Томск: 386 пробоин в предмете охраны ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Томск: 386 пробоин в предмете охраны

08.05.2019
Томск: 386 пробоин в предмете охраны

Почему проект исторического поселения стал знаковым прецедентом и где в нем – мины замедленного действия

«Хранители Наследия»

Градостроительный совет при губернаторе Томской области 7 мая согласовал проект границ исторического поселения Томска и его предмета охраны. Все произошло – как планировалось, как мы предупреждали, как предвидели томские градозащитники. До 12 мая 2019 года документ будет отправлен в Минкультуры РФ. По всем параметрам – ситуация является прецедентом в российской практике охраны наследия: и по гражданским и судебным перипетиям принятия проекта, и по стратегиям противостояния ему, и по демагогическим и административным методам преодоления сопротивления градозащитников.

Как и ожидалось, границы исторического поселения остались – в том же контуре, что предлагали столичные разработчики из ЦНРПМ: спорить с тем, что уже до Президента дошло, не стали. А вот число включенных в предмет охраны исторических зданий сократилось на треть. И это может не только иметь самые роковые последствия для облика города, но и дискредитировать проект, да и саму концепцию исторического поселения.

Разберемся подробнее, предоставив слово всем сторонам.

томск1.jpg

Все по плану

Как пояснил журналистам после окончания совета вице-губернатор по строительству и инфраструктуре Евгений Паршуто, после утверждения границ в центре города будут введены строгие ограничения по высоте строительства новых зданий, запрет на трассировку новых улиц и другие регламенты, которые позволят защитить исторически сложившийся облик Томска.

«Проект («Томские набережные» – Ред.) безусловно получит продолжение… Это будет работа с подземным пространством, которая в Томске не ведется и не начиналась еще, это будет огромный блок благоустроительных работ, это будет блок защитных работ, связанных со строительством новой дамбы городской и больших общественных пространств», – сказал вице-губернатор Паршуто. 

Он добавил, что в согласованном проекте границ допускается строительство зданий в среднем 9-12 этажей, причем высота тем больше, чем ближе объект к Комсомольскому проспекту, которым заканчивается историческая часть города на востоке.

Положительно оценила Нина Савельева, рецензент проекта, доцент кафедры «Реставрация и реконструкция архитектурного наследия» ТГАСУ, один из разработчиков проекта зон охраны объектов культурного наследия Томска, принятого в 2012 году, то, что в предмете охраны сохранено разделение Томска на исторические районы: Воскресенская гора, Уржатка, Пески, Заозерье, Юрточная гора, Татарская слобода, Заисточье, Нижняя и Верхняя Елань, Болотное, Кирпичи, Мухин Бугор. И то, что  разработчики границ исторического поселения в предмет охраны внесли и панорамные виды города.

застройка Татарской улицы.jpg

томск4.jpg

Фото: Материалы проекта

Большая спешка, в которой принимается проект, чтобы успеть уложиться в сроки, указанные президентом РФ, вызвала беспокойство даже у мэра Томска Ивана Кляйна. «Мы должны руководствоваться ведь и правительственным распоряжением «ИНО Томск». У нас по этому проекту на правом берегу запроектирован, и на это было потрачены немалые деньги, музей науки и техники. Как он теперь впишется в принимаемые параметры? В панорамные виды, которые мы сейчас утверждаем? <...> Мы сейчас в очередной раз не натворим чудес? Не имея полной информации по всем разделам проекта, мы в спешке не набедокурим?» —задал разработчику проекта вопрос мэр Томска.

Олег Замжицкий, представлявший ЦНРПМ, вежливо не стал напоминать мэру, что год назад в этом зале на Градостроительном совете было принято решение о создании согласительной комиссии по доработке проекта, которую администрация Томска не удосужилась создать. Тогда можно было бы пытаться решить все проблемы не за один день. Представитель ЦНРПМ лишь привел пример с Арзамасом, имеющим статус исторического поселения, которому пришлось корректировать проект в связи с необходимостью изменить дорожную сеть в центре города. «Музеи у нас разрешены во всех регламентах исторического города», - успокоил мэра Олег Замжицкий и пообещал Ивану Кляйну обсудить после Градосовета проблему не вписывающегося по параметрам в исторический центр музея науки и техники.

эскиз музея науки и техники.jpg

Фото: Эскизный проект музея науки и техники

томск5.jpg

Фото: Из материалов проекта "Томские набережные"

Итак, статистика проекта исторического поселения такова:

•      Площадь территории границ — 1219, 28 гектара.

