Утро екатеринбургского сноса

21.04.2017
Утро екатеринбургского сноса

После некоторого оцепенения, вызванного сносом Успенского собора XVIII века в Ново-Тихвинском монастыре Екатеринбурга, действующие лица и исполнители заговорили. Еще бы: объект культурного наследия федерального значения, Москва уже в курсе, 243-я статья Уголовного Кодекса, городские активисты написали заявления в полицию, прокуратуру и даже ФСБ. К утру, в общем, картина такая.

«Храм стоит на своем месте»

В Екатеринбургской епархии, как и положено, прозревают то, что непосвященным пока видеть не дано:

«Храм стоит на своем месте. В этом уникальном памятнике находилась кухня, где кипятилось очень много воды, пар пропитывал стены. Они разрушались из года в год, и храм находился в аварийном состоянии. Профессионалы в соответствии с согласованным и утвержденным проектом начали вести реставрационные работы. Осуществляется вычинка стен, замена кирпича», - заявил в интервью информресурсу ЕАН епископ Среднеуральский Евгений, викарий Екатеринбургской епархии

Замена кирпича, видимо, осуществлена до самого последнего кирпича.

И линия грядущей обороны – пресловутая спасительная аварийность – прочерчена.

По плану и вне плана

Управление госохраны объектов культурного наследия Свердловской области между тем сделало официальное заявление, распространенное многими региональными СМИ. Для начала оно опровергло заявления епископа Евгения о согласовании проекта.

«Управлением государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области задание и разрешение на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия на данном памятнике не выдавались. Научно-проектная документация на проведение работ на памятнике Управлением не согласовывалась.

Заявлений от собственников (иных законных владельцев) памятника на предоставление государственных услуг по выдаче задания и разрешения на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия на памятнике, а также на согласование проектной документации в Управление не поступало».

Далее Управление сообщает, что в 2017 году оно собиралось провести плановую проверку Ново-Тихвинского монастыря, но теперь инициирует внеплановую. Однако по закону должно согласовать ее с органами прокуратуры. И, конечно, «в случае выявления по результатам внеплановой проверки нарушений обязательных требований Управлением в пределах компетенции будут приняты предусмотренные законом меры по пресечению выявленных нарушений и привлечению виновных лиц к ответственности».

«Немножко преждевременно»

Гораздо интереснее и поучительнее опубликованный изданием JustMedia разговор журналиста с начальником отдела правовой и организационной работы Управления госохраны Евгенией Игнатовой:

«- Хотелось бы услышать официальный комментарий. Насколько понимаю, объект является культурным наследием и находится под охраной. Как так получилось, что его снесли?

- Заявлять о сносе преждевременно. Потому что на объект еще никто не выходил и не проверял. И судить по фотографиям, что они относятся действительно к этому объекту, немножко преждевременно. Идентифицировать те фотографии, что вы увидели в Интернете, так же как и мы и сказать, что снимки относятся к этому объекту, что там действительно произошел снос, — немножко преждевременно… Мы подготовили обращение в прокуратуру на согласование внеплановой проверки. Плановая проверка была запланирована на осень 2017 года, сейчас мы согласовываем проведение внеплановой. Если прокуратура ее согласует, то в апреле мы выйдем и посмотрим, действительно ли был снос памятника. Либо, может быть, разбор стены, потому что, к примеру, была какая-то аварийная ситуация. И только после этого можно будет делать какие-то выводы и официальные заявления. Сейчас мы проводим необходимые мероприятия… 

- Я правильно понимаю, что если прокуратура вам внеплановую проверку не согласует, вы так на объект и не поедете. И есть там церковь или нет, никому, я так понимаю, дела не будет до осени, когда там у вас официальная проверка заявлена.

- Без согласования с прокуратурой мы не можем выехать на внеплановую проверку.

 - А если приедете и увидите, что церкви нет? Что будет в таком случае делать? Кто там проводил работы так, что снесли памятник?

- Собственник либо пользователь.

 - А это РПЦ, в нашем случае епархия, как я понимаю.

- Насколько мне известно, да, и они готовы к комментариям».

Комментарий «Хранителей Наследия»: Мы не готовы поверить, что в региональном Управлении госохраны не понимают, что именно сейчас, по свежим следам, нужно идти на место. Проводить если не формальную проверку, то осмотр, фотофиксацию (для которых не требуется санкция прокуратуры), а также «неотложные мероприятия»,  о которых на наших страницах давали подробные разъяснения представители Минкультуры РФ.  Грубо говоря, собирать доказательства.  

Понимают, мы уверены. Не бездействуют, мы надеемся.

Но два вопроса все же хотим задать. 

Что было бы, если разговор шел бы не в прошедшем времени? Если бы какой-нибудь памятник сносили «прямо сейчас»? Неужели ответ был бы тот же – вот прокуратура согласует, тогда и пойдем? 

И если не было ни согласования проекта, ни разрешения на работы - как могло Управление госохраны не замечать, что эти самые работы на памятнике проводились как минимум с конца 2013 года?

На главную