Не везет Вологде с прокурорами ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Не везет Вологде с прокурорами

05.02.2019
Не везет Вологде с прокурорами

Вот только что, на этой неделе, «Хранители Наследия» с удовольствием рассказывали об успехах объединения усилий органов охраны памятников и прокуратуры в Саратове, а также в Воронеже и Ярославле

Прямо-таки душа радовалась: прокуратуры проверки проводят либо санкционируют, иски в суды подают, незаконные стройки останавливают. 

И вдруг – откровения прокурора Вологодской области Александра Гринева. 31 января на пресс-конференции по итогам 2018 года его спросили, как контролируется соблюдение охранных обязательств на вологодских объектах культурного наследия.

Прокурор в ответ… заговорил о сносах. Сообщил, что сотрудникам прокуратуры в Вологде и Череповце поручено контролировать процесс ликвидации старинных деревянных домов. Многие из них, как известно, находятся под государственной охраной.

«В этих домах может уже никто не жить, но в них ночуют бомжи, и гибнут там, потому что дома горят. Эти старые деревянные постройки необходимо сносить», – заявил областной прокурор. 

На этом он, к сожалению, не остановился. И перешел к эстетическим оценкам исторического облика города, а потом – к отрицанию необходимости сохранять старинную застройку: «Внешний вид города Вологды, откровенно скажем, непрезентабельный. Мы защищаем непонятно что. Это моё личное мнение».

Летопись деяний вологодских органов прокуратуры противоречива. Они то принимают совершенно верные и адекватные меры реагирования, например, по Корнилиев-Комельскому монастырю, то начинают охранять бизнес от охраны памятников, препятствуя проведению проверок состояния объектов наследия. 

Руководители областной прокуратуры меняются, но все-таки чувствуется некая опасная для памятников преемственность. В Вологде не забыли еще «программную речь» областного прокурора Сергея Хлопушина в Законодательном Собрании региона 24 июня 2015 года.

Тогдашний прокурор начал с "избыточного давления со  стороны контролирующих структур и надзорных органов” на бизнес. В пример он привел попытки привлечь предпринимателя к ответственности за разрушение здания XVIII века. Охарактеризовал их кратко: «Просто дурдом».

А после этого обозвал объекты культурного наследия «пресловутыми» и выступил с инициативой: «Так как у нас в Вологде на каждом шагу эти памятники культуры, чтобы не создавать излишние проблемы для развития бизнеса, необходимо этот вопрос очень четко законодательно урегулировать».

Похоже, прокурор Гринев слишком внимательно изучал речь прокурора Хлопушина.

Почему именно исторической Вологде так не везет с прокурорами? Как, спрашивается, прокуратура будет защищать памятники архитектуры, т.е. следить за соблюдением законности в сфере культурного наследия – если ее руководитель думает и вслух заявляет: «Защищаем непонятно что»?

Не поэтому ли исторические дома в Вологде то и дело реставрируют экскаваторами?

Возможно, Генпрокуратуре России стоит выпустить для областных прокуратур специальное разъяснение, что закон об объектах культурного наследия – для того, чтобы его исполнять, а не для «личных мнений»?

Впрочем, если у человека, тем более у прокурора, нет уверенности в правильности закона – как он будет его исполнять?

Не лучше ли назначать на такие должности тех, кому понятно, что они защищают? 

На фото: "экскаваторная реставрация" дома Назарова в Вологде (ноябрь 2018 г.)  

На главную