•      Охраняться границами будут 1 084 исторических объекта (рассматривали 1 860 домов).

•      В список вошли дома из «списка-701», которые томские власти решили сохранять еще в середине 2000-х гг.

•      Отдельно прописаны исторические районы Томска. Всего — 13.

•      Разработаны требования к градостроительным регламентам на территории исторического поселения. Например, запрещено делать мансарды и крыши с изломом.

Дом на Ленина 48.jpg

Фото: Дом на ул. Ленина, 48, исключенный из предмета охраны исторического поселения. Так называемый - фоновый объект

Число списков множится – число исторических зданий сокращается

Однако победные интонации администрации не разделяют общественные активисты. То, что преподносится как позитивный фактор, на самом деле из-за внесенных корректировок может содержать для исторического города мины замедленного действия. И потом будет повод сказать, что виноваты в этом – регламенты исторического поселения…

Исключение фоновой застройки из предмета охраны может привести к тому, что на гектарах территории будут строгие ограничения, хотя по факту охраняться будут несколько зданий. Рано или поздно такая ситуация вызовет недовольство и может привести к давлению за отмену регламентов.

Попутно  выяснилось, что вопреки заявлениям, что "несносимый" список-701 проект не затронул, из предмета охраны исторического поселения исключили несколько десятков объектов из этого списка. В том числе ряд домов, включенных в льготную программу "дом за рубль" и даже восстановленных по ней.

Правда, представитель ЦНРПМ Олег Замжицкий поясняет, что дополнить список сохраняемых объектов  всегда можно, а вот убрать дом из предмета охраны исторического поселения очень сложно. Может быть, стоило сперва дополнить, а потом принимать проект?

Рецензент проекта Нина Савельева говорит, что 1084 объекта в предмете охраны – это оптимально: «Мы не успеваем спасать эти 1084 объекта. Нам бы 351 памятник поднять. Надо принять цифру 1084, которая совпадает с ранее принятым проектом зон охраны исторического наследия».

Тем не менее, градозащитники будут настаивать на своем – уже в Москве, при обсуждении проекта в Минкультуры РФ. Томский ВООПИК подготовил свой дополнительный список (теперь уже с учетом того, что вошло в сокращенный список-1086), который включает 386 зданий – исключенных «тревожных адресов».

Специально для «Хранителей Наследия» – комментарий Алексея Козявкина, урбаниста и градозащитника из Томска:

«Итоги градсовета таковы.

Во-первых, еще 6 мая выяснилось, что список ЦГФО, прошедший судебную экспертизу, сокращён в полтора раза. Было 1584 объекта, стало 1084. Пятьсот объектов, таким образом, вылетели в трубу. Сразу скажу, могло быть хуже. Но надеялись-то на лучшее.

Выяснилось также, что между списком-1584 и списком-1084 был, оказывается, промежуточный список-1356, который никто не видел. Список-1084 был получен путём механического сокращения списка-1356 за счёт исключения из него последнего раздела.

Список-1584 (а также созданный на его основе список-1356) состоял из пяти разделов.

1. Памятники и выявленные объекты (в том числе 189 памятников, относящихся к списку-701 - это томский «список-Шиндлера»; еще в 2004 году из двух тысяч деревянных зданий дореволюционной застройки выделили треть, в качестве минимума, который нам необходимо сохранить, чтобы сохранить старый Томск).

2. Объекты деревянного зодчества из списка-701, относящиеся к ценной среде.

3. Объекты из списка-701, относящиеся к фоновой застройке.

4.  Дополнительно выявленные объекты, относящиеся к ценной среде.

5. Дополнительно выявленные объекты, относящиеся к фоновой застройке.

Пятый раздел был самым слабым местом этого свода. В нём и в самом деле было много «мусора». Но там были и ценные здания, как каменные, так и деревянные. Можно предположить, что сокращение этого списка до 1356 объектов было связано с тем, что «мусор» убрали, а ценное оставили. А позавчера убрали и то ценное, что в нем оставалось, то есть чисто механически исключили из предмета охраны почти триста зданий.

