Краеведение, запрещенное судом и Роскомнадзором

28.12.2020
Краеведение, запрещенное судом и Роскомнадзором

Калужские СМИ сообщают, о весьма странном судебном деле и не менее странном решении Обнинского городского суда, вынесенном 24 декабря 2020 года в отношении краеведа из Обнинска Артема Майнаса.

В суд на Майнаса пожаловалось калужское областное управление Роскомнадзора, обвинив краеведа в том, что он нарушил федеральный закон «О персональных данных». Нарушение выразилось в том, что Майнас опубликовал на своем краеведческом сайте о городе Обнинске  фотографию находящегося на городском кладбище надгробия скончавшегося в 2015 году ученого и путешественника Феликса Кашина. Жалобу в Роскомнадзор, в свою очередь, подали сыновья умершего, после того как краевед отказался удалять фотографию с сайта.

Обнинский городской суд удовлетворил иск Роскомнадзора и вынес решение об удалении с сайта оспариваемых персональных данных. На момент публикации этого материала фотография надгробия с соответствующей страницы сайта убрана, однако биографические сведения о датах рождения и смерти, а также фамилия, имя и отчество ученого по-прежнему опубликованы.

Сайт «АЙК Обнинск», поддерживаемый Артемом Майнасом, содержит разнообразную информацию об истории города, его достопримечательностях, а также о жителях – как живых, так и умерших. Для его наполнения автор использует все доступные источники информации, не исключая соцсетей и, как видим, кладбищенских надгробий.

По сообщениям СМИ, на Майнаса и его сайт ранее неоднократно жаловались в Роскомнадзор жители Обнинска, недовольные «разглашением личных данных». Заявление по делу о фотографии надгробия Феликса Кашина подал в Роскомнадзор его сын Глеб, который обнаружил в этой т.н. «Обнинской Википедии» и собственную подробную биографию, опубликованную без согласования с героем.

Сайт Артема Майнаса содержит десятки биографических страниц о жителях города. Этот раздел «Персональные страницы» (см. заглавное фото) снабжен сервисом поиска по алфавиту, а также по категориям: «Актеры», «Архитекторы», «Бармены», «Бизнес-спикеры» и т.д.

Как заявляет сам Артем Майнас, в «немотивированных просьбах» удалить с сайта какие-либо данные он отказывает, а жалобы до этого разрешались с Роскомнадзором в досудебном порядке.

Майнас обошел городские кладбища и сфотографировал захоронения известных людей, дополнив этими фотографиями их персональные страницы на своем сайте. Как уверяет краевед, многие люди благодарят его за помощь в сохранении истории Обнинска и за возможность «не отправляясь на кладбище, узнать, как выглядят могилы тех людей, которых они знали, которые им дороги».

О ходе судебного разбирательства, начавшегося еще в сентябре 2020 года, краевед рассказывает так: «Суд не отрицает, что я спокойно могу находиться на кладбище, не прося разрешения у родственников умерших, потому что это мое право на свободное передвижение по России. Не отрицает, что я могу фотографировать все, что вижу, если это не запрещено. Но Роскомнадзор заявляет, что распоряжаться этими данными нельзя, потому что они персональные. Это полный абсурд». В суде Майнас ссылался на 29-ю статью Конституции, которая гарантирует свободу слова и дает каждому право беспрепятственно искать и распространять информацию. Краевед намерен отставать теперь свои права в высших судебных инстанциях.

Закон Российской Федерации «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года, который вряд ли знают наизусть историки, краеведы и экскурсоводы, определяет, между прочим, что персональные данные – это «любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных)». Подчеркнем – любая.

Упомянутым федеральным законом «регулируются отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами местного самоуправления, иными муниципальными органами, юридическими лицами и физическими лицами с использованием средств автоматизации, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях, или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным».

Из этого можно сделать вывод, что закон о персональных данных запрещает обработку без согласия их «субъекта» любых персональных данных, если результатом этого становится возможным поиск персональных данных или доступ к ним. Если считать русский алфавит «заданным алгоритмом», то под действие этого закона можно подвести любой биографический или телефонный справочник. Или даже именной указатель в конце исторической или краеведческой книги.

А из этого, в свою очередь, можно сделать вывод, что российское краеведение существует пока что по недосмотру судов и Роскомнадзора, поскольку краеведение по своей сути и есть поиск, систематизация и публикация персональных данных самых разных людей, у значительной части которых есть еще активные родственники или наследники.

Биографические сведения, годы жизни, мемориальные адреса и периоды проживания по ним, события из жизни и их географическая привязка – все, чем занимаются краеведы, получается, и есть персональные данные.

Да и не только краеведы – из этой же оперы, например, всевозможные рейтинги ныне действующих архитекторов и скульпторов. Даже странно, что «Википедия» или «Большая Российская энциклопедия» еще не перешли на нелегальное положение. Мы уж не говорим, Боже упаси, о Едином госреестре объектов культурного наследия на официальном сайте Минкультуры РФ, который прямо-таки изобилует адресами, биографическими сведениями о знаменитых людях; попадаются, кстати, и фотографии их надгробий и захоронений.

Из решения обнинского суда также следует, что публикация фотографии не то что надгробия, но даже мемориальной доски на доме, где жил тот или иной известный человек, чревата неприятностями для публикаторов. 

А безопасная для авторов краеведческая информация должна, стало быть, выглядеть примерно так: "В этом доме (адрес не публикуется) в некоторые годы жил известный российский (профессия не разглашается), назвать имя которого не представляется возможным".        

 

На главную