Разговорчики в минстрою ::: Евгения Твардовская | Хранители наследия

Разговорчики в минстрою

06.10.2020
Разговорчики в минстрою

Записки с Казанского съезда госорганов охраны памятников

Евгения Твардовская, спец. корр. сайта "Хранители Наследия"

В Казани завершился XIX Всероссийский съезд госорганов охраны памятников истории и культуры. Сразу оговоримся, в ходе форума конкретных решений не принималось. Ожидается, что по итогам дискуссий будет подготовлена резолюция. Когда это случится – мы ее обязательно опубликуем. Ну а пока – впечатления и информация со съезда. 

съезд23.jpg

IMG_9354.jpg

IMG_9364.jpg

IMG_9358.jpg

IMG_9368.jpg

На родине первого указа

Татарстан для  проведения встречи всех госорганов охраны наследия выбрали не случайно. Сошлось много достижений и круглых дат, которые трудно было игнорировать. Столетие образования республики, десятилетие работы республиканского фонда «Возрождение», собственно, и возродившего за это время Свияжск с Болгаром и доведшего их до уровня Всемирного наследия ЮНЕСКО. Плюс, не будем забывать, что буквально за несколько дней до съезда Концепция устойчивого развития исторического поселения Казани получила Гран-при III Всероссийского фестиваля с международным участием «Архнаследие».

Ну а кроме того, как напомнила в приветственной речи Татьяна Ларионова, исполнительный директор фонда «Возрождение», зампредседателя Госсовета республики, один из первых в России указов о начале реставрационных работ имеет непосредственное отношение к Татарстану. 2 июля 1722 года Петр Первый  написал казанскому губернатору А. Салтыкову: «Господин губернатор! В бытность нашу в Болгарах видели мы, что у старинного болгарского строения башни (или колокольни) фундамент испортился. И оный надлежит подделать вновь. Того ради пошлите туда ныне человек двенадцать или пятнадцать каменщиков с их инструментами и несколько бочек извести, а камня там старого довольно есть. Так же и места старые по времени велите чинить».

Со времен Петра Первого Болгар в статусе «прибавил» значительно. Об этом и других достижениях Татарстана на ниве наследия повествовали выставки в фойе. Они же погружали в историю развития государственной системы охраны объектов культурного наследия республики, а также красноречиво - путем сравнения фото «было-стало» - показывали работы реставраторов.

IMG_9360.jpg

съезд10.jpg

съезд25.jpg

Успели до нового витка пандемии 

На деловую часть съезда, по сути, было отведено всего два дня: 30 сентября и 1 октября. Число участников было внушительным: 372 делегата, из них представители госорганов 74 субъектов, в том числе 49 руководителей. Также были представители ВООПИК, градозащитные активисты и аттестованные государственные эксперты: в основном те, которые фигурируют на нашем сайте в связи с градозащитными конфликтами и экспертизы которых памятникам и охранным зонам ничего хорошего обычно не сулят. 

Заместитель премьер-министра РТ Лейла Фазлеева, выступавшая с приветственным словом, отметила, что сохранение наследия — это межведомственная работа и съезд поможет поделиться лучшими практиками в общем деле.

«Я как вице-премьер, который курирует несколько рабочих групп, связанных с сохранением территорий, истории, ту меру ответственности, о которой вы все говорите, понимаю и отдаю себе отчет, что очень многое нужно выполнить», — сказала Фазлеева, а затем обратилась к залу уже как председатель штаба по борьбе с коронавирусом и пожелала сохранять «масочное» общение: «Даже если вы смотрите на всех с высоты сформированного иммунитета по коронавирусу, сейчас идет период микса инфекций. Масочный режим позволит вам защитить себя и близких от разных инфекций, не только от коронавирусных».

«Масочное общение» – отличная метафора для обсуждений во время круглых столов: не всегда стороны были готовы слышать друг друга.

съезд22.jpg

Фото: Выступление Романа Рыбало

Трансфер в Минстрой

Красной нитью через все дискуссии проходила болезненная тема передачи реставрационной отрасли из Минкультуры в Минстрой.

Роман Рыбало, директор Департамента государственной охраны культурного наследия Минкультуры РФ, на открытии съезда сразу заявил: не исключено, что следующий пройдет уже под эгидой Минстроя. Он отметил, что, скорее всего, «за скобками» стоит и передача в Минстрой всей системы госохраны, а не только реставрации. Правда, никто из сокрушавшихся о грядущей передаче сотрудников Минкультуры не сказал с трибуны съезда ни слова о том, почему именно это губительно для реставрации. Наверное, предполагалось, что все это и так понимают, без разъяснений… Более того, со стороны делегатов от министерства не прозвучало никаких предложений и конкретных инициатив на тему, как противостоять начавшемуся процессу. Складывалось ощущение некоей пассивности восприятия угрозы, а то и вовсе – «баба с возу»… Кстати, о ходе и результатах съезда органов госохраны памятников ни строчки не написал официальный сайт Минкультуры – тревожный признак, не правда ли?

