Новые победы столичного градостроительства | Хранители наследия

Новые победы столичного градостроительства

22.04.2016
Новые победы столичного градостроительства

Монументальная идиллия, конструктивистский бунт, запрет закона о запрете сносов, роспуск комиссаров

Константин Михайлов

В начале второй декады апреля властям города Москвы удалось наконец добиться решительного успеха в эстетическом и гражданственном воспитании столичных жителей. Публика, которой чуть ли не ежедневно предъявляют новые замыслы градостроительных преобразований и предлагают поучаствовать в художественно-публицистических опытах на теле живого города, не может в конце концов не откликнуться. Уличные акции стали собирать сотни людей даже в рабочий день, а петиции градостроительного протеста – десятки тысяч подписей.

Монументальная идиллия

21 апреля в Военно-историческом обществе состоялась презентация «проектов благоустройства» Боровицкой площади, которые на прошлой неделе возили в Париж, показывать экспертам ЮНЕСКО. 

После визита в Париж с российской стороны постоянно делаются заявления о достижении сердечного согласия с международными экспертами, о том, что осталось урегулировать некие малозначительные детали. Вот и 21 апреля замминистра культуры РФ Александр Журавский заявил журналистам: “В целом есть позитивные изменения, и все рекомендации и замечания ЮНЕСКО учтены”.  ЮНЕСКО, заметим, продолжает хранить молчание и никак не подтверждает этот тезис.

Победителем в творческом состязании был признан российскими организаторами монументального процесса проект бюро “AI Architects”. Москомархитектура публикует даже философскую рецензию главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова: "Мы видим каплю, которая, будто упав в воду, расходится кругами. Создается ассоциация с ритуалом Крещения".

Условия закрытого конкурса, разумеется, никто горожанам не сообщал. Однако сравнение конкурсных проектов позволяет эти условия реконструировать. Один и тот же памятник стоит в них на одном и том же месте. Различаются только высота постамента (вплоть до нулевой) и методы ландшафтного расчерчивания и расцветки лужайки. Это создает прочную ассоциацию с ритуалом прилаживания давно готовой статуи к давно определенному месту, чем собственно, и занимаются уже несколько месяцев Министерство культуры, Москомархитектура и прочие заинтересованные организации. Как было объявлено, высота монумента без постамента составит 16 метров, а установить его надеются опять ко Дню народного единства 4 ноября, только уже 2016 года.

vl2.jpg

Нельзя, конечно, исключать, что рано или поздно эксперты ЮНЕСКО устанут сопротивляться настойчивому стремлению поставить у стен объекта Всемирного наследия такую распрекрасную статую. Они же не нанимались, в конце концов, охранять исторический облик города, который не хочет или не может охранять его сам. Впрочем, подождем до июня, когда ожидается их ответный визит в Москву.

Хотя, конечно, стыдно уповать в таком вопросе исключительно на международное экспертное сообщество.

Конструктивистский бунт

Вслед за уличными пикетами и экскурсиями “Архнадзора” против монстра на Новой Басманной улице 17 апреля  Москва забурлила 21 апреля на Покровском бульваре, где состоялся “народный сход” с протестом против сноса конструктивистской телефонной станции 1929 года и замены ее откровенно “нуворишским” элитным жилым домом. Даже посреди рабочей недели на акцию пришли более 300 человек. Накануне несколько десятков видных представителей архитектурного и экспертного сообщества обратились к мэру Сергею Собянину с просьбой не допустить сноса и поставить станцию на госохрану как памятник архитектуры.  А под публичной петицией на ту же тему подписались более 28 тысяч человек!

3.jpg4.jpg

Трудно конечно, предполагать, что в Москве обнаружилось вдруг такое количество активных ценителей конструктивизма. Но в том-то и дело, что городские власти явно недооценивают значение происходящего. Иначе они не отделывались бы от горожан комментариями Мосгорнаследия, что в Москве и без этой АТС достаточно хорошего и охраняемого конструктивизма. Люди выражают протест против того, что практически любое место в родном городе в любой момент может стать жертвой беспардонного вмешательства девелоперов, благоустроителей или амбициозных администраторов. Что можно снести здание, стоящее здесь десятилетиями, и построить нечто невообразимое, будь то параллелепипед возле Новой Басманной или «венский пирог» на Покровском бульваре. Избиратели голосуют против такой градостроительной политики.

Запрет закона о запрете сносов

В том, что это именно политика, а не случайные стечения обстоятельств, можно было убедиться 20 апреля в Мосгордуме, где комиссия, ведающая вопросами градостроительства, обсуждала законопроект депутата Шуваловой о запрете сноса на территории зон охраны объектов культурного наследия исторических зданий, построенных до 1917 года.

