Дорожная карта угроз и открытий ::: Константин Михайлов | Хранители наследия

Дорожная карта угроз и открытий

10.04.2017
Дорожная карта угроз и открытий

Что еще раскопают в Москве в 2017 году и как это спасти

Константин Михайлов

После археологическо-благоустроительного блицкрига «Моей улицы» в марте 2017 года,  когда открытиям, по московскому обыкновению, наносились телесные повреждения разной степени тяжести, самое время представить себе и читателям, что будет происходить на московских улицах и площадях в ближайшие месяцы.

В любом романе, где фигурируют закопанные в землю сокровища, обязательно присутствует их тайная карта, за которой охотятся действующие лица. Московский археологический роман не исключение. Мы тоже поохотились – и обрели. Причем отнюдь не в пещере, с факелом наперевес и мушкетным дулом у виска, а в кабинете Главного археолога Москвы Леонида Кондрашева. Времена меняются.

karta.jpg

ПОРАЖАЮЩИЙ ФАКТОР

Сразу оговоримся, что карта ценных археологических объектов, которые, скорее всего, будут затронуты продолжением благоустроительных работ по программе «Моя улица» 2017 года, является не официальным, а рабочим документом. Впрочем, на картах капитана Флинта тоже не было печатей, а к сокровищам они приводили.

Публикуемый нами план, к сожалению, приходится считать заодно дорожной картой археологических угроз 2017 года, поскольку открытия в Москве XXI века делаются экскаваторами. На нем обозначены зоны благоустройства, а в них – археологические объекты, т.е. места практически неизбежных открытий.

Основным поражающим фактором «Моей улицы» является, конечно, не расширение тротуаров и плитка, а траншеи для коммуникаций и их узлы -«колодцы». 

nov1.jpg

Поскольку снесенные в ХХ веке древности залегают на весьма небольшой глубине, повреждение их рабочими и строительной техникой практически неизбежно. При отсутствии, конечно, должного за ними контроля.

Конечно, подготовка к сезону-2017 была фундаментальнее, чем к предыдущему. Траншеи были по возможности отодвинуты от предполагаемых мест археологических памятников. «Стрелка», под эгидой которой разрабатывался проект благоустройства, была снабжена археологами подробными инструкциями, картами и схемами. Были выполнены, как требует закон, разделы проектной документации, обеспечивающие сохранность археологического наследия при хозяйственных работах. Разделы прошли, как требует закон, государственную историко-культурную экспертизу.

opornyPlan.jpg

Из материалов к разделу проекта по сохранению археологических объектов вокруг Зарядья

Однако на Новой площади, как все видели, без повреждений не обошлось. 

sluh5.jpg

nov2.jpg

Причин этому может быть несколько. Рабочие теоретически могут отклониться на местности от проекта, геоподосновы первой трети ХХ века могут не вполне соответствовать реальности, и подземные остатки оказываются не совсем там, где их ожидали увидеть проектанты и эксперты. В некоторых местах, как это ни странно звучит, трассы коммуникационных траншей проложены так, что они никак не могут обойти древности.

Но главной причиной угроз археологическому наследию, по нашему мнению, является тот простой факт, что при стремительном благоустройстве древнейших улиц Москвы археолог не руководит процессом, не имеет при необходимости дать команду «Стоп, машина!», потребовать изменить проект, провести траншею на метр левее или правее. Он может вести наблюдение, фиксировать и упрашивать строительных и прочих городских начальников приостановиться и не слишком усердствовать.

tvv2.jpg

Но поскольку у «Моей улицы» свои приоритеты, четкий план, жесткий график – машина движется дальше, проутюживая древности не хуже танка. Все это мы видели и в прошлом году на Тверской улице и Пушкинской площади, и в марте 2017-го на Новой площади. Что же надо сделать, чтобы не увидеть этого по всем прочим адресам?

ЛЕГЕНДА АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КАРТЫ

Но сначала – собственно об адресах*.

Китайгородская крепость

На Старой площади, площади Варварских ворот, в Китайгородском проезде, Москворецкой набережной, куда вскоре дойдет «Моя улица», она неизбежно встретится с продолжением Китайгородской стены  башнями. Если Многогранная башня, оказавшаяся во владениях президентской администрации, по-видимому, вне опасности, то башня Варварских ворот  (ее цокольная часть видна в подземном переходе у метро «Китай-город») - в зоне риска. 

varvar2.jpg

varvar1.jpg

Подземный массив башни размерами 16х18 метров уходит вглубь от поверхности площади на 6-8 метров; под землей сохранился нижний ярус со сводами. Кстати, в этой башне, согласно легенде, часто ночевал Василий Блаженный. Мемориальный, можно сказать, памятник.

В Китайгородском проезде, сразу за восстановленным в 1972 году участком крепостной стены, залегают под землей нижние части сразу двух башен крепости – снесенных в 1958 году Космодемьянских ворот и Угловой Москворецкой, а также прясла стены между ними.

