По "Щучьему" веленью

27.12.2020
По "Щучьему" веленью

Прекрасным подарком к Новому году москвичам, особенно жителям нескольких районов, станет книга «Прогулки по Октябрьскому Полю» известного столичного краеведа и писателя Олега Фочкина. Это первый том из задуманной серии «Жизнь в окружении истории». Он посвящен  сразу нескольким старинным районам на севере и северо-западе Москвы: Щукино и Октябрьское поле, Серебряный бор и Строгино, Троице-Лыково и бывшее село Всехсвятское — от нынешнего городка Сокол до Аэропорта, Динамо и Ходынского поля.

Прекрасно иллюстрированное издание – конечно же, не рядовой путеводитель, а вполне аргументированное и авторитетное краеведческое исследование, открывающее много нового как о судьбе архитектуры этих районов, так и об их выдающихся жителях.  В издании представлены многочисленные архивные материалы, некоторые из которых публикуются впервые.
Ну а мы – по традиции – поговорили с автором новой книги.

1940-щукино.jpg

1966-аэрофотосъемка-щукино.jpg 

- Олег, до предложения изучить Октябрьское поле – ты был с ним хорошо «знаком»?

- Год я занимался этим районом для книжки, но фактически изучаю его всю жизнь. Конечно, я его хорошо знал, так как провел все детство недалеко, в соседнем районе. Наша семья жила возле Ленинградского рынка, так что районы Сокола, Аэропорта – для меня родные. А в Серебряный бор мы ездили летом загорать, когда там был еще дикий пляж, а напротив в Строгине паслись коровы. В Щукино и на октябрьское поле мы постоянно ездили в кино или просто гулять.

Конечно, Щукино тогда и сейчас – это два разных мира, так что книга – прекрасная возможность показать тем, кто приехал сюда недавно, что они поселились в месте с большой и глубокой историей. Удивительно, в наши дни то, что с просьбой создать такую книгу обратились к издательству «Лингва-Ф» и ко мне девелоперы, что очень подкупило.

- Что нового удалось найти или удалось уточнить какие-то известные факты?

- Конечно, я беседовал с краеведами, изучал старые газеты, смотрел архивы. Много работал в библиотеках, даже нашел книгу, изданную к пятилетию строительства метро! Одна из самых сложных тем для меня была – Институт Курчатова. Не хотелось писать про бомбу и геополитику, но это важная страница нашей истории, и люди, имевшие к ней отношение, заслуживают отдельного внимания. Так вот, я стал «копать» и обнаружил, что во многих местах, где приводятся списки ученых, имевших отношение к ядерным разработкам и реактору, есть фамилии, которые постоянно встречаются, но информации об этих людях, даже инициалов их, не говоря уже о полном имени, нет. И так из статьи в статью, из книги в книгу. Это показалось мне странным. Я нашел мемуары участников тех событий и стало понятно, что на самом деле некоторые фамилии – в их числе были и иностранные  – писались все эти годы неправильно, и эти ошибки привели к путанице и даже некоторому забвению. Я эти имена восстановил и привожу в книге. Так что она восстанавливает справедливость, и в ней впервые опубликованы правильные фамилии ученых. 

- Но Щукино сейчас и Щукино твоего детства – это, наверное, два разных мира?

- Конечно. Мы с фотографом и дизайнером книги Ильей Шпагиным прошли ногами и сфотографировали, а по факту – заново изучили все объекты, которые вошли в книгу. Мы должны были убедиться, что наши «герои» на месте… Многое сохранилось, на многое я посмотрел совсем другими глазами. Живы академгородок в Щукине, старые дома и дворы на Василевского: улица как-то сохранила свой дух, пока еще живо Троице-Лыково – деревня среди города, сохраняется городок художников на Соколе, кладбище Арбатец, к сожалению, не «раскрыто» в своем потенциале: после того, как книга уже была сдана в печать, там поставили памятник Алабяну, а про старые захоронения предпочитают не вспоминать.

- Наверняка много материала осталось…

- У меня накопилось много интересного еще не на одну книгу: и про село Всехсвятское, и про район Аэропорта, это уникальные районы, про которые многое уже забывается: они пережили много изменений, там даже улицы меняли не только названия, но и направления.

