Дом Павловой дореставрировали до погибели ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Дом Павловой дореставрировали до погибели

12.11.2020
Дом Павловой дореставрировали до погибели

Сокровище нижегородского музея деревянного зодчества на Щелоковском хуторе – дом Павловой XVIII века, с уникальными резными деталями – находится на грани утраты в результате «реставрации», проводимой компанией «Зодчие Северо-Запада». Ценнейший памятник полностью разобран подрядчиком – до фундамента, причем бревна сруба с весны 2020 года валяются на земле под осенними дождями без какого-либо укрытия.  Фотофиксацию бедствия опубликовала в соцсети лидер нижегородского «СпасГрада», аттестованный госэксперт Анна Давыдова.

IMG_3741.jpg

Дом Павловой в январе 2020 года, до "реставрации"

dp1.jpg

dp2.jpg

dp3.jpg

Дом Павловой в ноябре 2020 года

Такую работу с уникальным памятником подрядчик объясняет трудностями, связанными с коронавирусной эпидемией. Однако еще в самом начале 2020 года, до всякого коронавируса, известный реставратор памятников деревянного зодчества Александр Попов предсказывал (см. материал «Хранителей Наследия» от 14 января), что реставрация дома Павловой в рамках предложенных конкурсом по ФЗ-44 сроков и финансов – грозит катастрофой.

Тогда уже было известно, что «Зодчие Северо-Запада» выиграли конкурс на реставрацию дома Павловой на сумму 30,4 млн рублей, а работы обязались совершить за 22 месяца, к концу октября 2021 года. Проект предусматривал реставрацию срубов дома и двора с въездом, тесовой кровли, резного декора, интерьеров и печи, а также усиление фундамента и пропитку древесины специальными составами. По мнению Александра Попова, на полноценную профессиональную реставрацию памятника такого уровня требовалось не менее трех лет и 50 млн рублей. А «неидеальные» работы, говорил Попов, «неизбежно нанесут ущерб памятнику, если вообще его не погубят».

«Дом Павловой – памятник весьма ответственный по двум причинам. Во-первых, он объективно очень сложный, сохранил большое количество подлинных элементов – не только конструкций и декора, но даже и интерьеров, что вообще-то большая редкость. Ну и сами по себе конструкции тоже очень сложные – две двухэтажных избы, ворота и светелка над ними, двор, – отмечал маститый реставратор. – Мы посчитали, что для реставрации этого памятника необходимо задействовать специалистов не менее чем восьми ремесленных реставрационных специальностей. Это плотники, столяры, резчики (на доме фантастически красивая глухая резьба), кровельщики (кровля была из дранки, ее надо соответствующим образом заготавливать), кузнец, это специалисты по фундаментам, это печник и штукатур. Все эти специалисты должны работать в команде, и многие из них нуждаются в специальном оборудовании. Например, нужна кузница, столярная мастерская с соответствующими станками, камерой для просушки древесины и другое. Отдельный вопрос – заготовка качественного леса, которая производится только в зимнее время».

IMG_3743.jpg

Увы, январские предсказания Александра Попова пока что сбываются в точности. Эксперт Анна Давыдова пишет: «На данный момент дома Павловой на Щелоковском хуторе нет. Потому что кучу бревен, валяющихся непонятно как, сложно назвать сооружением. Пока нет этого дома, навсегда или временно, до окончания контракта с «Зодчими Северо-Запада», которые выиграли этот тендер к 800-летию города? Если начнется снег, а он начнется, то ничего не останется!»

К обсуждению подключилась директор музея-заповедника «Щелоковский хутор» Марина Бугрова. Она подтвердила, что реставрация дома Павловой остановлена, что детали памятника лежат под открытым небом, кроме резьбы, которую частично складировали в одном из зданий на территории музея.

На вопросы нижегородцев, как памятник довели до такого состояния, директор музея не ответила, но написала, что не видит даже смысла выяснять причины остановки работ: «Бессмысленно сейчас выяснять, почему подрядчик так ведет себя полгода. Необходимо, чтобы они в ближайшие дни приступили к реставрации деревянных конструкций дома Павловой, параллельно с завершением устройства фундамента. Эти два процесса — реставрация сруба и устройство фундамента должны идти одновременно, одно другому не мешает».

А смысл-то есть. Если не выяснять причин и не называть виновных, то атмосфера полнейшей безнаказанности и безответственности в отечественной реставрации будет губить один памятник за другим. За бюджетные, заметим, деньги. И, кстати, нижегородцы могли бы спросить и директора музея: как же на его территории разобранный памятник архитектуры – экспонат, между прочим – полгода лежит под открытым небом, а музей ничего не предпринимает для его спасения?

Нижегородские СМИ вспоминают, что в июле 2020 года Марина Бугрова рассказывала, что реставраторы трудились поначалу с опережением графика, но из-за коронавируса вынуждены были приостановить работу на два месяца.

IMG_3793.jpg

И только поздней осенью в дело вмешалось Управление госохраны памятников Нижегородской области. Оно составило в отношении ООО «Зодчие Северо-Запада» административный протокол по ч. 1 статьи 7.13 КоАП, который будет направлен в суд. «Реставраторам» грозят штрафом до 5 млн рублей.

Как отмечают в региональном госоргане охраны наследия, в ходе проверки выявлены нарушения 73–ФЗ и реставрационных ГОСТов, по части технологии проведения работ по сохранению объектов культурного наследия. Подрядчику направлено предостережение о недопустимости этих нарушений, «Зодчим Северо-Запада» предписано промаркировать все элементы и детали дома Павловой в соответствии с маркировочными чертежами (неужто профессиональные реставраторы, да под авторским-то надзором, разбирали объект без маркировки?! – Ред.) и обеспечить их хранение на прокладках под навесами.

Показательно, что тем временем «Зодчие Северо-Запада» направили в региональное управление госохраны памятников запрос о продлении срока реставрации другого объекта в том же музее – Покровской церкви из села Зеленое. Она также досталась компании по конкурсу, за 4,1 млн рублей.

Досье. Дом Павловой – самый крупный объект музея «Щелоковский хутор». Он бы перевезен в музей в 1982–1984 годах из деревни Раково Ковернинского района. Памятник принадлежит к северному типу комплексов «дом–двор», редких для Нижегородского Поволжья. Фасады дома украшены великолепной глухой резьбой.

Фото: Анна Давыдова; сайт Музея-заповедника «Щелоковский Хутор»; Евгения Твардовская

На главную