Муниципальная нужда

19.04.2017
Муниципальная нужда

Как госорган охраны наследия вынуждают вычеркнуть объект из списков памятников

«Хранители Наследия»

Продолжая актуальную тему судеб русского деревянного зодчества, расскажем заодно о нелегкой борьбе, которую госорганам охраны памятников приходится вести за своих подопечных, когда другие госорганы спят и видят, как от этих подопечных избавиться.

Главный герой этой истории – деревянный дом начала ХХ века на улице Ленина, 154 в Красноярске. Выявленный объект культурного наследия, который не дают внести в госреестр, несмотря даже на судебные решения. Решения, подчеркнем, в защиту наследия, в отличие, например, от рассказанного нами вчера самарского сюжета. 

Закон, противопоставленный логике

Буквально сегодня, 19 апреля 2017 года, судьба дома обсуждалась в Законодательном собрании Красноярского края, куда был вынесен вопрос о пополнении реестра памятников регионального значения. 

Быстро согласившись с включением в реестр «Первого Сибирского технического железнодорожного училища им. Императора Николая II», которое «уникально своим ажурным кирпичным стилем, к тому же прекрасно сохранилось», парламентарии из Комитета по образованию, культуре и спорту занялись проблемным объектом - «Домом жилым». Который, заметим, давно уже не жилой.

Послушав доклад Юрия Тихоновича, замруководителя краевой Службы по государственной охране объектов культурного наследия, депутаты констатировали следующее:

дом «находится в руинном состоянии после пожара. При этом, по заключению историко-культурной экспертизы, он представляет историческую ценность, и его необходимо также включить в реестр, что означает необходимость выделения средств на восстановление. А так как дом является объектом культурного наследия муниципального значения, потребуются колоссальные средства муниципального бюджета на его восстановление, и городская администрация с этим категорически не согласна».

Вариант «решения» предложила председатель комитета Людмила Магомедова: «Поскольку в Законодательное Собрание предоставлен полный пакет документов и имеется судебное решение о признании этого дома выявленным объектом культурного наследия, у нас нет законных оснований отказать в согласовании. Это с точки зрения закона, а здравая логика подсказывает, что лучше эти средства направить на другие объекты — их у нас 164, которые еще можно спасти, чем восстанавливать руины. И позицию города тут вполне можно понять. Поэтому предлагаю Службе по государственной охране объектов культурного наследия рассмотреть вопрос о проведении повторной экспертизы (на это потребуется полтора-два месяца) и временном отзыве пакета документов. До сессии нам надо определиться с решением. Мы не собираемся экономить на истории, но и допустить неразумную трату бюджетных средств тоже не можем».

На официальном сайте красноярского парламента рассказ об этом озаглавлен соответствующе: «Без неразумных трат».

Предпожарная подготовка

На официальном сайте арбитражного суда Красноярского края можно почитать сообщение о том, что в суд  «18.07.2016 поступило  заявление Департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации г. Красноярска о признании незаконным бездействия Министерства культуры Красноярского края и Службы по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края, выразившегося в непринятии мер по признанию утратившим силу приказа Министерства культуры Красноярского края от 31.03.2015 и исключению объекта – «Дом жилой» начало 20 века, расположенного по адресу: г. Красноярск, ул. Ленина,154, из перечня выявленных объектов культурного наследия.

Как следует из заявления, в 2010 году постановлением Правительства Красноярского края объект признан аварийным и подлежащим сносу. Снос объекта, в силу распоряжения Администрации г. Красноярска, в 2011 году  признан муниципальной нуждой, однако, данный дом включен в перечень выявленных объектов культурного наследия и совершение действий по проведению противоаварийные мероприятий по сохранению объекта муниципальной собственности, влекут дополнительные финансовые расходы, которые, по мнению Департамента, свидетельствуют о нулевом расходовании бюджетных средств.  Заявитель полагает, что объект подлежит исключению из перечня выявленных объектов культурного наследия, а оспариваемое бездействие нарушает права и законные интересы Департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации г. Красноярска».

Итак, «муниципальная нужда», по мнению властей города Красноярска, требовала исключения памятника с госохраны и его сноса. Никаких законных к тому оснований не существует («муниципальная нужда» никак не может отменить историко-культурную ценность). Однако региональный госорган охраны памятников, соблюдающий закон, обвиняется в «незаконном бездействии», да еще и в нарушении прав и интересов городских властей!

