Силикатная Смоленская крепость

01.12.2017
Силикатная Смоленская крепость

Административно-словесная буря вместо реставрации уникального военно-исторического памятника

«Хранители Наследия»

Вместо много раз обещанной и много раз отложенной реставрации знаменитой Смоленской крепостной стены - вокруг нее в российском городе на Днепре разразилась в последние дни оживленная дискуссия. С участием высших должностных лиц региона.

30 ноября, например, смоленские СМИ цитировали некий «источник в администрации региона», который возложил на руководство территориального управления Росимущества «ответственность за варварское отношение к памятнику федерального значения», подчеркнув, что «наказание за деяния, подобные тому, которое произошло в Смоленске, может быть даже уголовным».

А произошло в Смоленске то, что несколько входов на бесхозную и местами аварийную крепостную стену были заложены кладкой из силикатного кирпича. Теперь по этому факту идет проверка, и «ее результаты планируется передать в суд».

«О возмутительных, варварских действиях»

Вся эта административно-словесная буря разыгралась после совещания в администрации области 29 ноября, на котором губернатор Алексей Островский «дал поручение разобраться с ситуацией, связанной с перекрытием входа на Смоленскую крепостную стену». Вот что рассказывает официальный портал региональной власти:  

«В Смоленске произошла, действительно, вопиющая ситуация, - негодовал губернатор. – Межрегиональное территориальное управление Росимущества в Калужской, Брянской и Смоленской областях самым возмутительным образом отнеслось к вопросу обеспечения безопасности людей, посещающих Смоленскую крепостную стену. Я бы даже сказал, по-варварски: входы на памятник архитектуры заложены белым силикатным кирпичом. Я, как и многие смоляне, которые отреагировали на случившееся в социальных сетях, возмущен тем, что сделали с одним из наиболее значимых для нашего региона и России памятников истории и культуры».

Алексей Островский поручил одному своему заместителю «оперативно проинформировать о произошедшем руководство Росимущества», а именно: «Прошу подготовить мое обращение на имя главы Росимущества о возмутительных, варварских действиях руководства Межрегионального территориального управления Росимущества в Калужской, Брянской и Смоленской областях. Территориальное управление фактически нарушило действующее законодательство, поскольку никто не имеет права проводить любые работы, даже самые незначительные, на памятнике истории и культуры федерального значения без получения соответствующей разрешительной документации. Уверен, что в данном случае этого сделано не было».

Другому заместителю губернатор велел организовать «проведение соответствующей проверки профильным Департаментом» (т.е. областным Департаментом культуры, поскольку специализированный госорган охраны памятников в Смоленской области, вопреки требованиям федерального закона, так и не создан – Ред.)

А если еще и покрасить?

Само собою разумеется, что силикатные заплатки на единственной и неповторимой Смоленской крепостной стене выглядят чудовищно, а проведение работ на памятнике архитектуры без проекта и согласований – абсолютно незаконно. Тут мы со смоленским губернатором совершенно согласны.

Хотя честно говоря, немного удивительно, что столь бурную реакцию власти не вызывает повседневность – общее близкое к аварийному состояние Смоленской крепостной стены или вид ближайших подступов к ней (см. заглавное фото). А обрушение участка стены в 2016 году  отчего-то не вызвало в Смоленске такого рвения с мгновенно начатыми проверками и напоминаниями об уголовной ответственности.

smol2.jpg

Поскольку губернаторское слово, да еще такое грозное, не может остаться без последствий, в Смоленске после совещания в обладминистрации начались комические попытки приглушить эффект «варварских действий». Уже через день силикатную кладку наполовину выкрасили в морковный цвет; инициаторы, вероятно, решили, что так памятник архитектуры федерального значения будет выглядеть гармоничнее.