Kosmod.jpg

Угол Китайского (ныне Китайгородского) проезда и Москворецкой набережной на фотографии первой трети ХХ века. В центре - Угловая Москворецкая башня Китай-города. Левее нее к Кремлю уходит вдоль набережной крепостная стена. Справа - Космодемьянская башня с заложенной воротной аркой  

Космодемьянская башня, некогда выпускавшая за пределы крепости Великую улицу московского Посада, выступает из линии стены в сторону проезда более чем на 10 метров. Так что земляные работы неизбежно ее вскроют. Подземная часть Угловой Москворецкой башни размером 18х18 метров на углу проезда и набережной оказалась ныне на проезжей части, и до нее, скорее всего, не доберутся.

А вдоль всей Москворецкой набережной тянется под землей основание Китайгородской стены шестиметровой толщины. Примерно в середине набережной стена имела полукруглую ложную башню-«захаб». Все это реставрировано в 1920-е годы и снесено в 1950-е. А в 2010-е имеет шанс показаться на поверхности.

mskzahab.jpg

Наконец, у выхода к набережной Москворецкой улицы, примерно напротив лестницы, ведущей на Москворецкий мост, стояли исчезнувшие еще в последней трети XVIII века Москворецкие ворота Китай-города. Нынешнему поколению москвичей они известны разве что по картине Аполлинария Васнецова. Это была могучая (23,5х9 метров) башня с двумя воротными проездами. Есть все основания полагать, что и ее нижняя часть сохраняется под землей на глубину до 5 метров.

MoskvorGate.jpg

В заключение этой части нужно сказать, что повреждение подземных частей крепости Китай-города экскаваторами или отбойными молотками – не просто досадное происшествие, а уголовное преступление, предусмотренное 243 статьей УК РФ. Потому что «Подземные конструкции и остатки укреплений Китай-города» - официально охраняемый государством объект культурного наследия федерального значения (поставлен на госохрану Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 года).

PlanVarv.jpg

Из материалов к разделу проекта по сохранению археологических объектов вокруг Зарядья

Великий посад

На Москворецкой улице (нынешний проезд между Москворецким мостом и Зарядьем) работами могут быть затронуты также остатки часовни Всемилостивого Спаса у Москворецких ворот, окончательно снесенной в 1960-е годы. Но еще интереснее, что в территорию благоустройства попадают старинные кварталы по обе стороны этой фактически исчезнувшей улицы, погибшие в 1930-1960-е гг. Здесь благоустроителям и археологам могут встретиться основания Мытного двора (XVII-XVIII вв.), Тиунской избы (XVII в.), Нижних Торговых рядов XVIII-XIX вв.

moskvor.jpg

Москворецкая улица у выхода на Москворецкую набережную. Справа виден верх часовни Всемилостивого Спаса, слева - храм Николы Москворецкого. За часовней - Нижние Торговые ряды, за которыми прячется Мытный двор.

Не менее интересные находки ожидаются в районе пересечения Варварки с Рыбным переулком. Трасса средневековой улицы менялась, и под нынешней проезжей частью и тротуарами оказались остатки построек Гостиного двора и Ростовского подворья первой трети XVII века.

Наконец, на легендарном Варварском крестце (пересечение Варварки с Юшковым и Псковским переулками) под землей могут таиться остатки целого комплекса средневековых построек: церквей Иоанна Предтечи на Пяти улицах, Воскресения в Булгакове, Прилуцкого подворья, Булгаковской богадельни.

Belgorod.jpg

Белый город в Москве. Реконструкция М.П. Кудрявцева. На переднем плане - угол нынешних Соймоновского проезда и Пречистенской набережной

Крепость Белого города

Остатки другой средневековой крепости Москвы – Белого города – как и в 2016 году, вновь могут быть вскрыты благоустроителями. Поскольку в этом году «Моя улица» утюжит внешнюю сторону бульваров, ожидается, что затронуты работами могут только прясло крепостной стены на Хохловской площади и зоны двух башен – Пречистенских ворот на одноименной площади и Всехсвятской на Пречистенской набережной. Однако поскольку вся Пречистенская набережная попала в зону благоустройства -  стена Белого города может быть вскрыта и здесь.

Храмы и монастыри

Благоустройство Лубянского проезда способно принести богатый урожай: здесь ожидается явление миру Гребневской церкви XVI-XVII вв. на углу Лубянской площади, 

Grebnev.jpg

храма Спаса Преображения в Глинищах (1776-1802 гг.), 

Glinisch.jpg

некрополя сохранившегося храма Георгия в Лучниках.

Наступление «Моей улицы» на север вдоль Большой Лубянки – Сретенки неизбежно встретится с храмом Введения в Псковичах на Большой Лубянке (XVI-XVIII вв., пустырь на углу с Кузнецким мостом), 

VvedPsk.jpg

Никольской церковью, трапезной и колокольней Сретенского  монастыря (XVI-XVII вв.), сильно заступавшими за нынешнюю красную линию улицы, 

sretensk.jpg

храмом Спаса Преображения в Пушкарях XVII-XVIII вв. (Сретенка, 20), 

SpPush.jpg

некрополями сохранившихся храмов Успения в Печатниках и Троицы в Листах.