Как уже писал выше, могло быть хуже – все боялись, что оставят только памятники. Кстати, такие инициативы в самом деле имели место быть, это политика томского госоргана охраны памятников и томских экспертов. Они вообще, судя по всему, не понимают, что такое фоновая застройка и зачем она нужна. Так и на градостроительном совете было сказано, что оставленную в предмете охраны ценную среду, нужно ставить на госохрану – иначе непонятно, что с ней делать и для чего она. Если события будут развиваться в этом направлении, предмет охраны исторического поселения может сократиться еще больше, потому что значительная часть рядовой исторической застройки на статус памятника (даже муниципального) не тянет по объективным критериям, она нужна именно как среда и важна именно этим (в каком-то смысле даже более важна, чем отдельные памятники). Тем не менее, опасения, что все ограничат памятникам, к счастью, не оправдались, какую-то часть фоновой застройки все-таки оставили. Основная часть списка-701 (то, что оказалось в границах исторического поселения – границы, кстати, и в самом деле практически не тронули) попала в предмет охраны. Кроме списка-701, в предмет охраны добавили ещё сотню зданий, относящихся к ценной среде. А фоновую застройку, как уже написал выше, убрали, не глядя.

В результате градостроительным советом был просто зафиксирован статус-кво. Ничего не стали сокращать. Добавлять тоже ничего не стали. Оставили все как есть и представили это как великое достижение. Это красной нитью проходило через выступления рецензентов от областной администрации и явно было рассчитано на обе присутствовавшие в зале аудитории, а в зале были и градозащитники и «градоразвиватели»:  не переживайте! ничего не изменилось! границы исторического поселения примерно совпадают с границами проекта зон охраны! Мы же уже к ним привыкли, не так ли?  ваш список-701 тоже никуда не делся, более того, его, наконец, легализуют, не нужно этого экстремизма, а вообще не нужно ничего менять, а нужно засучить рукава и работать с тем, что есть. Для понимания того, с чем нужно работать и как у нас всё работает - перейдите сюда

На самом деле все, конечно, не так просто. Фоновая застройка – это функциональный элемент, и если ее просто взять и механически выдернуть из системы, имеющей свою внутреннюю логику, систему будет лихорадить. Из предмета охраны исторического поселения исчезли десятки зданий, который вполне «тянули» и на ценную среду и даже на «памятники», но это штучный товар, дело не только в них. Хуже, что в результате исключения фоновой застройки, произошло своеобразное «опустынивание» некоторых исторических районов. Так, например, получилось с районом, сложившимся вокруг исторического въезда в город – Московского тракта. Район оставили в границах исторического поселения, в нем вроде бы установлены довольно жесткие ограничения. Но на сотню гектаров – два-три сохраняемых объекта. Ну да, границы, вроде, не изменили. Но долго они продержатся в таком виде? Зачем держать под ограничениями сотню гектаров земли в центре города, где всего три-четыре сохраняемых здания? И с исторической планировкой будут проблемы. На некоторых исторических улицах (пер. Батенькова, ул. Розы Люксембург, Большая Подгорная) исчезла фоновая застройка (если ей не посчастливилось попасть в список-701) которая как раз и «держала» планировку, в том числе дорегулярную. Или еще одна проблема – возникшее из-за исключения фоновой застройки противоречие между предметом охраны и проектом зон охраны, которое в дальнейшем будет нарастать. Вот установлены у нас проектом зон охраны охранные зоны – в которых вроде как строить ничего нельзя, если только очень не захочется. В этих охранных зонах – комплексы «фоновых» зданий, которые были совершенно правильно включены в предмет охраны. Факт включенности этих зданий в предмет охраны снимал все двусмысленности при ответе на вопрос, а что же должно быть в охранной зоне. А теперь охранная зона есть. Но на ней ничего заслуживающего сохранения вроде как и нет. А с домиками что делать, если они ветхие? А если аварийные? Ну и к этому добавляет ожидание грядущих миллиардов на расселение, а также на «создание общественных пространств». Как-то живо представляется картина: на месте деревянной улицы несколько недовыбитых зубов, включенных в предмет охраны, а вокруг общественные пространства в виде плитки, скамеек и нескольких кустиков, а у нас пока как-то создание общественных пространств больше к этому сводится. В конце концов спохватятся, но дров наломают. У нас доминирует установка: чего нет в охранных списках – сносить-сносить-сносить, какое тут может быть «развитие исторических территорий». Тем более что никакой стратегией развития этих территорий город так до сих пор и не обзавелся. И потому иначе как обузой так называемому развитию одобренный на градсовете документ местным архитектурным истеблишментом и муниципалитетом не воспринимается. Что с ним будет происходит дальше, если его утвердят в таком обрезанном виде? Вопрос.

То есть, с одной стороны, попытались утвердить предмет охраны так, чтобы ничего не поменять, а по факту – огромное количество проблем загнали внутрь. Документы, порожденные стремлением к компромиссу, нестабильны. Думаю, что и томский предмет охраны будет потряхивать – или фоновую застройку будут частично возвращать обратно или некоторые исторические районы полетят в трубу вслед за фоновой застройкой, один за другим.