Весьма примечательно, что за принятие этого закона, который позволил бы Москве наконец начать исполнять требование федерального законодательства о сохранении объектов культурного наследия в их исторической среде (весьма похожий закон действует в Санкт-Петербурге), высказались все без исключения эксперты и представители общественности, приглашенные на заседание. А против его принятия – все без исключения представители органов городской власти. Мосгорнаследие говорило, что оно рассматривает вопросы историко-культурной ценности домов в установленном порядке и любой гражданин может подать заявление о постановке любого исторического здания на госохрану (кстати, АТС на Покровском бульваре граждане так и пытались защитить, да получили отказ). Департамент архитектуры и градостроительства уверял, что если исполнять существующие законы, то все и будет хорошо (хотя вопросы сноса зданий, не имеющих статуса памятников, никаким законом не регламентируются, в этом-то и дело). Департамент городского имущества выражал сомнения в правомерности запрещать собственникам сносить свою собственность. Правовое управление Думы посчитало, что принятием такого закона Москва превысит свои полномочия, поскольку не может распоряжаться так федеральной собственностью.

Возражения юристов, связанные с собственностью, весьма любопытны. Правительство Москвы приняло, например, десятки градрегламентов зон охраны, где предписывается сохранять те или иные отдельные здания, вовсе не являющиеся памятниками, определяется, какие изменения нельзя вносить в их облик, иногда вплоть до мелких деталей и оттенков краски. В этих градрегламентах не делается из правил никаких исключений в связи с разновидностями собственности на эти здания. И никому не приходит в голову говорить, что Правительство Москвы нарушает этими решениями федеральное законодательство, посягает на права собственников и т.п. А вот депутат Шувалова, конечно же, посягнула на святое.

В общем, в итоге полуторачасового обсуждения было зачитано заранее заготовленное решение: комиссия рекомендует Мосгордуме отклонить этот законопроект, поскольку он якобы противоречит федеральному законодательству.

И при этом практически каждый выступавший против него подчеркивал, что он и вся комиссия в целом – искренние сторонники идеи сохранения исторической Москвы.

А законопроект, который обеспечил бы в реальности ее сохранение, они успешно завалили.

Диалектика, что тут скажешь.

1-2u25.jpg

Роспуск комиссаров

Практически одновременно Правительство Москвы признало, что избавилось от своей Комиссии по вопросам градостроительства в зонах охраны памятников, которая в отсутствие городского закона регулировала в том числе и вопросы сноса зданий. Впервые эти намерения были обнародованы осенью 2015 года,  а в апреле 2016-го вице-мэр Марат Хуснуллин заявил, что комиссия, работавшая в нынешнем виде с октября 2011 года, полностью ликвидирована. "Комиссия была создана для сохранения исторического облика Москвы, однако после решения суда по требованию прокуратуры город был вынужден отказаться от ее деятельности. Мы работаем в рамках Градостроительного кодекса", - сказал Хуснуллин.Все правовые акты, касающиеся "сносной комиссии" власти Москвы отменили в конце 2015 года. В прокуратуре Москвы считают, что деятельность комиссии нарушала права собственников зданий, которые не являются объектами культурного наследия.

О федеральном законе, требующем сохранения памятников в их исторической среде, опять-таки никто не вспоминает. В результате историческая застройка Москвы осталась даже без того малонадежного прикрытия, которое предоставляло ей существование комиссии. Как любят вспоминать СМИ, эта комиссия “спасла” от сноса почти 200 ценных исторических зданий. Правда, при этом СМИ не любят упоминать, что многие из “спасенных” уже снесены (дом Прошиных на 1-й Тверской-Ямской,  фасад Литейного цеха ЗИЛа и т.д.).

А теперь, очевидно, собственники смогут сносить все, что захотят, поскольку городской закон на эту тему мэрия не принимает, единый градрегламент внутри Бульварного кольца, проработанный и одобренный распущенной комиссией в 2012-2013 гг. и даже согласованный Минкультуры РФ, положен под сукно. А теперь и комиссии не стало.

Кстати говоря, в суд, упомянутый в словах Марата Хуснуллина, успешно обратился в 2015 году частный собственник – как раз застройщик параллелепипеда возле Новой Басманной. Рабочая группа комиссии рекомендовала сохранить исторический дом в Рязанском переулке, чего, конечно же собственник не мог стерпеть. И "снес" не только дом, но и комиссию.

К многоступенчатой интриге, связанной с упразднением «Сносной комиссии» столичными властями, мы еще вернемся.

С тем же успехом, кстати, московские власти могли бы упразднить другую свою комиссию – Градостроительно-земельную во главе с мэром Сергеем Собяниным. Из какого федерального закона следует, что на основе ее решений в Москве должны выдаваться градостроительные планы земельных участков и разрешения на строительство?

Но поскольку эта комиссия, видимо, не ущемляет интересы собственников, с нею в богоспасаемом граде Москве все в порядке.

Вот только на себя – с каждой новой победой столичного градостроительства - он похож все меньше и меньше.

Фото: Москомархитектура 

На главную