Союз спасения

10.01.2023
Союз спасения

Евгения Твардовская

Продолжаем тему монументальных советских мозаик, начатую разговором с Элеонорой Александровной Жареновой – настоящим патриархом и мастером в этой сфере, автором более 30 мозаичных работ. Несмотря на многочисленные утраты последних лет, можно констатировать,  что ситуация все же меняется, приходит осознание значения советских мозаик – не только для искусства и культуры, но и для повседневного облика города.

Ну и наконец, оживающая практика реставрации советской мозаики чудесным образом будет помогать волонтерам в возрождении храма Рождества Христова в Крохине Вологодской области. Кстати, в этом может поучаствовать каждый из нас. Подробности – ниже…

***

Уничтожение и обесценивание монументальных произведений эпохи СССР явилось стимулом для объединения людей с целью их сохранения. Ярким примером последнего времени стало спасение в 2021 году в Москве декоративного мозаичного панно Юрия Королева «Моя Родина». Оно было выполнено в 1972 году и украшало зал ожидания Щелковского автовокзала, на месте которого теперь многофункциональный комплекс «Щелковский». После реставрации панно разместили на новом здании.  

крохино5.jpg

В 2021 году Трудовая коммуна «Вспомнить все» вместе с бригадой Богдана Лавриненко, опять-таки в Москве, силами общественности спасла и отреставрировала мозаичное панно НИИ «Графит» (Электродная ул., 2), украденное с территории Электродного завода. Его продали в интернете, но новые хозяева решили вернуть художественное произведение на историческое место.

крохино4.jpg

В 2020 году декоративным мозаичным панно 1967 г. – «От простого к сложному» и «Энергия и Космос» на фасаде здания ДК «Протон» в подмосковном Протвине (авторства Э. Жареновой и В. Васильцова) – также по заявке общественных активистов был присвоен статус выявленного объекта культурного наследия. Это хоть как-то, но гарантирует им сохранность и ответственность за возможный ущерб...

протвино.jpg

Объектом волонтерской заботы стала и малоизвестная мозаика на проходной знаменитой фабрики «Свобода» в Москве. Не установлены ни ее авторы, ни время создания. Волонтеры отмыли панно, и мозаичные цветы заиграли разнообразными красками. Но вот надолго ли? Территорию фабрики продали под застройку, новый собственник – известная компания «ИНГРАД» – не идет на диалог с общественностью, и ее планы относительно мозаичного артефакта неизвестны, увы...

IMG_7084.JPG

Сейчас решается дальнейшая судьба огромной мозаики со здания НИИДАР в Москве (1-я улица Бухвостова, 12/11, корпус 53). Здание НИИ снесено. Но жители Преображенского, депутаты, активисты как один встали на защиту знакового для района артефакта. В результате под свое крыло мозаику взяли Российская ассоциация реставраторов и Мосгорнаследие. Панно демонтировано и будет отреставрировано, а пока хранится на ВДНХ.

О том, как шел демонтаж мозаики НИИДАР, о ценности артефакта и нового опыта нам рассказал человек, чьими руками все это делалось, – Богдан Лавриненко, художник-мозаичист, график, скульптор, реставратор мозаики, монтажник-высотник. Он участвовал также в реставрации мозаик ВДНХ и вместе с единомышленниками спас панно из НИИ «Графит».

– Демонтаж панно НИИДАР с целью его сохранения достаточно уникальный случай. Панно не является объектом культурного наследия, но его знают и любят жители Преображенского района, оно местный культурный и исторический символ. В итоге, при серьезной поддержке Департамента культурного наследия города Москвы, Российской ассоциации реставраторов и лично заместителя руководителя Мосгорнаследия Юлии Логиновой, нам удалось сохранить мозаику.

Прежде чем приступить к работам, я изучил сохранность мозаики: она была вполне удовлетворительная, были незначительные утраты и деструктированные блоки. Мы произвели пробный демонтаж нескольких блоков, чтобы понять, как мозаика была смонтирована советскими мастерами. Выяснили, что на стене был собран металлический каркас из круглого прутка, повторявший контуры блоков мозаики. Блоки ряд за рядом прикручивались к этой решетке за специальные арматурные «ушки», оставленные в каждом блоке по периметру (собирались рядами «насухо»), а затем между стеной и блоками проливали бетонный раствор.

