«Это игра в кошки-мышки, от которой памятнику не легче» ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

«Это игра в кошки-мышки, от которой памятнику не легче»

19.04.2019
«Это игра в кошки-мышки, от которой памятнику не легче»

Неожиданные откровения руководителя Службы по госохране объектов культурного наследия Красноярского края

«Хранители Наследия»

Руководитель Службы по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края Павел Гутенков в честь Международного дня охраны памятников 18 апреля дал весьма интересное интервью региональному СМИ. Почитаем вместе. 

gutenkov.jpg

«Губернатор очень живо реагировал»

На вопрос, может ли Служба оперативно вмешаться в судьбу какого-либо памятника, находящегося «в угрожаемом состоянии» – руководитель госоргана ответил так: 

«Мы орган надзора. То есть выходим, проверяем, выдаем предписание. В установленный законом срок ждем его исполнения. Если предписание не исполняется, идем в суд, штрафуем. Это юридическая процедура, которая длится годами. Я сам это называю игрой в кошки-мышки, от которой памятнику, конечно, не легче… Конкретные меры по защите памятника от угрожающих факторов, о которых вы упомянули, могут быть приняты только хозяином объекта».

Честно говоря, не каждый день такое услышишь от руководителей госорганов охраны памятников. Особенно с учетом того, что официальное Положение о красноярской Службе именует ее все же  «органом исполнительной власти».

Но не будем придираться к словам, тем более что в них есть значительная доля правды. Как правило, и в других регионах коллегам Павла Гутенкова удается справиться с нарушителями, упорствующими в злодеяниях, только при содействии коллег из полиции, прокуратуры и судов. А степень содействия коллег по большей части зависит от значимости для последних самой проблематики сохранения культурного наследия. С этим, как известно, большие сложности.   

Почитаем дальше. На территории Красноярского края, говорит Павел Гутенков, более 4 200 памятников. «Примерно половина» – археологические, а «из оставшихся имеют значение как памятники архитектуры примерно 1 100. Примерно — это потому, что статистика меняется ежедневно». (Оценим и этот пассаж – Ред.) 237 памятников – в краевом центре.

Есть еще памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО – знаменитое плато Путорана, но о нем руководитель охранного госоргана говорит, что «он природного значения. Не наш профиль».

Правда, «в предварительном списке на добавление в перечень всемирного наследия сейчас находится город Енисейск как историческое поселение. Но пока его кандидатура только обсуждается. В любом случае даже при самых благоприятных обстоятельствах добавление Енисейска в список Всемирного наследия ЮНЕСКО произойдет не раньше, чем через три года». (Если в ЮНЕСКО внимательно изучат ход и качество енисейской юбилейной реставрации к 400-летию города, «благоприятные обстоятельства» наступят через все тридцать три года – Ред.)

А вот парадоксальное обстоятельство выяснилось при ответе на вопрос – «у всех ли красноярских памятников есть хозяин, способный на достойном уровне нести бремя забот об их сохранении?»

Хозяева есть у всех памятников, кроме символа города, известного всем россиянам, поскольку он изображен на 10-рублевой купюре – часовни Параскевы Пятницы (см. заглавное фото): «До сих пор не понятно: то ли это муниципальная собственность, то ли федеральная. Официальной регистрации пока нет». 

Gorkogo-11.jpg

Красноярск. Памятник деревянного зодчества начала ХХ века – бывшая "Народная консерватория" на улице Горького, 11

Процесс реставрации памятников в Красноярске идет, по словам Павла Гутенкова, «идет медленными темпами, не такими, как хотелось бы. Но нужно отметить, что к Универсиаде часть фасадов были приведены в порядок. Уверен, эта работа будет продолжаться и дальше. Не далее чем две недели назад нас собирал губернатор, и в том числе мы докладывали ему по памятникам, предлагали какие-то варианты, на что он очень живо реагировал». 

Руководитель Службы поделился планами превращения разрушающегося дома Гадалова в «выставочный центр с условным названием “Музейный квартал”» – за краевой бюджетный счет, проект поддержан губернатором. 

За енисейской «юбилейной лихорадкой» тем временем подходит очередь красноярской. В 2028 году будет торжественно отмечаться 400-летие Красноярска. «Позитивные изменения с наследием должны происходить не в год 400-летия, а уже сейчас, – говорит Павел Гутенков. – Надо уже в настоящее время думать о подготовке проектов восстановления и реставрации отдельных объектов. Если говорить о конкретных планах, то мы надеемся, что у нас по-новому заиграет «Музейный квартал», о котором я говорил. Думаю, получится восстановить ещё ряд объектов, конкретный список которых я пока не хотел бы раскрывать». 

Есть планы и расширения «Исторического квартала» на улице Горького: «Есть большое желание создать такой квартал на участке между улицами Ленина, Вейнбаума и Марковского. Там сейчас находятся несколько старинных деревянных домов. На некоторых из них имеется уникальная деревянная резьба. Правда, только лишь один из этих домов с адресом: Вейнбаума, 21 признан памятником. Это так называемый «Дом Потехина», в котором в начале 1940-х годов жил архиепископ Лука. Сейчас есть намерение придать этому участку статус достопримечательного места. Это позволит провести там благоустройство с воссозданием исторической среды. Существуют эскизы того, каким может стать это место. Было бы здорово всё это воплотить в реальности».

«Проще убрать или спрятать за баннерами»

DSC_3946.JPG

"Дом архиепископа Луки" в Красноярске. Фото 2016 года

Дом Потехина в Красноярске, связанный с именем архиепископа Луки, много лет балансирует на краю гибели, о чем наш сайт рассказывал еще в 2016 году. 

Можно вспомнить и гибель в 2018 году (см. нашу публикацию) старейших домов казачьего Красноярска на улице Перенсона. 

И историю противодействия включению в реестр деревянного дома на улице Ленина, 154 в Красноярске,  и несколько других. Но не будем множить сущности. 

Почти одновременно с публикацией этого интервью красноярские журналисты подготовили обзор с грустным названием «Памятники архитектуры, которые мы потеряем». В котором честно пишут: «В сегодняшнем своем состоянии все это наследие не всегда понятно проходящему мимо человеку. Чаще живую деревянную старину рассматривают как неудобную проблему, которую проще убрать или спрятать за заборами и баннерами».

красноярск2.jpg

Снос домов на улице Перенсона в Красноярске. Февраль 2018 года

Как бы вступая в диалог с Павлом Гутенковым, наши коллеги напоминают, что «территория деревянной застройки между улицами Перенсона и Вейнбаума также может стать частью проекта по реставрации памятников», что «скопления ценных деревянных домов есть в нашем городе на улице Маркса, на улицах Марковского и Ады Лебедевой. За городом на территории санатория Енисей сохранилось очень интересное деревянное пространство загородных купеческих дач рубежа ХIХ-XX веков. Охрана подлинной среды исторических центров городов – мировая тенденция, пришедшая на смену устаревшей штучной охране памятников… Все-таки один проспект и «Исторический квартал» – очень мало для города-миллионника, для которого создание «Исторического центра» может стать вполне достижимой целью».

Пожелаем красноярским хранителям памятников – как официальным, так и общественным – успеха в реализации этой инициативы.

Отметим только: если относиться к официальным процедурам сохранения наследия как к «игре в кошки-мышки» – это отношение быстро перенимают и хозяева памятников, и муниципальные власти. 

С понятными для памятников последствиями – например, такими, которые похоронили на днях целую деревянную усадьбу конца XIX века в городе Канске Красноярского края.   

Фото: официальный портал Красноярского края, WikimediaCommons, "Запад24"


На главную