующего законодательства Российской Федерации. Проверки деятельности региональных органов охраны объектов культурного наследия (далее госорганы охраны памятников) проводятся Управлением в плановом и внеплановом порядке с целью контроля полноты и качества осуществления в регионах Сибирского федерального округа переданных Российской Федерацией властных полномочий по государственной охране и федеральному государственному надзору в отношении объектов культурного наследия федерального значения. По результатам проведенных проверок, в случае выявления нарушений обязательных требований, Управление вправе выдавать обязательные для исполнения предписания, принимать иные меры административного реагирования в рамках предоставленных полномочий, в том числе составлять протоколы об административных правонарушениях».

А потом перешло к сути: «В ряде случаев госорганы охраны памятников Иркутской области и Красноярского края пытались в судах оспорить выданные Управлением по результатам проведенных проверок предписания об устранении выявленных нарушений, но судами только подтверждалась законность и обоснованность выданных Управлением предписаний… Причины срыва сроков сдачи реставрируемых объектов культурного наследия в городе Енисейске Красноярского края кроются не в проводимых Управлением проверках и принимаемых по ним мерах реагирования, а в просчетах, допущенных на стадии выдачи заданий, разработки, экспертизы и согласования проектной документации, при организации и осуществлении государственного, технического и авторского надзора за работами, а также при производстве работ по сохранению объектов культурного наследия силами реставрационных организаций, в штате которых отсутствуют квалифицированные специалисты, аттестованные Министерством культуры Российской Федерации».

«Не соответствует действительности»

А через две недели, в конце мая 2020 года, издание «Проспект Мира» – без каких-либо объяснений и извинений – опубликовало следующий материал на ту же тему, под названием «Опровержение».

Из него читатели могут узнать то, что уже гораздо больше похоже на правду.

А именно: «Все сведения о деятельности Управления и его должностных лицах получены авторами публикации из источников информации в сети Интернет, а также от анонимных строителей, бизнесменов и «игроков реставрационного рынка», общавшихся с журналистами».

«Не соответствует действительности утверждение редакции «ПМ» о проведении Управлением «необоснованно частых проверок, решения которых затем отменяют суды, и единственным результатом которых становится затягивание реставраций», так как результаты контрольных мероприятий, отраженные в актах проверок, региональными органами государственной власти не обжаловались ни в судебном, ни в досудебном порядке. Оспариваемые в порядке административного судопроизводства предписания Управления об устранении выявленных нарушений признавались судами законными и обоснованными».

«Сведения, касающиеся согласования «со специалистами Минкульта» проектной документации, разработанной московской организацией ООО «АК Проект» по объекту культурного наследия федерального значения «Усадьба Баландина», сер. XIX в. (Красноярский край, г. Енисейск, ул. Ленина, 103), также не соответствуют действительности…. научно-проектная документация согласована Службой по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края письмом от 11.01.2016 № 102-2476».

«Сведения о том, что «суд вообще не обнаружил доказательств якобы причиненного вреда усадьбе», также не соответствуют действительности. Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 15.05.2018 по административному делу № 2а-4108/2018 установлено, что «для пресечения и недопущения противоправных действий, приведших к повреждению объекта культурного наследия федерального значения» «Усадьба Баландина» в городе Енисейске Управление было «вправе выдать предписание, в том числе об устранении выявленных нарушений обязательных требований»».

«Работы по сохранению усадьбы Баландина, причем только в части главного дома усадьбы, были добровольно приостановлены их заказчиком — краевым учреждением «Управление капитального строительства» (далее УКС), в связи с недоработками научно-проектной документации и необходимостью ее корректировки».

Спрашивается: что же тогда в «расследовании» соответствует действительности? Похоже, только одно – плодотворные контакты с «игроками реставрационного рынка».

На главную