Наиболее решительно высказалась Галина Маланичева, почетный председатель ВООПИК: призвала объединить усилия Минкультуры и общественности и предпринять необходимые шаги, чтобы не допустить передачи реставрационной отрасли в Минстрой. Хотя бы на уровне обращений. По мнению Галины Маланичевой, сейчас система переживает кризис, есть разногласия и проблемы, но такая крутая мера заставит отраслль практически все начинать с нуля.

«Нас не все устраивает в развитии реставрационной отрасли, –поддержал Маланичеву председатель ЦС ВООПИК Артем Демидов. – Мы считаем, что крайне важно обеспечить капитальные вложения в науку, реставрационные технологии. Нужно серьезно развивать систему подготовки кадров, нормативное методическое обеспечение и наконец привести реставрационные расценки к реалиям сегодняшнего дня. Но у меня вопрос: сможет ли это сделать министерство строительства, обладает ли оно сегодня теми специалистами и тем пониманием процесса, которые есть у нас с вами?» 

Вопросы, конечно, справедливые. Но ведь адресовать их надо и к нынешней ситуации в реставрации и «держателю» ее системных активов. 

А о том, что проблемы не то что накопились и созрели, а уже и перезрели – свидетельствовали тематические обсуждения.

съезд1.jpg

Фото: Выступление Андрея Ермакова

«Кочующие триумвираты экспертов»

Важной темой дискуссий на съезде стала государственная историко-культурная экспертиза, трудности и противоречия в ее проведении, а также возможные предложения по изменению в Положение о госэкспертизе.
Ирина Крымова, аттестованный эксперт Минкультуры из Москвы, подробно разъяснила трудности, с которыми она и коллеги сталкиваются и которые должны быть улажены в законодательном порядке: не всегда эксперта допускают на объект экспертизы, особенно если речь о конфликтных ситуациях – хорошо бы иметь некую «корочку» от Минкульта, официальному лицу отказать сложнее; разные требования к экспертизе в разных регионах, хотя закон вроде и один для всех; решения по экспертизе принимаются кулуарно на местных научно-методических советах, на которые авторов ГИКЭ часто не зовут и они не могут отстоять свою точку зрения. Все это моменты, которые должны быть урегулированы. Ирина Вячеславовна также подчеркнула, что под ударом сейчас – советский модернизм XX века, который просто выкашивается, особенно в регионах.
То, что Минкультуры за тему госэкспертизы взялось всерьез, стало ясно, когда Роман Рыбало на пленарном заседании особо подчеркнул, что ведомство перешло к применению административных мер в отношении недобросовестных экспертов. Эту же ноту поддержали и общественники, которым дали слово на съезде. Валерий Котельников, председатель Волгоградского областного отделения ВООПИК, сообщил о том, как из охранной зоны Центрального района Волгограда был «вырезан» участок под новое строительство. И соответствующая экспертиза это одобрила. Активисты из Иркутска рассказали о том, что госорган на основании экспертиз отказал в статусе выявленных пяти объектам, но четыре из них общественники «отбили» в суде! Таким образом институт экспертизы превращается зачастую в инструмент манипуляции и формального обоснования решений, противоречащих целям сохранения наследия.

Что с этим делать? Одно из прозвучавших предложений от активистов – назначить заказчиком госэкспертизы госорган. А то получается, что экспертиза государственная, а оплата и заказ – частные...

Наиболее прямую оценку ситуации и эффективную меру предложил Андрей Ермаков, руководитель территориального управления Минкультуры РФ по Северо-Западному федеральному округу: «Мы сталкиваемся с потоком некачественных экспертиз. Есть масса судебных решений по виновности именно экспертов. При этом мы постоянно видим спонтанно создаваемые экспертами триумвираты, кочующие из региона в регион, штампующие заказные Акты ГИКЭ. Их тяжело «поймать». А потому мы должны наконец продумать механизм отзыва аттестации у экспертов. А также вариант пожизненного лишения аттестации!»

съезд16.jpg

съезд26.jpg

съезд20.jpg

Фото: Казанский Кремль, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО

Проблемное ЮНЕСКО

Тема Всемирного Наследия ЮНЕСКО стала одной из первых на круглом столе съезда. И это не случайно. В этом году исполняется 30 лет с момента включения первых российских объектов в почетный список.