Тем не менее общественность не сдается, томский ВООПИК подготовил свой дополнительный список (теперь уже с учетом того, что вошло в сокращенный список-1086), который включает 386 зданий. В том числе  215 – наиболее ценные объекты из «сокращённого» раздела с фоновой застройкой, 153 дополнительно выявленных объекта и 18 участков для воссоздания утраченных объектов на прежнем месте. 7 мая  список ВООПИК был официально передан властям на градосовете, он будет направлен также в ЦС ВООПИК и Минкультуры РФ».

томск пикет.jpg
Когда заставляют любить старину насильно

В те минуты, когда Градостроительный совет принимал проект исторических границ города, активисты проводили пикет в защиту пространства исторической памяти Томска.  Они стояли с плакатами в центре города, в переулке Плеханова. Участники акции (порядка 30 человек) выступали за сохранение деревянных домов и умную застройку города. 

«Цель пикета — привлечь внимание общественности к состоянию культурного наследия на территории города Томска, — комментировала ранее председатель Томского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Марина Бокова.  — Это связано, в частности, и с последними пожарами, когда загорелся заброшенный дом на Батенькова, 11, и со случаем, когда среди бела дня начали разбирать на дрова  деревянный дом на Гоголя, 24 из списка ценных градоформирующих объектов. Мы решили обратить внимание на то, как охраняются у нас объекты культурного наследия, в свете очень важного события — утверждения проекта границ исторического поселения, предметов охраны. Напомню, что Томск входит в список исторических городов федерального значения».
Реальная ситуация с наследием видна прямо на улицах города и в сводках МЧС

Вот некоторые данные:

На улице Батенькова находилось 11 исторических деревянных домов: были снесены 6, расселены и руинированы 2 дома. Еще один дом снесен и на его месте стоит новодел. 12 апреля 2019 года – сгорел дом №11.

В апреле 2019 пресечена попытка разбора дома на Гоголя, 24. Здание входит в «список 701», но на государственной охране дом не стоит. 

Март 2019 – сгорел дом на Советской 20, объект культурного наследия регионального значения.

В апреле 2017 года сгорело деревянное здание по улице Фрунзе 8, входящее в «список 701». 

Июнь 2017 года - сгорел деревянный дом по Ленина 23/1. Он не являлся памятником архитектуры, но входил в перечень объектов, подлежащих сохранению по решению Думы г. Томска.

В августе 2015 года сгорели деревянные здания по улице Вершинина, 14, и улице Гоголя 18/1, относившиеся к исторически ценной среде. 

В октябре 2014 года сгорел дом по улице Савиных, 10 – региональный памятник. 24 сентября 2014 года пожары произошли сразу в двух деревянных домах Томска: по Красноармейской, 78, и переулку Кустарному, 6. 

В марте 2013 года сгорел 115-летний деревянный дом по улице Мамонтова, 19. 

По словам Марии Боковой, «в Томске продолжают выдавать согласования и разрешения на строительство домов, уродующих и нарушающих историческую застройку, причем в центре города. В Татарской слободе, историческом районе Болото, появляются все новые и новые дисгармоничные строения. А потом нам на заседаниях по выработке исторических границ города, уже приглашенные чиновниками эксперты и специалисты нагло заявляют о том, что сохранять уже, оказывается, и нечего, так как территория исторической застройки давно нарушена и в ней уже все перемешано».

От редакции. Конечно, принятие столь масштабного проекта требует столь же масштабной проработки. В том числе с участием независимых экспертов и общественных представителей. По-хорошему, каждый исключаемый из проекта предмета охраны объект (или хотя бы 386, предлагаемых томским ВООПИК к восстановлению в правах) необходимо было разбирать на градсовете или на какой-нибудь предшествующей рабочей группе. Но где ж время взять, часы тикают, срок исполнения президентского поручения об историческом поселении (31 мая) все ближе, надо отчитываться...

Но сотни исключенных из предмета охраны объектов – цифра серьезная. Мы надеемся, что в Минкультуры РФ при рассмотрении проекта к делу подойдут предельно ответственно, и предлагаемый томским отделением ВООПИК список-386 будет рассмотрен сотрудниками и экспертами министерства максимально тщательно и с позиций "презумпции невиновности" исторической застройки Томска.

И с участием общественных представителей, естественно. 

Фото: портал ТВ2

На главную