Седьмой угол «Шестигранника»

Седьмой угол «Шестигранника»

24.11.2021
Седьмой угол «Шестигранника»

Знаменитый памятник советской архитектуры: реставрация или новодел?

«Хранители Наследия»

На этой неделе по СМИ прокатилась волна радостных публикаций:  знаменитый павильон 1920-х гг. «Шестигранник», он же «Механизация», в столичном Парке Горького наконец будет восстановлен и превращен в музейно-просветительский центр. Однако опубликованные экспертизы проекта сулят конструкциям памятника архитектуры полную замену, т.е. реставрация грозит обернуться «новоделом». Что ожидает «Шестигранник» в реальности?

Дань уважения и укрепление статуса

Итак, Московский Музей современного искусства «Гараж» назвал в конце ноября имена архитекторов, которые будут реконструировать «Шестигранник». Почетная миссия досталась Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава из японского архитектурного бюро SANAA.

При переезде музея «Гараж» в Парк Горького в 2012 году предполагалось, что он разместится как раз в отреставрированном «Шестиграннике». Но из-за ветхости здания реконструкция была отложена, а «Гараж» обосновался во временном павильоне, спроектированном Сигэру Баном, а затем в реконструированном здании ресторана «Времена года».

Теперь объявлено, что в обновленном «Шестиграннике» появятся три выставочных пространства «Гаража» (два — в здании, одно — на новом подземном уровне), библиотека, книжный магазин и кафе. Внутренний двор здания станет открытым публичным пространством. Общая площадь павильона составит 9500 кв. м.

SANAA обещает восстановить здание с сохранением оригинальных размеров и пропорций, очистив фасад от поздних наслоений.

Гараж2.png

Гараж3.png

Гараж4.png

Фото: Предполагаемый будущий облик "Шестигранника"

Наверняка многие и не подозревают, что в Парке Горького вообще есть некий «Шестигранник». Он (точнее, его руинированные остатки) находится неподалеку от «Времен года», слева от входа в парк.

Это единственное здание, которое уцелело от проводившейся здесь еще до создания ЦПКиО имени Горького 1-й Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки. А все потому, что было хоть и временным, но из современных материалов – железобетона и металла, а остальные постройки выставки – деревянными.

О сложной судьбе необычного здания пишут в «AD-magazine»:

«Шестигранник» возвели в 1923 году по проекту знаменитого советского зодчего Ивана Жолтовского при участии архитекторов В. Д. Кокорина и М. П. Парусникова. Павильон казался подобием античного форума под открытым небом, но расхожее название получил из-за особенностей композиции. В плане он выглядит как большая шестеренка, состоящая из шести корпусов, объединенных общим внутренним двором. Каждый корпус имел двусветную центральную часть и более низкие одноэтажные боковые крылья, которые, объединяясь друг с другом, составляли галерею, огибающую весь павильон.

Главный архитектор ВСХВ Алексей Щусев так писал о работе Жолтовского в статье «Строительство выставки»: «Одной из тяжелых задач постройки был обширный (3500 кубических саженей) железобетонный павильон “Машиностроение” (проект Жолтовского, производство работ — Н. В. Андреев). Стоящий на болоте с низким уровнем почвенных вод, он был сооружен в полуторамесячный срок. Интересным по архитектуре, величественным по пропорциям вышел двор с прекрасной росписью Нивинского и Экстер».

В 1928 году было принято решение на месте сельскохозяйственной выставки создать Парк культуры и отдыха, а павильон превратить в его главную столовую.

Сначала столовая, как и парк, функционировала только в летнее время, но в 1930-е годы, когда на территории парка открылись зимние аттракционы, здание вновь перестроили, добавив кирпичные стены и утеплив для всесезонной работы. Тогда же его и стали называть «Шестигранником».

Знатоки советского кино могут помнить танцплощадку павильона по одному из эпизодов фильма «Я шагаю по Москве». Эта танцплощадка появилась в «Шестиграннике» уже в 1950-е годы и стала популярным местом среди московской молодежи. В 1970–1980-х павильон сильно пострадал от пожаров, а вскоре был и вовсе заброшен. В таком руинированном состоянии он перешел во владение музея «Гараж».

С 1989 года «Шестигранник» числится выявленным объектом культурного наследия.

