Гульзада Руденко: Музеям-заповедникам нужно дать полномочия органов охраны памятников

02.05.2015
Гульзада Руденко: Музеям-заповедникам нужно дать полномочия органов охраны памятников

Елабуга, небольшой город в Татарстане - обладатель высокой награды ЮНЕСКО, золотой медали «Пальмовая ветвь мира» (2000 г.) за сохранение исторического наследия. Основную роль в этом сыграл Елабужский государственный историко-культурный и художественный музей-заповедник, который за прошедшие годы превратился в огромный историко-культурный анклав из 14 музеев (в том числе дом-музей И.И. Шишкина, музей-усадьба Н.А. Дуровой – первой женщины-офицера, мемориальный комплекс М.И.Цветаевой, Музей уездной медицины им. В.М.Бехтерева), выставочных залов, а также целой паутины улиц с замечательно сохранившейся ансамблевой застройкой XIX века. О том, как удается такому «городу в городе» сохранять свою индивидуальность и противостоять новой застройке, мы беседуем с Гульзадой Ракиповной Руденко – генеральным директором Елабужского государственного музея-заповедника, лауреатом премии «Хранители Наследия» 2012 года.

Elabuga.jpg

- Елабуга – динамично развивающаяся территория, крупный центр промышленности, прежде всего, нефтяной. Здесь находится одна из первых и самых успешных в России особых экономических зон «Алабуга». Для исторического города обычно такие слова звучат как приговор. Между тем, Елабуга демонстрирует прекрасную степень сохранности не только памятников архитектуры, но и средовой застройки, сохраняет атмосферу и облик купеческого города XIX века. Как такое чудо могло произойти?

- Да, в 1958 году у нас начали осваивать нефтяные месторождения и возникла «Прикамнефть», затем появился Елабужский автозавод. Сейчас в Особой экономической зоне уже работают 15 резидентов, а всего предполагается 120 - до 2023 года. Но всегда каким-то чудом городу везло на руководителей. И всегда новые промышленные территории, да и просто административные здания типа горсоветов, горисполкомов и проч. строились в стороне от исторического ядра. Никто не покушался на центр Елабуги. И сейчас Новая Елабуга развивается несколько в стороне, а исторический центр города – это 490 га охранной территории музея-заповедника.

В свое время Елабуга отстроилась заново по собственному генплану, который разработали в Вятке. Началось строительство «с нуля», после пожара 1850 года, который практически уничтожил все деревянные строения. Так вот, тогда местные купцы в рамках этого генплана стали возводить новые дома, да еще и по принципу, который сейчас применяется в ОАЭ: чтобы было не так, как у соседа, а еще лучше. И эти дома стоят до сих пор, с широченными стенами, с хорошими перекрытиями, в основном не выше двух этажей. Есть одно трехэтажное здание, кстати, оно относится к музею, и мы собираемся сделать там Детский музейно-образовательный центр. 184 дома являются объектами культурного наследия, стоят на государственной охране - и курирует их Елабужский государственный музей-заповедник.

В Елабуге принято ставить интересы наследия на первый план. Это норма. Вот только сейчас мне звонил руководитель нашего Управления капстроительства и спрашивал, какого цвета должны быть окна у здания, которое они ремонтируют. Заметьте, про то, что пластик или не пластик – речи не идет. Если встает вопрос о серьезном капремонте какого-то дома в охранной зоне, мы собираемся на совещание – я, представитель собственника, подрядчик. И я веду разговор о том, как и что должно быть с точки зрения интересов памятника, музея-заповедника и города. В Елабуге такой подход – норма.

KazanskUl.jpg

- Подход – это, безусловно, правильно и хорошо. Но как быть с реальными полномочиями, подкрепленными юридически? Ведь их нет? То есть дело в политической воле руководства города и личном авторитете?