Участников съезда поприветствовал по видеоконференц-связи Григорий Орджоникидзе, ответственный секретарь Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. Он сообщил, что с большой долей вероятности сессия  Комитета Всемирного наследия 2022 года пройдет в Казани, а молодежная модель сессии - в Санкт-Петербурге.

Как известно, в Татарстане три объекта Всемирного наследия (в том числе Казанский кремль – на фото). Опытом подготовки досье и планов управления поделились эксперты Казанского (Приволжского) федерального университета, НИИ культурного и природного Наследия имени Д.С Лихачева, представители НК ИКОМОС, Россия.

Артем Демидов, председатель ЦС ВООПИК, подчеркнул, что общественность городов, где есть объекты ЮНЕСКО, обеспокоена их состоянием и частыми недопониманием и разночтениями в регулировании. Особенно остро складывается ситуация в Ярославле, где ради нового строительства в Депутатском переулке собираются изменить регламенты достопримечательного места «Исторический центр Ярославля», он же объект Всемирного наследия.

«Мы уже утратили фундаменты и часть кладки исторического Успенского собора из-за строительства новодела. Сейчас идёт угроза стройки на месте собора Иоанна Златоуста и обнаруженных там остатков храма и колокольни. А ведь это все самый центр города, объект Всемирного Наследия, – рассказал «Хранителям Наследия» Вячеслав Сафронов, председатель Ярославского областного отделения ВООПИК. – Большие проблемы с регулированием в буферной зоне. Напротив Спасского монастыря, на другом берегу Которосли запланировано строительство целого офисно-жилого комплекса компании Тензор. По-прежнему, сохраняется угроза застройки вокруг храма Николы Мокрого. Каким образом это может происходить на территориях под эгидой ЮНЕСКО?»

съезд12.jpg

Фото: Выступление Аси Энговатовой

казань3.jpg

археология1.jpg

казань2.jpg

Фото: Музей археологии дерева в Свияжске

Охранная и беззащитная археология

Карантинные ограничения ударили по полевому сезону археологов, но сейчас упущенное время удаётся нагнать. Минкультуры и Институт археологии РАН работают над тем, чтобы оптимизировать сроки выдачи открытых листов. Об этом шла речь на круглом столе «Актуальные вопросы госохраны объектов археологического наследия».

Темой стало выявление памятников археологии, разница в научном подходе и подходе с точки зрения госохраны и возникающие в этой связи трудности...

Как отметила замдиректора ИА РАН Ася Энговатова, выступавшая с обширным докладом, процесс раскрытия памятника археологии невозможно заранее измерить и запрограммировать четким количеством шурфов, прописанных в инструкциях. Второе стереотипное заблуждение, которое приходится преодолевать, это «неподходящий» рельеф, то есть тот, в котором ничего не найти и якобы это сразу и так понятно. Как отметила Ася Энговатова, так обычно говорят о болотах, низинах и т.п. Но при этом и в таких местах вполне может быть богатая археология. И самый свежий пример – выявленный недавно в связи с олимпийским строительством на Имеретинской низменности первый христианский храм на территории России X века.

Ну а с правовой точки зрения современную практику госрегулирования и охраны в археологии проанализировал к.ю.н., преподаватель Казанского юридического института (филиала) Университета прокуратуры РФ Искандер Халиков в своей монографии «Незаконная археология. Уголовно-правовые средства противодействия». Она была представлена на съезде; нашим читателям автор уже знаком по аналогичной работе, но относительно применения, вернее, неприменения ст. 243 УК РФ к разрушителям архитектурных объектов культурного наследия. 

Интервью Искандера Халикова, а также отрывки из его новой работы вскоре будут опубликованы на нашем сайте. Здесь же упомянем только, что в своей монографии он исследует опыт Поволжья и Урала за 2016-2018 гг. и формулирует в работе ответ на ряд вопросов: почему правоохранители предпочитают или не замечать, или не преследовать в уголовном порядке преступления в сфере археологии, почему результативность расследований и наказаний виновных довольно низкая, почему зачастую дела переквалифицируют из уголовных в административные.

съезд13.jpg

съезд11.jpg

Фото: Искандер Халиков и его новая монография

Из прочего

Круглые столы по теме  «Градостроительное регулирование в сфере сохранения ОКН» модерировал Николай Никифоров, заместитель директора министерского Департамента госохраны памятников. Он строго отделял «зерна от плевел», правда, порой, его точка зрения на то, что чем является, не совпадала с видением спикеров и вопрошающих из зала. Зачастую следовал совет: писать запрос в Минкультуры.