Всехсвятское настолько многослойно: сначала там были пансионы для увечных солдат и офицеров, в советское время – первые дома для творческой интеллигенции, писателей и актеров, а рядом дома для военачальников и авиастроителей. Я долго искал и с детства задавался вопросом, кто такой Цветков – в честь которого назван и Цветковский пруд и аж два переулка. Выяснилось, что это матрос-революционер, погибший в 1919 году… Конечно, требует своего издания и история Института Курчатова. Безумно интересно читать мемуары, связанные с ним… Это целая отдельная большая планета. Ну и конечно, мы все надеемся, что массу новой информации и открытий принесут археологические раскопки в Строгине и окрестностях: их обязательно нужно продолжать. 

А свою задачу на данном этапе я видел даже не в том, чтобы дать исчерпывающую информацию, а в том, чтобы сподвигнуть жителей на изучение своего района. Это своеобразный толчок для того, чтобы изучить и гордиться тем местом, в котором живешь. Надеюсь, что среди моих читателей найдутся и те, кто станет его историком и бытописателем. 

Книга станет первой в серии «Жизнь в окружении истории», вторая уже находится в работе.

***

С любезного разрешения автора публикуем две главы из новой книги

AGF-l7-DM2D7pKPnoichZqgLk1X0Ce2L2HbNHvkIMg=s900-c-k-c0xffffffff-no-rj-mo.jpg

История Щукино

Сегодня Щукино – известный и давно уже ставший привычным и обжитым район Москвы. И, кажется, что так было всегда. Но еще очень недавно это было село, которое, как и во многих других местах города, дало название району Москвы. Ну и приросло всеми окрестными селами и деревнями, поглотив их в общем названии.

Как утверждают археологи, стоянки людей здесь были еще в III тысячелетии до нашей эры. Во всяком случае, подтверждение этому дала так называемая Щукинская стоянка неолитической Льяловской культуры.

Археологи Борис Алексеевич Куфтин и Михаил Вацлавович Воеводский обнаружили ее в мае 1924 года, прямо под Щукинской горой, где нашли фрагменты керамической посуды, следы становища, а затем и целый культурный слой (большой горшок, найденный в Щукине, ныне можно увидеть в экспозиции Музея истории Москвы).

Но, конечно, тогда это место никто не называл Щукиным. Это название пришло гораздо позднее, хотя даже в этом случае историки расходятся во мнении о происхождении названия. Дело в том, что одни исследователи считают, что название произошло от боярина Федора Юрьевича Щуки Кутузова, умершего в 1531 году.

Однако другие справедливо замечают, что есть более раннее упоминание села, почти на век раньше (1441), в договоре великого князя Василия Темного с его двоюродным братом князем Дмитрием Юрьевичем Шемякой. Последний проиграл войну, и все его владения были конфискованы. Щукино на короткое время перешло князю Ивану Юрьевичу Патрикееву, который возглавлял Боярскую думу. Он бы и дальше оставался владельцем села, но впал в немилость после прихода к власти царевны Софьи Палеолог.

Щукино перешло в государеву казну на несколько веков. Польские войска Лжедимитрия спалили его дотла, но местоположение было удобным и вскоре село восстановилось.

В 1623 году Щукино принадлежало матери царя Михаила Федоровича, а затем вновь перешло в казну, постепенно разрастаясь.

К концу XVII века это уже деревня, расположенная на Москве-реке. Рядом с деревней на реке был брод, через который шла дорога на Острогино (теперь Строгино) и Троице-Лыково. Все эти географические компоненты нашли отражение в планировке деревни, строившейся под углом к берегу Москвы-реки со стороны старой Волоколамской дороги, проходившей в то время по линии современных улиц Маршала Василевского и Маршала Бирюзова.

Новая беда настигла деревню во время Отечественной войны 1812 года. Щукино в очередной раз спалили, а восстановили уже в другом месте.

Отмена крепостного права стала главной причиной нового подъема зажиточного по тем временам села. Большинство крестьян переписались в мещан и купцов, стали сдавать в аренду под мельницы общую землю. А сами добывали глину для небольшого кирпичного заводика, который, впрочем, приносил ощутимую прибыль. На месте одной из мельниц, сгоревшей по неосторожности, построили шерстопрядильную фабрику. Так бы и дальше село потихоньку вливалось в городскую черту и переходило на индустриальные рельсы, но грянула Октябрьская революция.

Часть современного Щукина стало городом – это участок современного Октябрьского Поля, где выросли городские кварталы. На оставшемся подмосковном пока участке создали колхоз "Работник".

