«Система уничтожения наследия чётко работает, а система его защиты наглухо заблокирована” | Хранители наследия

«Система уничтожения наследия чётко работает, а система защиты наглухо заблокирована”

12.04.2015
«Система уничтожения наследия чётко работает, а система защиты наглухо заблокирована”

“Хранители Наследия”

Снос здания Ростовской студии кинохроники, которое проходило в этот момент экспертизу своей историко-культурной ценности для включения в реестр памятников,  в конце февраля 2015 года заставил градозащитников Ростова-на-Дону проанализировать печальный опыт и сформулировать краткую теорию уничтожения культурного наследия. Результатами изысканий они поделились на своем сайте «Памятники Дона».

Для хранителей наследия донской столицы эти теории имеют вполне практический смысл, поскольку сейчас они начали борьбу за сохранение другого памятника неоклассической архитектуры 1950-х годов – украшенного барельефами бывшего здания областного совета профсоюзов, которому грозит уничтожение под видом капитального ремонта. 

oblprof.jpg

Да собственно, и для хранителей наследия всех остальных регионов все нижеперечисленное – отнюдь не абстракция.

Этапы большого вандального пути

Итак, после сноса здания кинохроники, сообщают ростовские градозащитники,  региональные отделения Союза архитекторов и ВООПИК организовали встречу с общественностью города и журналистами. На ней диагноз был сформулирован предельно четко: “Речь идёт о системной проблеме.Суть этой проблемы в том, что в Ростове – да и не только в нём, - давно сложилась и чётко работает система уничтожения культурного наследия. И наглухо заблокирована система его защиты”.

Как не допустить признания исторического здания объектом культурного наследия и и добиться возможности его сноса? Градозащитники Ростова выделяют три основных этапа реализации вандальной стратегии.

Вот, например, есть здание, которое, как Ростовская кинохроника, всего два года назад “было если не в идеальном, то в очень приличном состоянии. И уж точно не было аварийным и «безопасности людей» никак не угрожало”.

“Начинает действовать первый проверенный этап системы уничтожения: здание отключают от коммуникаций, а чуть позже целенаправленно разрушают его крышу… Дальше включается работа «естественных факторов»: перепады температур, постоянное заливание и засыпание здания осадками… Но, даже, после этого на момент сноса стены здания были ещё очень крепкими, вполне подлежали сохранению после незначительного укрепления. И все, кто наблюдал за сносом, это могут подтвердить: с каким трудом за две недели эти стены удалось наконец-таки снести.  А так бы они простояли ещё не один год. Так ведь хозяевам торопиться надо 6ыло - здание вот-вот могли в нести в список охраняемых объектов культурного наследия”.

По такой схеме, отмечают ростовские градозащитники, “уничтожен не один памятник в Ростове, да и не только в нём – по всей стране. Ярчайшие примеры – мельница Солодова и дом Аджемова. Там тоже в течение нескольких недель крепчайшие стены с огромными усилиями сносили под предлогом «ветхости» зданий”.

На втором этапе в дело пускается “заказная техническая экспертиза. Чего она стоит, показывает другой пример – дома Максимова.  Ещё пятнадцать лет назад здание лишили более чем заслуженного звания памятника истории тоже под предлогом его «ветхости»… Дом Максимова благополучно стоит до сих  пор – пятнадцать лет спустя после признания его «ветхим»... И про «ветхость» и «аварийность» здания никто и не вспоминает”.

Наконец, на третьем этапе, когда дело идет уже к финалу, госорган охраны наследия, куда градозащитники, как правило, успевают подать заявление о признании объекта ценным, сообщает, что не успевает или не имеет возможности этого сделать. Попутно самих же градозащитников обвиняют в том, что они слишком поздно спохватились.

Весьма знакомо, не правда ли?

Приключения реестра

Ростовские градозащитники напоминают в связи с этим, что в структурах областной власти “есть специальный отдел, сотрудники которого получают очень даже приличные зарплаты (за наш с Вами счёт), который должен заниматься защитой культурного наследия области, в том числе выявлением новых объектов культурного наследия. Ну, и сколько они таких объектов выявили за последние годы? Ничем таким они на встрече «похвастаться» не смогли. Зато почти триста памятников, находившихся ранее под охраной государства, вывели из списков".

История волшебных превращений реестра охраняемых государстом памятников Ростова-на-Дону в изложении градозащитников выглядит так.

“Списки эти составлялись уже в далёкие 1980-е – начале 1990-х. Составлялись ВООПИКом и «Ростпроектреставрацией»... В основном работу тянули энтузиасты, которые в те времена ещё были в достаточном количестве… Первоначально планировался список примерно в тысячу памятников. Если подходить к этому вопросу как надо, это очень трудоёмкая работа, связанная с поиском и изучением архивных материалов, продолжительность которой очень трудно рассчитать. Поэтому когда в середине 1990-х встал вопрос о создании юридического документа, защищающего памятники истории и культуры Ростова, полноценный охраняемый статус – федеральных и региональных объектов культурного наследия - получили 173 памятника. А около пятисот получили статус выявленных… С администрацией Ростовской области было заключено устное «джентльменское соглашение», что работа по формированию списков памятников будет продолжена: выявленные будут переводится в региональные, а список выявленных будет пополняться новыми памятниками. С начала 2000-х эта работа по закону была возложена на областное министерство культуры. Но за все прошедшие года областной минкульт по своей инициативе не добавил с списки охраняемых объектов ни одного памятника, и ни одного не перевёл из выявленных в региональные. Подчеркнём, по инициативе министерства. Несколькими памятниками список всё-таки пополнился. Но или по инициативе его владельцев, или по нашей инициативе… Зато министерство проводило очень активную работу «в противоположном направлении»: лишило охранного статуса почти триста памятников истории и культуры Ростова".

Градозащитные рецепты

“Для того, чтобы реально спасать исторический Ростов, - формулируют градозащитники, - не концепции нужны, а несколько простых шагов. Первый – определить список зданий и сооружений, которые ни в коем случае не подлежат сносу. Этот список должен включать не только те памятники, которые уже имеют охраняемый статус, а и все те, которые архитекторы, реставраторы, градозащитники сочтут обязательным для спасения (само собой, после этого надо будет запустить официальные процедуры получения ими охраняемого статуса, но до этого должно быть принято отдельное решение городской администрации, утвердившее этот список зданий и наложившее мораторий на какие-либо действия с ними помимо реставрации). Здания, которые будут возводится на месте тех, что можно снести, должны: а) не быть выше 6 этажей и б) по индивидуальным авторским проектам, гармонирующим с исторической застройкой, и они должны обсуждаться хотя бы в экспертных сообществах (Союзе архитекторов)…

Единственное реальное средство, которым располагают сейчас градозащитники – это требование максимальной гласности и открытости принимаемых чиновниками решений. Но всякий раз попытки  приподнять завесу над механизмом  принимаемых ими келейных, продажных решений - тотчас же наталкивается на их отчаянное сопротивление”.

Комментарий “Хранителей Наследия”: не заключайте устных “джентльменских” соглашений с администрациями...

P. S. Ростовский проект "Мой фасад", ведущий мониторинг состояния исторического города, утверждает, что в 2014-2015 гг. в городе снесено как минимум 13 ценных старинных зданий. Последней жертвой пока является особняк рубежа XIX-XX вв. на Социалистической улице, 13, снесенный в конце марта 2015-го.


На заглавном фото: снос здания Ростовской студии кинохроники. Февраль 2015 года.

На главную