Митинг, мораторий, захват усадьбы

23.04.2019
Митинг, мораторий, захват усадьбы

Труды и дни российской градозащиты

«Хранители Наследия»

Омск. Митинг у приговоренного дома

Омское региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) намерено провести 4 мая митинг протеста против намеченного городскими властями сноса дореволюционных деревянных домов Арефьева (ул. Гусарова, 47) и Большакова (ул. Булатова, 104). Митинг пройдет возле дома Арефьева, в котором омские градозащитники собирались провести волонтерский фестиваль «ТомСойерФест».

Оба дома до середины декабря 2018 года числились в списке выявленных объектов культурного наследия, но получили отказ во включении в Единый госреестр памятников.  Министерство культуры Омской области издало об этом 14 декабря соответствующий приказ.

В апреле 2019 года градозащитникам стало известно, что в мэрии подписан документ о сносе дома Арефьева. Как отмечается, «руководство ВООПИК не может пробиться к мэру по этому вопросу». 

Не за горами, очевидно, и снос дома Большакова (см. заглавное фото). 

Как сообщают местные источники, государственную историко-культурную экспертизу по нему в ноябре 2018 года проводил зав. отделом культурного наследия (!) Омского государственного историко-культурного музея-заповедника «Старина Сибирская» Михаил Сафаров – по заказу городского департамента имущественных отношений. Результат оказался предсказуем: эксперт не нашел оснований для включения дома в Единый госреестр. 

Омское отделение ВООПИК не признает такой экспертизы: считает, что «анализ был проведен поверхностно, не был должным образом рассмотрен вопрос ценности элементов декора, их анализ и сравнение с другими объектами». То же касается и экспертизы по дому Арефьева.

omsk1.jpg

Дом Арефьева в Омске, приговоренный к сносу

Эта история как две капли воды напоминает историю борьбы иркутских градозащитников за дом Рассушина, недавно закончившуюся победой. Иркутским хранителям наследия удалось добиться правды только в суде.

Омский ВООПИК пока что призывает общественность собраться на митинг, засыпать органы областной и городской власти обращениями в защиту угрожаемых домов и добиться их повторной экспертизы.

Комментируя «отказные» решения омских властей, активисты омского отделения ВООПИК прямо указывают на их причины: на месте дома Большаковых ранее проектировался, например, офисный центр, «которому мешало двухэтажное деревянное здание». 

Ценность исторических домов для градозащитников несомненна: «Дом А. В. Большакова по ул. Булатова, 104, богато украшенный резьбой, с интересными наличниками на втором этаже, а также жилой дом В. А. Арефьева по ул. Гусарова, 47 — очень необычный для Омска деревянный дом, сочетающий декор в стиле неоклассицизма и необарокко. Это редчайший пример деревянной стилизации форм каменной архитектуры. Дом строго выдержан в классическом стиле и имеет фасад в виде дорического портика, а ранее, судя по всему, имел еще и колонны». 

«Что значит теперь приказ минкульта? Дома расселены и пустуют, они ничем не защищены и в любой момент могут быть снесены, разграблены на стройматериалы или могут просто «случайно» сгореть. Мы помним недавний слом двухэтажного доходного дома на ул. Подгорной, 1, который также был признан «недостойным» статуса памятника и снесен, так как мешал соседям расширять свой бизнес, – резюмируют омские градозащитники. –  Пока активисты и волонтеры своими силами предпринимают все возможное для сохранения исторической городской среды, административный ресурс делает очередной шаг к тому, что Омск рискует потерять два прекрасных объекта деревянного зодчества».

Томск. ВООПИК требует переаттестации Комитета по охране памятников

Ввести мораторий на новое строительство в историческом Томске, а также провести переаттестацию сотрудников регионального Комитета по охране объектов культурного наследия во главе с его руководителем Еленой Перетягиной – таковы рекомендации «круглого стола», проведенного градозащитниками в честь Международного дня охраны памятников 18 апреля. 

Как заявила председатель Томского отделения ВООПИК Мария Бокова, утвержденные в 2012 году градостроительные регламенты достаточно жесткие, однако не способны сохранить исторические районы от новой застройки. Ограничения можно обойти благодаря выпущенному в 2015 году постановлению, в котором говорится, что на определенную территорию может действовать несколько регламентов, что приводит к их «двойной трактовке» – естественно, не в пользу памятников. 

«Мы советуем губернатору провести служебную проверку деятельности областного Комитета по охране объектов культурного наследия и безотлагательно провести аттестацию его сотрудников, включая руководителя (Елену Перетягину), поскольку ее разрешения допускают строительство, противоречащее проекту зон охраны. Мы рекомендуем ввести мораторий на выдачу согласований и разрешений на строительство, реконструкцию объектов капитального строительства в исторических районах до утверждения проекта границ территорий и предмета охраны исторического поселения», — заявила Мария Бокова.