Добираться до этих мест было не очень удобно, а город активно развивался, и вскоре, в 1938 году, аж до соседнего Покровского-Стрешнева побежал трамвай. Он был любимым, хотя и не единственным видом транспорта московских дачников, обосновавшихся на местных песчаных пляжах реки Москвы.

Новым витком стало строительство канала Москва-Волга и строительство двух больших шлюзов для спуска кораблей из Химкинского водохранилища.

MF239634.jpg

Шлюзы № 7 и № 8 — самые большие на канале. Но и дались они строителям очень непросто. Котлован под седьмой шлюз глубиной в 25 метров отрывался в водонасыщенных плывунах, которые, как известно, способны двигаться. Заморозка при рытье котлована не применялась. Во время строительства было несколько случаев когда тяжелые экскаваторы на гусеничном ходу вместе рельсами уходили глубоко в песок. Дорога-лежневка к экскаваторам тоже держалась недолго и уходила в разжиженный грунт. Для ускорения процесса даже специально построили бетонный завод. И транспортеры в утепленных галереях подавали бетон к месту раздачи. А заключенные-каналармейцы в ручных тачках по узким доскам перевозили его в котлован. Сколько зэков здесь осталось навсегда – трудно сказать.

Автором архитектурного решения шлюзов № 7 и № 8 был известный архитектор Владимир Федорович Кринский.

Под каналом проложили тоннель Волоколамского шоссе и построили железнодорожный мост, что еще больше связало Щукино с центром города. Под каналом и шоссе, в трубах, протекают две речки — Химка и ее приток Чернушка. А позже еще ниже прошли туннели метрополитена.

В районе современных улиц Маршала Василевского, Маршала Новикова и Гамалеи построили военный городок имени Ворошилова и комплекс Всесоюзного института экспериментальной медицины. О них нам напоминает, например, статуя атлета с гранатой, упомянутая в этой книге.

В деревне Щукино после войны было 98 домов. В месте расположения улицы Рогова и хлебозавода на улице Паршина были овощные поля колхоза Щукино, а на месте тепличного комбината был большой свинарник.

А в 1947 году, в год 800-летнего юбилея столицы, Щукино полностью присоединили к городу. Пройдет еще 15 лет, и начнется активное жилое строительство, которое изменило само построение района и задало ему тон до наших дней. Здесь появилось много известных институтов и медицинских центров. Курчатовский институт, НИИ эпидемиологии им. Гамалеи, Институт молекулярной генетики, Федеральный медицинский биофизический центр, НИИ неорганических материалов, НИИ вирусологии. Был построен военный госпиталь ФСБ РФ, школы, в том числе специализированные — Курчатовская и немецкая школа № 1212.

Для руководителей институтов построили коттеджный городок (улицы Авиационная, Рогова, Пехотная). Коттеджи снесли в начале 1980-х, они сохранились лишь на Пехотной улице.

Понять, что вы находитесь в Щукине, очень легко по названиям улиц. Большинство из них получили имена в честь военачальников Великой Отечественной войны. И это не случайно, здесь проходила одна из главных линий обороны Москвы в 1941 году. Летом 1941 года Щукино оказалось на кратчайшей трассе подлета немецких бомбардировщиков к Москве. На месте, где сейчас стоит больница № 6, была развернута 24-я зенитная батарея.

Герб района Щукино изображает рыбу, проплывающую над символом атома.

В 1975 году открылась станция метро «Щукино», окончательно связав район и город воедино. Хотя статус района Щукино получило только в 1991 году.

Музей декоративно-прикладного и промышленного искусства при МГХПА им. С. Г. Строганова

Волоколамское шоссе, д. 9

Этот музей мог бы стать одним из самых известных в России и за ее пределами, наряду с самими выдающимися и уникальными, благодаря своей коллекции и ее многообразию. Но то, что так хорошо начиналось, к сожалению, не получило продолжения. Хотя музей существует и в наши дни и заслуживает не только посещения, а и всяческой пропаганды своего собрания. Да и более просторное помещение ему также не повредит.

Музей был создан ещё в 1864 году статским советником, директором Строгановского училища технического рисования Виктором Бутовским. Тогда же была сформулирована его главная задача и цель: «содействовать развитию самобытных художественных способностей в промышленных классах».