Тверская улица в Земляном городе и 1-я Тверская-Ямская, попавшие в программу благоустройства этого года, обещают встречу с остатками храмов Благовещения на Тверской XVII-XVIII вв. (Тверская, 25) 

blagovtv.jpg

и Василия Неокесарийского на 1-й Тверской-Ямской (1816-1886 гг.), на углу Васильевской улицы.

Vasily.jpg

На Пречистенской набережной в зону благоустройства попадают места храмов Похвалы Богородицы в Башмакове (1692) 

Pohvala.jpg

и Всех Святых.

На Пречистенке – благоустройство может затронуть территории исчезнувших храмов Сошествия Святого духа у Пречистенских ворот (1699 – начало XIX в.), 

Duha.jpg

Спаса на Божедомке (1694-1696), 

Bozhedom.jpg

Троицы в Зубове (1642).

TrZub.jpg

Наконец на Баррикадной улице благоустройство доберется до храма Покрова в Кудрине (1713-1714).

PokrovKudr.jpg

Теоретически, разглядывая карту, можно предположить «проявление» на поверхности еще целого ряда исчезнувших с лица земли церковных и светских памятников Москвы, но в списках Мосгорнаследия они пока не значатся.

Зато там есть «утраченная историческая застройка» нечетной стороны Тверской и 1-й Тверской-Ямской улиц от Настасьинского переулка до Тверской заставы, 1-го, 2-го и 3-го Кадашевских переулков, Пречистенской набережной и всего Садового кольца. Не говоря уж о культурных слоях.

Вот такой неслабый фронт охраны археологического наследия.

ЧТО ДЕЛАТЬ? С ЧЕГО НАЧАТЬ?

Мы сидели с Главным археологом Москвы Леонидом Кондрашевым над этой картой и над этими списками (пользуясь случаем, благодарю руководителей Мосгорнаследия за возможность с ними ознакомиться и читателей ознакомить). И говорили об алгоритме, который позволил бы предотвратить дальнейшие разрушения. Получалось на словах просто, а на деле сложно. Примерно так.

«Вы же знаете, когда благоустройство придет на ту или иную улицу, дойдет до конкретного объекта? – Да. Нам докладывают. – Значит, можно поставить у каждого объекта, их же не так много, дежурного археолога, вашего дозорного, нашего дозорного? - Конечно, наши люди и так на улицах дежурят. – А ведь Мосгорнаследие еще и общественную археологическую инспекцию в прошлом году создавало, можно ведь и ее привлечь к делу. – Да, можно. – Ну, хорошо, тогда так: как только что-то стоящее из-под земли показалось, и есть опасность разрушения или повреждения, дозорные звонят нам и вам, археологи смотрят – и останавливают работы, вы звоните вице-мэру Бирюкову, ведь вы можете?. – Мы - можем. Но достаточно и директору строительной компании, подрядчику, позвонить».

«Так я могу написать, - казенно спрашивал я, - что Мосгорнаследие разработало систему мер по оперативному предотвращению угроз археологическому наследию в ходе благоустройства?» - «Да, будем сохранять».

Вот я и пишу - да. И думаю при этом, как все это будет выглядеть на практике.

Работы по благоустройству, как свидетельствуют очевидцы, идут днем и ночью. Кто будет звонить ночью вице-мэру Петру Павловичу Бирюкову? А если днем он или директор строительной компании будет на совещании и не возьмет трубку? А если рабочий не послушается археолога, потому что ему нужно пройти за день столько-то метров траншеи, а не то накроется премия в квартал? А если дежурный не уследит за всей Тверской улицей?

Этих «если» так много, что в голове у меня возникает только один рецепт. Каждый рабочий, прораб, начальник участка и директор строительной компании-подрядчика должен знать: как только ковш экскаватора или отбойный молоток натыкается под землей на кирпичную кладку, свод, белокаменный блок, деревянную мостовую или что бы то ни было историческое – он обязан остановиться. Найти дежурного археолога – и дальше руководствоваться его указаниями. Невзирая на графики и задания. Нужно ждать день – ждать день. Неделю – неделю. Нужно изменить трассу траншеи, переместить «колодец» или столб освещения – перемещать, изменять. Без разговоров.

Даже если завтра День города, к которому здесь должно все блестеть.

Я даже знаю, как добиться воплощения этой археологической утопии. Нужно, чтобы им всем приказал так делать Петр Павлович Бирюков. А ему это должен приказать Сергей Семенович Собянин.

А вот как добиться этого – я не знаю. 

Любители московской археологии, будьте бдительны. И эта карта - вам в помощь.

________________________

*Использованы данные, сообщенные автору Мосгорнаследием и археологом Игорем Кондратьевым.

Иллюстрации: И. Кондратьев, pastvu.com, «Хранители Наследия»

На главную