Так, Николай Никифоров после выступления Ирины Крымовой  посоветовал ей и экспертному сообществу не путать вопросы экспертизы и проектирования, не вступать на чужое поле игры, стремясь отстоять свою точку зрения на экспертируемый объект и его судьбу. Что же касается вопросов заказных экспертиз, которые, скажем, намеренно нацелены на сокращение границ территории памятников, или на вывод из выявленных ОКН, Николай Владимирович выразил удивление, что за такими актами – как правило – следует снос и строительство, ну или как минимум что-то одно.

Николай Никифоров констатировал, что госорганы склонны к проектированию охранных зон для отдельных памятников, вместо того, чтоб объединить соседние единым проектом объединённой охранной зоны. Это, по его мнению, снижает защищенность территорий в целом и памятников в частности...

съезд9.jpg

Фото: Выступление Николая Никифорова

Завязалась дискуссия, в ходе которой представители регионов объяснили, что такая позиция связана, во-первых, с финансированием (понятно, что чем больше памятников и шире зона, тем выше стоимость проекта) и, во-вторых,   рядом с федеральным памятником, для которого разрабатывают зону охраны за счет федерального бюджета, могут быть несколько региональных ОКН. И не очень понятно, возможно ли в таком случае из тех же денег на федеральный памятник разработать объединенную охранную зону, включающую еще и региональные объекты. Четкого ответа не последовало, кроме совета не путать вопрос денег и проектирования. 

Николай Никифоров добавил, что в Минкультуры  РФ всего три человека занимаются анализом и проверкой проектов зон охраны со всей страны. И многие выявляемые ошибки и недочеты вполне могут быть устранены на местах. Никифоров перечислил основные ошибки, которые приходится устранять.

Вместо объединённых зон охраны готовятся проекты для отдельных памятников, не учитывается соседство других ОКН. Положения в проекте зон не соответствуют нормативно-правовым актам и Актам ГИКЭ. В проектах часто не отражены конкретные требования к деятельности, которая будет вестись на этих участках.

Никифоров коснулся темы исторических поселений. Сейчас их 44 (против 478 исторических городов в РСФСР), но далеко не во всех разработаны предметы охраны и градрегламенты... Никифоров сообщил, что в Минкультуры действует рабочая группа, в которую входят представители министерства и местных госорганов, общественность и проектировщики, а также федеральные эксперты. О результатах и принятых решениях по теме истпоселений будут рассылаться циркулярные письма.

Из приятного

Роман Рыбало, директор Департамента госохраны Минкультуры РФ, перечисляя достижения сферы охраны наследия и реставрации,  сообщил, что недавно высокая комиссия приняла-таки реставрацию Преображенского храма в Кижах. Кроме того, к позитивным событиям   он отнес решение Минкульта выделять ежегодно по 500 млн рублей на консервацию бесхозных памятников деревянного зодчества (в этом году уже выделено 200 млн). Также среди достижений системы госохраны – наполнение Единого госреестра, который на данный момент насчитывает 144 тысячи объектов культурного наследия.

Ну а хозяева съезда подробно рассказали  о разработанной Концепции устойчивого развития исторического поселения Казани. Это один из первых таких проектов, который вполне может стать «образцом для подражания». В команде разработчиков были архитекторы, социологи, юристы, чиновники, исследователи и историки. Проект представила Советник президента Республики Татарстан Олеся Балтусова, которая координировала работу и активно в ней участвовала, а подробную презентацию провёл архитектор проекта Олег Маклаков.

съезд6.jpg

Фото: Олеся Балтусова в Кремле

съезд4.jpg

Фото: Выступление Олега Маклакова

Разработчики выделили три направления своего исследования: сохранение и развитие существующей исторической застройки; предложения по развитию планировочной структуры; нематериальное наследие и предложения по развитию на его основе новых зон активности.

Олег Маклаков отметил, что Концепция анализировала исторический центр Казани, это 4 процента современной городской территории, границы города рубежа XIX–XX веков. После пережитой 20 лет назад «реновации», которая стала настоящей катастрофой для исторического города, плотность населения в центре упала в два раза, сто тысяч человек были выселены в другие районы из центра, наших место не пришёл никто. Теперь места сносов зияют пустотами. Эти «серые зоны» выявлены, проанализированы и выработаны подходы к их ре-старту.

По словам разработчиков, они шли от общего к частному. Регламенты разрабатывались в трёх плоскостях: форма, архитектура, материал.

Были по каждой зоне проанализированы застройка, история, жизненный уклад, связи, перспективы.

***

Конечно, невозможно в одном материале воспроизвести все, о чем говорили на съезде. Каждый при желании получил ответы на вопросы: если не от докладчиков, то от коллег из других регионов. В чьем ведении останется реставрация и госохрана – еще неизвестно. А службу служить надо здесь и сейчас.

Видеозапись заседаний съезда – здесь.

Фото автора

На главную