- Да, все так - и в этом тонкое место нашей системы. Потому что те, кто живет в Елабуге давно, конечно же, знают о наших принципах и их … может быть, и не все поддерживают, но соблюдать стараются. Однако сейчас здания – памятники покупают много людей со стороны. Это люди не бедные, со своими юристами. И вот когда мы им начинаем объяснять, что и как они должны делать, в ответ слышим: «А вы кто такие? У вас нет прав и полномочий нам что-то диктовать». Да, по закону музей-заповедник может только рекомендовать и констатировать. Увы. К счастью, в Елабуге есть политическая воля к сохранению наследия. Но воля может и измениться в один прекрасный момент. Поэтому я уже много лет на разных уровнях – и на встречах с коллегами, и при случае Владимиру Владимировичу Путину, и Дмитрию Анатольевичу Медведеву - говорила о том, что музей-заповедник, не только наш, но и другие, должен быть наделен полномочиями органа охраны памятников. Они должны быть хозяевами на своей территории. В Елабуге де-факто так уже и есть. Министерство культуры Татарстана, которому мы подчиняемся – в 200 км. В условиях кадрового дефицита и занятости - ну, когда до нас доедет инспекция Минкультуры? Какой собственник поедет за 200 км оформлять охранное обязательство? А мы знаем ситуацию изнутри, можем оперативно реагировать на нарушения.

Поэтому пока что наш музей добровольно взял на себя функции постоянного контроля за ситуацией с наследием. И наше Минкультуры полностью «за». Только за 2013-2014 годы прошло 81 судебное разбирательство с хозяевами зданий на предмет заключения охранных обязательств и установки охранных досок. Мы дружим с прокуратурой. Пока нам удается отбиваться от надстроек и перестроек, от фаст-фудов и медцентров в непосредственной близости от памятников. Пока в Елабуге отношение к музею-заповеднику как к главному органу охраны стабильно. Но просто жизненно необходимо закрепить такую позицию юридически.

- Да, я поняла, что чудо, о котором мы говорили вначале – вполне рукотворно.

- Это ежедневный неустанный труд сотрудников музея-заповедника. У нас есть отдел по охране, учёту, реставрации и использованию памятников истории и культуры. Сейчас там работают два человека, было три. Мы ежедневно совершаем обходы, с определенной периодичностью делаем фотофиксацию состояния исторических зданий. Когда я пришла двенадцать с половиной лет назад, мы активно взялись за оформление охранных обязательств пользователями домов. Да, это не в нашей компетенции, но музей кровно заинтересован в том, чтобы все бумаги были в порядке. И мы взяли на себя посреднические функции. Мы заключаем также промежуточные охранные обязательства, чтобы хозяин – пока не составлен финальный документ – все-таки чувствовал свою ответственность. Теперь даже если где-то затевается ремонт, не фундаментальный, конечно, то к нам часто обращаются за советом, и мы всегда консультируем.

Конечно, постоянно ведется разъяснительная работа. Сейчас уже полегче, а вот десять-двенадцать лет назад я каждую неделю выступала по радио, по местному ТВ, беседовала с жителями, у себя в кабинете проводила встречи с горожанами, чиновниками, арендаторами домов. Мы разъясняли, объясняли, показывали, убеждали.

Пришлось, кстати, и мотивировать. В основном, конечно, это в форме устных поощрений или порицаний, но ведь это сработало! Каждый год 18 апреля, в Международный день охраны памятников, я делала аналитический доклад на совещании перед всеми руководителями города. В ходе различных встреч и заседаний я привлекала внимание к нерадивым владельцам. В то же время мы стремились отмечать и как-то выделять достижения: писали и публиковали благодарственные персональные письма от мэра, вручали грамоты. Все это широко освещалось в прессе. И в итоге такие вещи сыграли свою очень серьезную роль. Они сформировали общественное мнение и укрепили позиции культурного наследия.

Но надо понимать, что здесь важна позиция власти. Мэр Елабуги, который пригласил меня на пост директора музея-заповедника, оказывал мне всяческую публичную поддержку. И новый градоначальник также продолжает эту линию. Позиция музея-заповедника всегда выслушивается на всех заседаниях, мы всегда участвуем во всех дискуссиях.

И конечно, очень сильно помогло то, что президент Республики Татарстан Рустам Нургалиевич Минниханов серьезно и основательно занялся этой темой. И не просто констатирует проблему сохранения в ряду других, а ставит ее в разряд стратегических для республики. И отдельное спасибо, конечно, Олесе Балтусовой, которая просто «прорвалась» к президенту, провела его по Казани и представила контекст культурного наследия максимально широко – и с точки зрения сохранения исторической архитектуры, и с точки зрения туризма, и с точки зрения репутации республики, ее имиджа. А ведь историческая Казань погибала. И если бы не вот эта цепочка личностных факторов, исторический город прекратил бы свое существование, я уверена.