крохино8.jpg

крохино7.jpg

Демонтировали панно мы по порядку, обратному монтажу. Сначала все подробно зафотофиксировали, пронумеровали все блоки: их 310 штук, размер каждого 50 x 70 см, несколько нестандартных по габаритам. Для нестандартных я собрал отдельный специальный ящик для хранения. Мы провели консервационную заклейку мозаики пленочным методом, чтобы во время демонтажа мозаичный набор остался в целости и сохранности даже при вероятной деструкции блоков.

После этого мы начали сам демонтаж, двигаясь рядами, сверху вниз. Сначала пропиливали швы между блоками. Чтобы отделить блок от стены, использовали УШМ (болгарки), мощные перфораторы, а также механический инструмент (ломы, «фомки»). Применяли деревянные подпорки и распорки. Учитывая хрупкость мозаичного набора (панно собрано из стеклянистой советской смальты зеленоградского производства и натурального камня), старались работать максимально аккуратно. Часть блоков отделялась довольно легко, проливка цементом была не всегда качественной, а другие приходилось «выгрызать» из стены, и на многих из них оставался с тыльной стороны бетон, который мы затем удаляли.

Сроки демонтажа были жесткие. Застройщик поставил условие: демонтировать панно и вывезти его с территории НИИДАРа до Нового года. 1 ноября 2021 года мы встретились на объекте с представителями ДКН и застройщика, 15 ноября мы вышли на фасад, в 20-х числах декабря завершили демонтаж и 29 декабря привезли демонтированную мозаику на ВДНХ на временное хранение, где панно сейчас и находится. Работали ударно, без выходных, было нас в бригаде в среднем человек семь, на все ушло полтора месяца.

***

Богдан Лавриненко теперь может быть вовлечен  в следующий проект, в котором пригодятся его навыки реставрации советских мозаик – это проект создания мозаичной иконы из осколков и остатков фресок храма в Крохине, который много лет восстанавливает и спасает Благотворительный фонд «Крохино» Анор Тукаевой.

Вот что написала Анор в соцсети:

«Мало что сохранилось в затопленном храме Рождества Христова: внутреннее убранство уничтожено, большинство росписей начала XIX века погибло. К тому моменту, когда мы занялись сохранением храма, различимы были лишь силуэты святых и Всевидящее Око под аркой между четвериком и трапезной. Росписей купола уже не было (как и самого купола), фигуры святых практически растворились, рухнули стены трапезной и четверика со стороны фарватера р. Шексны. Но в одной из волонтёрских поездок, в августе 2015 года, мы наткнулись на осколки фресок в завалах рухнувших стен...»
Несколько лет волонтеры бережно собирали все осколки. Их набралось три ящика, которые переправили в Москву. Художник-волонтер фонда Алексей Писаренко провел их «консервацию». И вот – теперь Богдан Лавриненко выслушал идею Анор Тукаевой, загорелся ею, а главное – увидел образ будущей иконы. Её оптимальный размер - 125х160 см: при плотной, но не тесной раскладке в образ войдут все имеющиеся фрагменты фресок.

Эскиз будущей мозаичной иконы уже подготовлен. Теперь нужно создать короб, в котором будет выкладываться икона, подобрать камень и смальту.  Это долгий кропотливый труд, требующий времени, высокой квалификации и таланта. 

крохино1.jpgкрохино2.jpg

крохино3.jpg

На приобретение материалов и оплату работы  Фонд собирает 200.000 рублей. Поддержать этот сбор можно репостом и любой суммой пожертвования по ссылке https://www.krokhino.ru/donations/campaign/help/?utm_source=vkhelp

Икона станет центральным образом будущей путевой часовни, которую устроят в нижнем ярусе колокольни.

Оригинал статьи опубликован в журнале "Охраняется государством", № 4 за 2022 год.  

 

На главную