Заметим, что в списки выявленных памятников дом был внесен после признания его «аварийным и подлежащим». Следовательно, краевые власти вполне сознательно отменяли тем самым прежнее решение о сносе дома.

И на их мнение тогда не повлиял даже пожар, случившийся в расселенном доме  22 мая 2014 года. Здание было быстро охвачено огнем, обвалилась кровля, но дом устоял.

О степени его повреждения можно отчасти судить по видео бедствия и «Яндекс-панорамам»: кровли нет, фасад, украшенный некогда резным декором в стиле модерн, внешне цел. Но вид с бокового ракурса свидетельствует, что срубные конструкции обуглены, и реставрация сведется, скорее всего, в значительной степени к воссозданию.

lenina154-2.jpg

lenina154.jpg

Послепожарные суды

Арбитражный суд Красноярского края 18 октября 2016 года отказал департаменту муниципального имущества в иске. Разумеется, городские власти подали апелляцию, и дело слушалось в 3-м арбитражном апелляционном суде 30 января 2017 года. Суд подтвердил правильность решения первой инстанции.

Из судебного решения можно узнать, что имела место краткосрочная «война экспертиз»: в ответ на «положительную» экспертизу ВООПИК от 24 апреля 2013 года была оперативно изготовлена по свежим следам пожара экспертиза за подписью госэксперта Е.П. Шелковниковой (от 20 июня 2014 года) о необоснованности включения объекта в Единый госреестр. Однако коллегия экспертов при областном Минкультуры 29 июля 2014 года высказалась за сохранение памятника и обоснованность включения его в списки выявленных.

В результате суд постановил, что у Минкультуры Красноярского края нет никакой законной обязанности отменять приказ 2015 года о признании дома выявленным памятником.

Разумеется, и с этим неутомимый городской департамент не согласился и подал в кассацию. Очередное заседание в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа назначено на 25 мая 2017 года.

Кто же на скамье подсудимых?

В цитированном выше судебном решении есть еще один любопытный фрагмент:

«По результатам технического осмотра выявленного объекта культурного наследия «Дом жилой», начала 20 века, Службой установлено, что объект находится в неудовлетворительном (аварийном) техническом состоянии, в связи с чем, составлен акт от 28.12.2015 № 257. Пунктом 9 акта собственнику объекта (муниципальное образование город Красноярск) предписано, с целью обеспечения сохранности объекта, провести ряд мероприятий, а именно: выполнить противоаварийные работы, подготовить проектную документацию на работы по сохранению объекта, выполнить работы по сохранению объекта в соответствии с проектной документацией. Письмом от 25.02.2016 № 2-615 сроки по выполнению работ на объекте перенесены на 2017-2020 годы. Положения пункта 9 акта от 28.12.2015 № 257 были оспорены департаментом и признаны арбитражным судом законными и обоснованными».

Вот после этого, казалось бы, все должно стать на свои места – и с точки зрения логики, и с точки зрения закона.

У памятника есть собственник, который по закону обязан его содержать и сохранять: проводить противоаварийные мероприятия, готовить проект реставрации и т.п. Причем уже в нынешнем 2017 году.

Городские власти ничего этого не делают, но почему-то вовсе не они оказываются на скамье подсудимых за «незаконное бездействие».

Напротив, в судах они выступают истцами, да еще и обвиняют госорганы охраны наследия в бездействии и нарушении своих прав и интересов.

А краевой парламент вместо того, чтобы указать городским властям на их подлинное место в этих судебных процессах, требует от госоргана охраны памятников проведения повторных экспертиз.

Хотелось бы знать, на каком правовом основании?

Хотя честно говоря, вообще непонятно, на каком правовом основании Законодательное Собрание Красноярского края распоряжается судьбой объектов культурного наследия и указывает госорганам охраны памятников, что им делать.

Ведь по нынешнему федеральному законодательству включение выявленных объектов в реестр памятников регионального значения – прерогатива того же самого регионального госоргана охраны культурного наследия. 

Заглавное фото: volos-t.livejournal.com. Видео: Andrew Samusenko

На главную