Надо сказать, что путь, которым сейчас идет Казань, мы в Елабуге уже прошли. Видимо, это универсальный рецепт.

DomTsvet.jpg

- А что такое елабужский Устав Старого города 2008 года?

- Это я его придумала. Это флаг, документ, не имеющий юридической силы. Но в нем прописаны принципы и правила проживания в историческом городе, изложены требования федерального законодательства и дополнительные требования, отвечающие интересам сохранения исторической среды и меры ответственности за нарушения этих правил. 

А возник Устав очень интересно. Я поехала в командировку в китайский город Лицзян. Там была сессия Ассоциации городов Всемирного наследия, одним из сопредседателей которой является мэр Казани. Это самый юг страны, миллион населения. Исторический город, которому 800 лет – в замечательно сохранном состоянии. Он существует в стороне от Нового города, туда даже не ходит транспорт. Я поинтересовалась у местного руководства, что и как. Выяснилось, у них есть Устав Старого города, в котором прописаны любые телодвижения и, что самое главное, наказания – за все, я уже не говорю про вандализм - даже за брошенный окурок. Причем наказания - колоссальнейшие.

Я взяла за основу китайский вариант и «перенесла» его на наши 490 га, естественно, с корректировками. И прописала штрафы – от души, уж поверьте.

С этим текстом пришли к прокурору. Он, конечно, схватился за голову. Сказал, что по закону нельзя такие штрафы назначать, ничего больше одного МРОТ быть не может. Но – решили прописать, что существуют штрафы и уголовная ответственность за разрушение исторических зданий. И вот руководство города позволило нам принять этот Устав на сессии Горсовета, представляете? Сейчас бы, наверное, такое уже не прошло.

Главное, что документ такой есть. Мы раздаем его всем абсолютно владельцам памятников, с моим обращением. В общем-то, это тоже своего рода мотивация.

- Благодаря таким шагам, Елабуга стала туристически привлекательным городом. Вопросом туризма тоже занимается музей, как я подозреваю?

- Да, в городе нет ведомства, которое курирует эту тему. И эти функции лежат на нашем музее, который является туроператором. Кстати, он же - единственный в России музей, который вошел в Ассоциацию туроператоров. Мы участвуем во всех туристических выставках России, выезжаем в Берлин, Лондон, Стамбул. В 2012 мы получили Гран-при на фестивале Интермузей, тема которого была «Музеи и туризм: интеграция музеев в туристическую индустрию». В прошлом году у нас побывало боле 250 тысяч гостей, 47% из них – из Москвы и Московской области. И каждый турист «выстрадан» сотрудниками нашего музея.

muzey.jpg

Маленькая иллюстрация по теме. Если 12 лет назад на нашей главной Казанской улице не было ни одного кафе, то сейчас на ста метрах пять кафе-ресторанов и никто не жалуется на отсутствие посетителей.

Конечно, интерес к Шишкину, Цветаевой, Дуровой, Бехтереву не иссякает, как и желание увидеть сохранный уездный город XIX века. Но мы развиваемся.

В апреле у нас – в первом из российских музеев – начал работу электронный читальный зал Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина. 9 мая хотим открыть музей Памяти в честь 70-летия Победы. Не хочется повторять классические музеи боевой славы. Главная тема будет – жизнь и труд в тылу во время Великой Отечественной на примере Елабуги. Сделаем «Книгу памяти» - электронную базу данных тех, кто совершал на фронтах войны подвиги и работал в тылу. Из нее каждый посетитель из бывшего Советского Союза сможет получить информацию о своих близких, которые воевали. Здание, уже приведенное в порядок, нам передает мэрия. Так что в период с 30 апреля до 9 мая мы должны создать экспозицию - сделать музей. Нас ждут девять ударных дней. И ночей.

Но – нам не привыкать. Главное, чтобы во благо.

Беседовала Евгения Твардовская

P.S. Полномочия музеев-заповедников по охране наследия в Ингушетии - в повестке дня специального заседания в Правительстве республики.



Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

Возврат к списку