щукино1.jpg

щукино2.jpg

щукино6.jpg

щукино5.jpg

Через четыре года состоялось торжественное открытие уже в новом отдельном здании на Мясницкой улице, 24. Но происходящие в стране постреволюционные процессы не пощадили и музей, ему пришлось переехать, что сказалось на коллекции и на узнавании этого культурного объекта в обществе. На сайте музея сегодня утверждается, что в музей приходят не только любопытствующие, но и студенты Строгановки – для них посещение этого музея обязательно. На деле посетителей значительно меньше, чем заслуживает это удивительное собрание. А началось все с дара императора Александра II, который преподнёс музею 140 предметов из коллекции царской посуды.

Но это, хотя и ценное, приобретение все же не самое большое богатство среди экспонатов.

Кроме императора о создании музея радели преподаватели и студенты Строгановки. К официальному дару государя присовокупили гипсовые слепки архитектурных фрагментов и орнаментов с памятников древнерусского зодчества, которые собирали строгановцы и будущие сотрудники музея. Продолжилась эта традиция и после.  Преподавателями и студентами постоянно делалось множество зарисовок и копий с древнерусских рукописных книг. Параллельно коллекция увеличивалась за счет образцов русского декоративного искусства. Все это заслуга преподавателей Строгановки, которые с самого начала работали на сохранение и развитие национально-культурных традиций.

Советский период внес в развитие музея очередные коррективы. В 1920 году, объединившись с Училищем живописи, ваяния и зодчества, коллектив Строгановки создаёт ВХУТЕМАС - высшие художественно-технические мастерские, которые через 7 лет переименовали во ВХУТЕИН - Высший художественно-технический институт.

В 1972 году в журнале «Юность» №5 была опубликованы воспоминания знаменитых художников-карикатуристов Кукрыниксов (Куприянова, Крылова и Соколова), которые тоже учились во ВХУТЕМАСе. Они вспоминали, что существовавший в те годы студенческий театр, изображавший хор цыганок, но состоящий из одних студентов мужского пола, сочинил такую песню:

Судьба моя печальная,

Остался я один;

Учился в Вхутемасе,

А кончил Вхутеин.

В 1930 году ВХУТЕИН в Москве и его аналог в Ленинграде прекратили существование и разделились на несколько вузов. Так архитектурный факультет был соединён с архитектурным отделением МВТУ, образовав АСИ–МАИ (позже – МАрхИ - Московский архитектурный институт). Живописный и скульптурный факультеты были переведены в Ленинград – в Институт пролетарских изобразительных искусств (ИНПИИ). Полиграфический факультет объединили с полиграффаком ленинградского Вхутеина, образовав художественное отделение Московского полиграфического института, занявшего здание Вхутеина на Мясницкой улице. Текстильный факультет вместе с музеем составил художественное отделение вновь созданного Текстильного института в Москве. Другие факультеты практически исчезли. Технологи с керамического факультета заканчивали образование в Государственном экспериментальном институте силикатов, художников разбросали по разным институтам и фабрикам.

Строгановское училище вплоть до окончания Великой Отечественной войны прекратило существование. А музейная коллекция была поделена между Государственным историческим музеем, Третьяковской галереей, Музеем Востока, Музеем керамики, Музеем народов СССР, Оружейной палатой, Пушкинским музеем и рядом других. То есть целостность так любовно и тщательно собираемой коллекции была безвозвратно нарушена.

Когда Строгановку восстановили, во вновь созданный музей вернулось только 15% экспозиции. Да и произошло это не сразу, а только в 1964 году. Из десяти залов, существовавших ранее, осталось два.

Один рассказывает об истории Строгановки, в нем много интересных архивных документов, фотографий, рисунков, экспонатов с Международных и Всероссийских выставок начала ХХ века; различных проектов того же периода. Современная часть представлена лучшими дипломными и курсовыми работами последних лет. А второй зал – это экспонаты, представляющие все возможные виды и направления декоративно-прикладного искусства России и мира. Экспозиция охватывает период со II тыс. до н.э. и до работ наших современников. Из 15 тысяч единиц хранения на всеобщее обозрение выставлено около 1000 единиц. Потенциал музея огромен. Само современное здание выполнено в неоклассическом стиле и построено в середине ХХ века архитекторами И.В. Жолтовским и Г.Г. Лебедевым.

Фото: Илья Шпагин

 

 

 

На главную