Гараж5.jpeg

Гараж6.jpeg

Фото: Иван Жолтовский. Проект павильона “Машины и орудия”. План. 1923. Архив Музея современного искусства “Гараж”, коллекция А. В. Щусева

Вот что говорит Дарья Жукова, со-основатель музея «Гараж»: «В своей деятельности Музей «Гараж» опирается на принципы совместной работы, откликаясь на существующий контекст и актуальные культурные процессы. Здание «Шестигранника», спроектированное Иваном Жолтовским, будет восстановлено по продуманному и чуткому проекту японского архитектурного бюро SANAA. Этим выбором «Гараж» отдает дань уважения российской архитектурной традиции и укрепляет свой статус в глобальном художественном мире. Мы хотим, чтобы это здание отражало наше непрекращающееся исследование функций, целей и зон ответственности современного музея».

А вот как свой подход описывают архитекторы проекта - Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава: «Когда нам предложили поработать над «Шестигранником», мы сразу же стали думать, сможем ли мы как-нибудь сохранить его оригинальную планировку и пропорции? И сможем ли создать нечто такое, чем все будут пользоваться? Музей «Гараж» всегда внимательно относится и к архитектуре общественных пространств, и к их истории, и это очень близко нам. У «Шестигранника» есть особое очарование, и в своем проекте мы постарались его сохранить».

С ними согласен и директор музея Антон Белов: «Стремление к органике присутствия, приверженность принципам ответственного потребления, создание доступной среды во многом продиктовали выбор архитекторов для создания нового пространства Музея — павильона «Шестигранник». Сохраняя предмет охраны «Шестигранника» (объемно-пространственное решение, местоположение, материалы колонн и расположение чаши фонтана), Музей уточняет и расширяет свою архитектурную программу. С каждым зданием, в котором располагался «Гараж» (Бахметьевский гараж, кафе «Времена года»), мы открываем новую главу в переосмыслении памятников архитектуры, смене их функции и, в конечном итоге, их возвращении в актуальный контекст».

Замена конструкций

С промежутком менее чем в год Департамент культурного наследия Москвы опубликовал для общественного обсуждения две историко-культурные экспертизы по проекту реставрации и приспособления «Шестигранника». Разумеется, с положительным заключением о соответствии проекта законодательству и предмету охраны памятника. Заказчиком обеих экспертиз выступило ООО «Проектное бюро АПЕКС» – партнер заморских проектировщиков с российской стороны. Оно же, невзирая на все рассказы об именитых японских архитекторах, является, согласно текстам обеих экспертиз, разработчиком проектной документации, по которой будут вестись реальные работы на памятнике архитектуры.

Правообладателем «Шестигранника» в обеих ГИКЭ значится ООО «Парк девелопмент».

Первую экспертизу, от 25 ноября 2020 года, выполняло экспертное трио в составе Юлии Семиной, Елены Воронцовой, Светланы Шаповаловой. Предметом этой экспертизы был эскизный проект реставрации и приспособления.

Предмет охраны «Шестигранника», согласно этой ГИКЭ, был одобрен на заседании соответствующей секции Научно-методического совета при Мосгорнаследии в январе 2019 года (об утверждении его самим Департаментом сведений не приводится).

В предмет охраны включены местоположение здания; его роль в композиционно-планировочной структуре ЦПКиО; объемно-пространственная композиция; пространственно-планировочная структура интерьеров; «конструктивная схема здания 1923 года, включая несущие колонны, ригели, стропильные балки, их конструкция и материал (согласно акту о техническом состоянии бетонных конструкций)».

«И материал» – это важно для дальнейшего развития сюжета.

Эксперты констатировали, что проект предполагает восстановление несущего каркаса и исторического облика здания, разборку поздних пристроек и перегородок, устройство кровли, оснащение «Шестигранника» всеми современными инженерными коммуникациями и освоение подземного пространства.

О демонтаже конструкций памятника или его замене «новоделом» в этой ГИКЭ речи нет: в проекте фигурируют «усиление, переборка и частичная замена существующих конструкций».

И одобренный экспертами эскизный проект был благополучно согласован Мосгорнаследием в феврале 2021 года.

10 сентября 2021 года Мосгорнаследие опубликовало новую экспертизу по этому проекту. Заказчик, как мы уже упомянули, был тот же, а вот в составе команды исполнителей произошли замены: теперь компанию Юлии Семиной составили Александр Волков и Игорь Демкин. На экспертизу были представлены уже не эскизные, а рабочие проектные решения по реставрации и приспособлению – в нескольких томах и разделах.

