Временно недоступны ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Временно недоступны

08.02.2019
Временно недоступны

Или находятся вне зоны действия реставрации и консервации 

«Хранители Наследия»

Государственная инспекция по охране объектов культурного наследия Владимирской области в конце 2018 года издала, а 30 января 2019 года опубликовала распоряжение о приостановлении доступа сразу к 231 объекту культурного наследия. В списках временно недоступных – храмы, усадьбы, жилые дома, промышленные сооружения XVIII–XIX веков – и в областном центре, и в Суздале, и в Александрове, и в Юрьеве-Польском, и в Муроме, и в районах области. 

Среди них есть и весьма известные памятники – например, усадьба Муромцево в Судогодском районе (которую Владимиро-Суздальский музей-заповедник собирался спасать еще в 2014–2015 гг.) или великолепный, но несчастный храм в Воскресенской Слободке близ Суздаля.

vl1.jpg

Исключение делается для собственников или иных законных владельцев памятников, работников госорганов охраны наследия, а также физических и юридических лиц, ведущих на объектах реставрационные работы или надзор за ними.

Собственникам же предписывается обеспечить прекращение доступа для всех остальных.

Заинтересовавшись таким масштабным предприятием, мы направили во владимирский госорган запрос о его причинах. А также о методах, которыми Инспекция намерена  проводить распоряжение в жизнь – ведь невозможно к каждому памятнику приставить часового.

Мы получили официальный ответ за подписью начальника Госинспекции Евгения Гранкина. Из него следует, что приостановление доступа к памятникам вызвано их аварийным (в документе - «неудовлетворительным») состоянием – во избежание опасности жизни и здоровью любителей «несанкционированного проникновения» на такие объекты. 

otv1.jpgotv2.jpg

Согласно документу, владимирская Инспекция ведет постоянный мониторинг состояния таких объектов, направляет письма в муниципальные образования и собственникам аварийных объектов, побуждая их устанавливать на них ограждения и предупредительные надписи. Затем следует повторный мониторинг – выполнены ли указания. Если нет, госорган переходит на язык предписаний и судебных исков. 

Судя по фотофиксациям, приложенным к письму, усилия Госинспекции приносят плоды: вокруг памятников появляются заборы, зияющие двери и окна заколачиваются. 

vl5.jpg 

За забором – остатки Дворянского собрания (дом Зубовых) в Александрове, объекта культурного наследия регионального значения (ул. Ленина, 51). О злоключениях памятника "Хранители Наследия" писали в июне 2016 года.  

vl4.jpg

vl3.jpg

Объект культурного наследия регионального значения «Здание школы» в Юрьеве-Польском (Набережная ул., 3) до и после "приостановления доступа"

Для «Хранителей Наследия» – комментарий начальника регионального госоргана охраны наследия Евгения Гранкина

– Среди аварийных объектов есть памятники и федерального, и регионального, и местного значения. Находятся они и в федеральной, и в областной, и в частной собственности, и в собственности религиозных организаций. Беспрепятственный доступ на такие объекты просто опасен для людей: несколько лет назад был трагический случай в Гусь-Хрустальном, когда в заброшенном памятнике играли дети, что-то рухнуло или сдвинулось – и погиб мальчик. 

Мы неоднократно направляли и главам районов, и главам сельских поселений, и в епархию письма: принимайте меры, ограждайте руины. Особенно важно это зимой, когда то и дело происходят обрушения и пожары. Чаще всего нам отвечают: нет денег. Я могу понять, что нет денег на реставрацию или полноценную консервацию объекта, но двери-окна-то досками можно забить? Хотя бы ограждающую ленту протянуть, предупредительные надписи повесить? Денег нет, а если что-то с кем-то случится – кто будет отвечать? Мы контролируем процесс, видим, что после повторных писем и выпуска нашего распоряжения ситуация начала меняться: появляются ограждения и предупреждающие надписи.

vl6.jpg

vl7.jpg

Объект культурного наследия регионального значения «Дом Треумовых» начала XX в. в Коврове (ул. Абельмана, 4) теперь будет разваливаться за забором

vl9.jpg

vl8.jpg

Ильинскую церковь 1792 года в селе Ильинском Юрьев-Польского района, объект культурного наследия регионального значения, теперь украшают не только временные "окна" и "двери",  но и устрашающие надписи

Комментарий «Хранителей Наследия»: конечно, все это сугубо правильные действия, с заборами безопаснее – и для людей, и для памятников. Но как же это дико выглядит: сотни объектов недвижимости, хотя бы и исторической. И госорган охраны памятников вынужден принуждать их собственников или местные власти не к реставрации, а к установке заборов, заколачиванию окон. Или хотя бы ленточку протянуть… Зачем все эти собственники владеют объектами, если они им не нужны? Не нужны настолько, что даже элементарные меры по обеспечению их безопасности им в тягость? Что это за имущественное зазеркалье?

И ведь за заборами и лентами памятники не прекратят разрушаться. «Денег нет» – это ответ универсальный. Но они же есть. Вот мы читаем в проекте национальной программы «Культура» о строительстве в ближайшие пять лет «39 центров культурного развития» в городах, о проектах «реновации федеральных учреждений отрасли культуры, направленных на улучшение качества культурной среды», о создании либо реконструкции не менее 500 «культурно-досуговых учреждений в сельской местности». Не говоря уж о «600 передвижных многофункциональных культурных центрах (автоклубах) для обслуживания сельского населения субъектов Российской Федерации». А ведь есть еще федеральная программа развития культуры и туризма, и региональные программы, где заложены ассигнования на развитие сферы культуры.

Почему бы все эти проекты не осуществлять преимущественно вот в таких, «неудовлетворительных», объектах культурного наследия? Достигая разом двух целей – развития культурной сферы и восстановления памятников. В одном и том же министерстве ведь все эти задачи ставятся и решаются. 

И надо же помнить еще о том, что доступ к культурным ценностям – конституционное право граждан Российской Федерации. Угрожающее состояние аварийных памятников, таким образом, становится причиной временного ограничения («приостановления»), т.е. нарушения этого права.

А это уже проблема не отдельных собственников или муниципальных районов, а всего государства.  

Заглавное фото: усадьба Муромцево, огороженная забором. Фото: Госинспекция по охране объектов культурного наследия Владимирской области; Алексей Слезкин 

На главную