В «круглом столе» принял участие искусствовед и преподаватель Высшей школы экономики Сергей Кавтарадзе: «Томск имеет шансы стать флагманом в России. Я предлагаю неофициально называть город не историческим поселением, а пространством исторической памяти российского государства. Когда вы спорите о границах, то вы решаете вопрос, куда «сунуть» новый торговый центр. Когда вы будете пытаться увязать границы исторической памяти, то встанет вопрос: «А патриот ли ты своего города и страны?», — сказал Кавтарадзе».

Барнаул: лютеранская проповедь, перспективы суда и захвата

barn2.jpg

К обороне городской усадьбы купца Михайлова на Партизанской улице, которую, как мы рассказывали, начали сносить под строительство нового здания краевой прокуратуры, примкнул неожиданный участник – историк и лютеранский пастор Александр Франц. Он написал открытое письмо губернатору Алтайского края Виктору Томенко с просьбой вмешаться в ситуацию и высказаться о судьбе двух зданий усадьбы. 

«Хотя до 2006 года они значились в реестре объектов культурного наследия, но были удалены оттуда якобы из-за «большого процента износа и потери историко-культурной ценности». Странно, но спустя 12 лет с момента вынесения этого решения здания до сих пор, безо всякого ремонта, продолжают крепко стоять на земле и других, более интересных с историко-культурной точки зрения объектов у нас не выявилось. Более того, из вычеркнутых в это же время из реестра объектов культурного наследия зданий у нас осталось «в живых» фактически только семь», - напомнил пастор губернатору.

«Сколько еще исторических памятников нужно снести, чтобы люди окончательно разуверились во власти и начали уже массово переезжать из города Барнаула в другие регионы и страны? Сколько исторических кладбищ и зданий надо сравнять с землей, чтобы навсегда похоронить вопрос о пресловутом барнаульском туристическом кластере? Прошу вас высказать свое государственное, как губернатора, и личное мнение по вышеназванном памятнику - усадьбе купца Михайлова в Барнауле, без переадресации моей просьбы Алтайохранкультуре, ибо ее позиция, полностью совпадающая с намерениями прокуратуры Алтайского края, как заинтересованного в сносе исторических памятников лица, нам уже известна», – просит пастор главу региона.

Другие барнаульские градозащитники настроены более радикально. Например, писатель и журналист Владимир Токмаков заявляет, что уже оформилась группа из барнаульских общественников, музыкантов, художников, писателей, готовых проводить гражданские акции, концерты и художественные перформансы внутри усадьбы Михайлова, чтобы не допустить активных действий по сносу здания. При этом писатель сознает, что «в этом случае неизбежно столкновение с представителями правоохранительных органов». 

Чтобы не подвергать людей опасности, активисты готовят целый пакет обращений к губернатору края, однако предупреждают: «Если у нас не получится спасти историческую постройку всеми доступными способами и начнется ее окончательное разрушение, мы перейдем к протестным действиям и вселимся в эту усадьбу».

Что же касается Алтайохранкультуры, то градозащитники на нее, похоже, махнули рукой. После того, как врио начальника краевого Управления госохраны объектов культурного наследия Александр Урбах заявил об отсутствии у ведомства полномочий по сохранению усадьбы купца Михайлова, поскольку охранного статуса ее еще в 2006 году лишили краевые депутаты, и «Алтайохранкультура не вправе оценивать законность этого решения» стало понятно, что охранный госорган не намерен противостоять прокуратуре. Во всяком случае, самостоятельно.

Активисты движения «Гражданский патруль» вновь подали в Алтайохранкультуру заявление о признании усадьбы памятником, однако ведомство ее отвергло. По формальной, разумеется, причине: неполон-де комплекс поданных документов.

После этого общественники устроили пикет у здания Алтайохранкультуры, «требуя от чиновников, чтобы те выполнили свою работу». К пикетчику вышел врио начальника управления Александр Урбах и пригласил на беседу. Активист «Гражданского патруля» Игорь Берг сообщил, что в течение двух часов общественникам рассказывали, «что им (работникам органа госохраны – Ред.) все это дается тяжело, трудно, они не могут на данный момент ничего якобы установить, просили нас найти исторические документы, которые докажут ценность и т. д. На мой взгляд, они просто пытались свалить на нас свою работу».

По словам Игоря Берга, не исключено, что активисты в итоге подадут в суд. Успеют ли они спасти усадьбу, сказать сложно.

Фото: Омское отделение ВООПИК, «Гражданский патруль»

На главную