Здесь-то и начинаются интересные игры с предметом охраны.

«Необходимость оснащения здания современной инженерией, – пишут авторы ГИКЭ, – освоение подземного пространства для размещения дополнительных площадей функционального и вспомогательного назначения, а также аварийное состояние несущего каркаса – после длительной проработки и анализа возможных решений было предложено выполнить каркас в металле. Данное решение позволяет сохранить все габариты колонн, проведя необходимое утепление конструкций, в полости колонн разместить инженерные коммуникации для создания музейного климата... Возведение металлического каркаса значительно сократит время реставрационных и строительных работ».

Итог: «Конструктивная схема надземной части – рамно-связевый сталебетонный каркас. Металлические элементы колонн и балок выполнены из сборного железобетона, армированного жесткой арматурой. Конструкции покрытия выполнены из двутаврового профиля. Связи металлические гибкие. Сталебетонные элементы имеют отделку теплоизоляцией и алюминиевыми панелями,  имитирующими бетонную поверхность».

Итак, новый каркас и имитация былой поверхности – ради сокращения сроков и площадей подземного пространства. На этом фоне алюминиевая обшивка стен, чего, конечно, не было при Жолтовском, может показаться «мелочью».

В ГИКЭ все сказано четко: «замена существующих конструкций с учетом нового функционального использования».

Это напрямую противоречит цитированному выше предмету охраны памятника, но эксперты, как ни в чем не бывало, делают вывод о его полном сохранении.

На то они и придуманы, аттестованные Минкультуры РФ эксперты ГИКЭ.

Что же будет с «Шестигранником»?

гараж.jpg

гараж2.jpg

Проект усиления несущего каркаса «Шестигранника». Предоставлено Проектным бюро АПЕКС 

Исполнительный директор Проектного бюро АПЕКС Александр Мамаев в беседе с «Хранителями Наследия» настаивал на том, что проект в реальности предусматривает не замену, а усиление и переборку подлинных конструкций павильона. «Все, что возможно, мы сохраним, – сказал нам Александр Мамаев. – Внутрь элементов подлинного железобетонного каркаса, внутрь колонн и балок мы будем вживлять новую арматуру и сердечники – старые уже не держат. Железобетон Жолтовского останется железобетоном. Для этого мы прямо на площадке развернем реставрационный цех, где будем усиливать конструкции».

Освоение подземного пространства, по словам Мамаева, будет происходить поэтапно: секции «Шестигранника» будут по очереди временно демонтироваться для усиления и переборки конструкций – и именно в это время будет отрываться соответствующий сегмент подземелья.

Что же касается алюминиевой обшивки – это, как считает архитектор Мамаев, единственный способ обеспечить теплоизоляцию павильона: дерево МЧС не разрешит.

Архитектор-реставратор и эксперт Борис Пастернак несколько лет назад консультировал «Гараж» по части перспектив реставрации «Шестигранника» и выполнял по нему историко-культурные исследования. «Совсем недавно при реставрации Фабрики-кухни в Самаре были успешно применены новейшие методы сохранения и укрепления подлинных исторических железобетонных конструкций, думаю, они вполне по силам и заказчикам работ на «Шестиграннике», – сказал нам Борис Пастернак. – На стадии формирования задания мы обсуждали с «Гаражом» подходы к реставрации павильона, и я настоятельно рекомендовал максимальное сохранение подлинных конструкций, а освоение подземного пространства считал допустимым только под двором, но не под секциями «Шестигранника». Я тогда убеждал их в необходимости именно такого подхода – но больше ко мне за рекомендациями они не обращались».

Досье. Японское архитектурное бюро SANAA, основано в 1995 году Кадзуё Сэдзимой (род. 1956, Хитати) и Рюэ Нисидзавой (1966, Иокогама). В 2004 году бюро получило «Золотого льва» 9-й Венецианской архитектурной биеннале, в 2010-м Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава стали лауреатами Притцкеровской премии. В 2010 году Кадзуё Сэдзима была куратором 12-й Венецианской архитектурной биеннале. Частные и публичные постройки бюро находятся в Великобритании, Германии, Италии, Китае, Нидерландах, США, Франции, Швейцарии и Японии. Среди них — множество музейных зданий, в том числе Музея современного искусства XXI века (Канадзава, Япония), Музея Лувр — Ланс (Ланс, Франция) и Нового музея (Нью-Йорк).

 

На главную