Защитные зоны: кто заказывал панику?

29.09.2015
Защитные зоны: кто заказывал панику?

«Хранители Наследия»

29 сентября СМИ Санкт-Петербурга довольно неожиданно выдали целую серию панических публикаций, посвященных находящемуся на обсуждении в Государственной думе законопроекту о т.н. «защитных зонах» объектов культурного наследия, о котором «Хранители Наследия» рассказывали в мае 2015 года. Вот, например, характерные тезисы «Делового Петербурга»: «Строительство в радиусе 100 м от зданий–памятников будет запрещено. Законопроект уже одобрен правительством РФ. В шоке не только девелоперы Петербурга, но и чиновники»; «проект уже включен в программу Госдумы для рассмотрения на октябрь 2015 года. Для Петербурга его принятие будет иметь катастрофические последствия — в городе 8464 объекта культурного наследия, охраняемых государством. Памятники занимают более 65% территории центральной части города. То есть защитная зона закроет практически весь исторический центр Петербурга. Впрочем, здания, которые имеют статус объектов культурного наследия, есть практически во всех районах и пригородах», «коллапс и ужас» и т.п.

Деловое издание обильно цитирует и петербургских девелоперов: «невообразимая по своей нелепости инициатива»; «закон этот принимается для создания дополнительных административных барьеров, а значит, возможностей для коррупции», «рынок и так лежит на боку. А впереди у него при таком регулировании только коллапс и ужас», «глупое установление некоего круга в 100 м», «сколько можно действовать запретами? Уже дышать невозможно!»...

Публикацию иллюстрирует карта-схема реализуемых ныне 32 крупных строительных проектов в охранной зоне исторического центра Санкт-Петербурга и близ ее границ, из которой читатель способен сам сделать выводы о том, насколько нынешние градостроительные ограничения защищают исторический облик города. По приводимым данным, за последние полтора года в четырех центральных районах Санкт-Петербурга было выдано 169 разрешений на строительство.

Естественно, петербургские публикации наполнены «страшилками», которыми девелоперы обычно пугают горожан: остановится реконструкция исторического центра, старинные дома так и будут разваливаться, бизнес удушат на корню… Словом, как обычно: «Шеф, все пропало, все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!»

Первое впечатление, возникающее при прочтении этих материалов – авторы просто не открывали законопроект. Ведь там черным по белому сказано, что защитная зона, во-первых, – временная мера, предназначенная для памятников, которые не имеют разработанных и утвержденных в установленном порядке зон охраны с их градрегламентами. Во-вторых, режим защитной зоны запрещает не любую реконструкцию зданий, а только связанную с «изменением их объемно-пространственных характеристик». Так что нагнетать панику среди девелоперов вроде бы нет оснований.

Предположим, авторы публикаций сгоряча не разобрались в градостроительно-юридических тонкостях. Но уж в своем-то ремесле журналисты должны понимать. Между тем, вынесенное в сентябрьские заголовки согласование законопроекта Правительством РФ состоялось еще в январе 2015 года, о чем свидетельствует официальное письмо, опубликованное в комплекте документов законопроекта на сайте Госдумы. Такой заплесневелый «информационный повод» с негодованием отвергнет любой профессионал СМИ. Так что остается сделать вывод, что решение о серии публикаций о законопроекте принималось отнюдь не из профессиональных соображений.

Примечательно, что ничего подобного не наблюдалось в мае, когда законопроект практически единогласно был принят Госдумой в первом чтении. Очевидно, что «обострение» страхов девелоперского «коллапса и ужаса» весьма не случайно выплеснулось в прессу перед основным вторым чтением в парламенте, после которого обычно в одобренные законопроекты вносятся только косметические поправки. Правда, по нашей информации, второе чтение намечено на декабрь 2015 года, а не на октябрь, как указано в публикациях.

Как ни странно, источник столь встревожившей девелоперов информации раскрывается в самой публикации «Делового Петербурга». Оказывается, «на днях группу девелоперов, которые ведут проекты в историческом центре города, собирал на совещание глава КГИОП (петербургский госорган охраны наследия, Комитет по госконтролю использования и охраны памятников – Ред.) Сергей Макаров. На совещании он уведомил их, что новое федеральное законодательство поставит крест на многих бизнес–проектах. Обращение в Министерство культуры с соответствующей критикой и вопросами, как городу дальше жить в таких условиях, никакого результата не имело. "Со слов Макарова, на федеральном уровне ему ответили, что у них нет задачи облегчать регионам жизнь", — рассказал один из участников встречи».

Более того, «в пресс–службе КГИОП подтвердили, что комитет в мае–июне 2015 года направлял в Министерство культуры РФ и разработчикам законопроекта свои замечания. В частности, они просили уточнить, как будут соотноситься требования новых защитных зон и ранее установленных зон охраны памятников. Кроме того, КГИОП просил не отзывать ранее выданные разрешения на строительство по адресам, которые могут попасть в 100–метровую зону памятников».

Если все это правда, то по меньшей мере поразительна та откровенность, с которой петербургский госорган охраны наследия демонстрирует, на чьей стороне он выступает в градостроительных коллизиях. Вместо того, чтобы, например, тихо порадоваться, что не обеспеченные утвержденными зонами охраны памятники архитектуры получат хотя бы временные «защитные зоны», КГИОП собирает девелоперов (!) и стращает их крахом бизнес-проектов. Вместо забот о сохранении историко-градостроительной среды памятников, как того требует закон, госорган охраны наследия обеспокоен судьбой разрешений на строительство.

Цель серийных публикаций о защитных зонах читается в них же вполне прозрачно: «Еще не все потеряно, закон можно будет откорректировать с помощью поправок».

Правда, судя по документации на сайте Госдумы, Петербург со своим «особым мнением» о защитных зонах пока что остался в гордом одиночестве. Законопроект официально поддержали не только Правительство РФ, но и законодательные органы власти Ульяновской области, Астраханской области, Алтайского края, Кабардино-Балкарской Республики, Красноярского края, Вологодской области, Республики Татарстан.

Фото: piterets.ru

На главную