Основателям – книгу, легионерам – монумент | Хранители наследия

Основателям – книгу, легионерам – монумент

24.06.2015
Основателям – книгу, легионерам – монумент

С оригинальной трактовкой значения и необходимости установки в Пензе мемориальных знаков и монументов выступил недавно врио начальника Управления культуры и архива Пензенской области Евгений Шилов. Отвечая на вопросы горожан в ходе онлайн-конференции в ИА «PenzaNews», он поведал сначала о перспективах реставрации известной усадьбы князей Куракиных Надеждино («Хранители Наследия» рассказывали о ней в феврале 2015 г.): «В августе 2014 года департаментом госимущества Пензенской области объекты недвижимого имущества усадьбы были приватизированы путем продажи на открытом аукционе. По результатам торгов определился собственник — частная компания. В октябре права собственника на объекты усадебного комплекса были зарегистрированы… Управлением культуры и архива Пензенской области выдано задание и разрешение на проведение противоаварийных работ на объекте. Работы должны быть завершены в сентябре текущего года. В соответствии с охранным обязательством, оформленным между собственником объекта и управлением культуры и архива области, до октября 2016 года должна быть разработана научно-проектная документация на реставрацию усадьбы, а к октябрю 2021 года завершены все ремонтно-реставрационные работы».

Затем разговор зашел о скульптурных монументах. На вопрос – “Когда будет увековечена память основателей Пензы Юрия Котранского и Елисея Лачинова?” - Евгений Шилов ответил: “Память основателей Пензы уже увековечена, а именно — в краеведческих книгах, одна из которых «Город-крепость Пенза» Георга Мясникова”. Правда, тут же добавил: “Что же касается установки архитектурных композиций в Пензе, то в настоящее время рассматриваются соответствующие проекты мастеров и художников”.

А вот другой монументально-исторический сюжет – о поставленном недавно пензенском памятнике челословацким легионерам, поднявшим мятеж против Советской власти в 1918 году, вызвал гораздо более развернутый ответ врио начальника регионального органа охраны наследия.

Заданный ему вопрос был весьма логичен: “Хотелось бы узнать Ваше мнение относительно допустимости нахождения вышеупомянутого памятника в Пензе. Ведь он, по сути, установлен людям, которые устроили открытый мятеж в нашем городе против законной власти, а также осуществляли грабежи, артиллерийские обстрелы мирных кварталов, пытки и убийства. Что же такого хорошего и достойного сделали для Пензы чехословацкие легионеры, чтобы в их честь поставили памятник?”

Евгений Шилов пояснил, что “данный проект имеет давнюю историю. В 1999 году между правительствами России и Чехии было заключено соглашение об установке в 50-ти городах России, расположенных вдоль старой Транссибирской железнодорожной магистрали, памятных знаков и памятников чехословацким легионерам, погибшим во время вооруженного конфликта в 1918 году”.

Дальнейший ход его рассуждений был таков: “Надо сказать, что чехословацкие легионеры входили в состав многотысячного Чехословацкого корпуса, который состоял из сдавшихся в плен русским войскам солдат и офицеров и воевал в последующем на стороне царской армии. То есть на тот момент они были нашими союзниками. После заключения Брестского мира, по условиям международного политического протокола, в частности, все союзные войска распускались. Возвращаться на свою родину в качестве предателей чехословацкие легионеры не имели возможности, так как им грозила расправа. Поэтому ленинским правительством и командованием корпуса было принято решение о перемещении вооруженных чехословацких формирований на помощь войскам Антанты морским путем из Владивостока.

Огромная масса войск растянулась по всей Транссибирской магистрали. И конфликт начался после неоговоренного ранее требования со стороны новой власти России ко всем чехословакам о сдаче оружия.

В результате локальных боестолкновений были жертвы с обеих сторон. Это исторические факты. Очевидным является то, что эти события не имели целью свержение новой российской власти и вмешательство во внутренние дела России, хотя в отдельных случаях чехословацкие легионеры оставались в России, принимая участие в последующей гражданской войне.

Поэтому, вероятно, и было принято решение пойти навстречу чешскому правительству и дать разрешение установить памятники в городах России. Пенза не является исключением. Считаю, что памятник является в первую очередь символом тех событий 1918 года, ставших предтечей гражданской войны. Сегодня, когда мы перестали наконец разделять русских того времени на белых и красных, мы начинаем понимать истинные масштабы трагедии гражданской войны. Брат пошел на брата, русский на русского. И, на мой взгляд, этот памятник напоминает о событиях, уроки из которых мы все должны извлечь”.

Досье. Начавшаяся в середине 2000-х гг. согласно российско-чешскому соглашению 1999 г. “О взаимном содержании военных захоронений” установка (за счет чешской стороны) памятников чехословацким легионерам 1918 года (т.н. «белочехи») сопровождалась, как свидетельствуют региональные СМИ, повсеместными протестами против «монументов интервентам» в Челябинске, Татарстане, Самаре, Иркутской области, Красноярском крае и других городах и регионах. Министр культуры Чехии Жири Бессер в 2011 году на церемонии открытия монумента в Челябинске, откуда начался чехословацкий мятеж 1918 года, со своей стороны, отметил, что “открытие памятника стало свидетельством того, что чехи, словаки и русские способны обсуждать спорные моменты в их общей истории”.

8 июня 2015 года пензенские активисты КПРФ, комсомола и “Левого фронта” провели перед администрацией города пикет с требованием “убрать памятник белочешским бандитам”, поставленный без излишней огласки в марте 2015 г. на железнодорожной станции Пенза-III.

На фото (kprf.ru): памятник челословацким легионерам в Пензе.

 

 

На главную