Вслед за губернатором действиями Росимущества начали возмущаться представители общественности, например, экскурсоводы: «Я много раз был на крепостной стене, и за последние 10 лет показал ее тысячам людей. Для абсолютного большинства из них этот момент в экскурсии был близким к кульминации восхищения, которое окончательно накрывало гостей города чуть позже в Успенском соборе. Люди переживали за неустроенность крепости, ценили ее ветхость, радовались возможности взглянуть на город с его лучшей обзорной площадки. Только на восточном участке была возможность оценить размах этого выдающегося сооружения. Теперь этой возможности лишены все.

Закрывать стену пробовали много раз, никогда из этого ничего не получалось, потому что решетки и двери всегда вынимались в первую же ночь. На этот раз было понятно, что за работу взялись более обстоятельно. Хотя после закрытия стены смоляне в интернете бравировали, мол, в первую же ночь все засовы будут открыты, но как только переменка у ЧОПа заканчивалась, все возвращалось на свои места. ЧОП – это уже реальная преграда на пути посетителей, по крайней мере, организованных и ответственных, тех, кто не будет кидать там мусор и мочиться по углам. Это, извините, не туристы делают».

«В пользование Российского военно-исторического общества»

Справедливости ради стоит отметить, что Росимущество, конечно, действовало не из вандальных побуждений и не стремилось подорвать туристический бизнес в Смоленской области.

Входы на крепостную стену оно стало заделывать явно после трагической июньской истории 2017 года, когда, сорвавшись со стены, в Смоленске погиб турист. Видимо, в ведомстве полагали, что за повторение подобного спросят строже, нежели за несоблюдение охранных процедур.

Как сообщает региональная пресса, осенью 2017 территориальное управление Росимущества «провело торги на заключение госконтракта по охране Смоленской крепостной стены. На подрядчика возлагалась обязанность не допускать проникновения на стену смолян и туристов». 

Некоторое время у стены круглосуточно дежурил ЧОП. Входы на стену загородили листами профнастила, которые любознательные смоляне, конечно же, живо разметали. Тогда их и стали заделывать силикатным кирпичом.

Разбирательства по поводу силикатных дополнений к творению зодчего Федора Коня вряд ли приведут к уголовному преследованию кого бы то ни было (тут ведь надо доказать ущерб памятнику и умысел на его повреждение). Однако общественное внимание к этому инциденту будет привлечено прочно.

И тем самым будет отвлечено от основной проблемы – неурегулированности вопроса о реальном пользователе стены, перспективах ее комплексной реставрации.

Между прочим, еще в апреле 2017 года губернатор Алексей Островский рассказывал  о договоренности с министром культуры РФ Владимиром Мединским: «о том, что будем постепенно передавать ряд башен стены в пользование Российского военно-исторического общества – за счет его средств каждый год будет реставрироваться по одной башне. Кроме того, общество будет реставрировать прясла стены, чем также окажет нам серьезную поддержку».

Год близится к концу, и о практических последствиях этой договоренности известий пока нет.

Правда, по сообщениям региональных СМИ, на сайте госзакупок осенью появился тендер «на разработку методики» проведения ремонтно-реставрационных и проектных работ на Смоленской крепостной стене. За 2 802 608 руб. ФГКУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» разыгрывало право «проанализировать предыдущую проектную документацию, а также выполнить лазерное сканирование объектов с вычерчиванием схематических чертежей фасадов с выявленными дефектами, разработать методику проведения проектных и ремонтно-реставрационных работ в виде научно-технического заключения с выводами и рекомендациями».

Мечтать не вредно, помечтаем и мы. 

Вот если бы Российское военно-историческое общество оставило на время заботы об украшении разных городов нашего Отечества трехмерными объектами, которые оно считает скульптурными памятниками, и сосредоточилось на несколько лет на спасении Смоленской крепостной стены – ей-Богу, благодарная Россия поставила бы руководителям РВИО памятники при жизни. Ведь другого такого во всех смыслах военно-исторического объекта во всей России нет.

Фото: Денис Максимов, SmolGrad.ru

На главную