Храм в Баловневе разрушается после реставрации

Храм в Баловневе разрушается после реставрации

29.09.2021
Храм в Баловневе разрушается после реставрации

Поездки исследователей русской архитектуры по родным просторам одновременно помогают всем нам следить за состоянием уникальных памятников. Андрей Чекмарев привез печальные вести о разрушении знаменитого Владимирского храма в Баловневе (Липецкая область), часто приписываемого руке В.И. Баженова.

«Памятнику срочно нужна помощь!!! Кто хочет и может помочь, переводите хоть сколько-то либо на указанный на баннере счет, либо непосредственно отцу Алексею (Сергееву) на карту Сбера, привязанную к телефону +79092198615, – пишет исследователь. – Да, да, да, благополучному, возрожденному, отреставрированному благодаря усилиям Андрея Найденова всего лишь чуть более 5 лет назад храму уже нужна помощь. Грунты под такой махиной всегда были для нее проблемой и угрозой. Сейчас «поплыли» колонные портики, особенно на южном фасаде. Белокаменные колонны уже все в трещинах. Без своевременного вмешательства процесс разрушения пойдет дальше. И это лишь часть проблем шедевра архитектуры. Сельский приход совсем невелик, на службе в субботу была лишь семья настоятеля да еще пара человек. И это, увы, обычная ситуация. Неоплаченных счетов за коммуналку только за прошлую зиму 13 тысяч рублей, а впереди следующая зима».

balo4.jpg

Реставрация храма в Баловневе в 2013–2015 гг., придавшая ему весьма нарядный вид, начиналасьлась на выделенные Минкультуры РФ федеральные 35 млн рублей. Это были первые масштабные реставрационные работы за всю историю памятника. Правда, уже тогда настоятель говорил, что «в основном эти работы — первоочередные, т. н. аварийные», а «на полное восстановление церкви необходимы 100–150 миллионов рублей».

balo5.jpg

В 2015 году областная пресса рапортовала: «На восстановительные мероприятия, а они продолжались 2, 5 года, была израсходована рекордная для нашей области сумма – 321 миллион рублей. Средства выделены Министерством культуры РФ». Реставрацией занималось столичное ООО «Промпроект».

balo6.jpg

Сайт баловневского прихода в 2016 году сообщал, что в ходе реставрационных работ были не только обновлены и вычинены фасады, но и укреплен фундамент, устроена новая кровля, оштукатурены колонны портиков, сделаны системы вентиляции и водоснабжения, подключено отопление, восстановлен интерьер.

И вот теперь, через несколько лет после масштабной реставрации за рекордные суммы, ее можно начинать заново.

«Эта ситуация, мне кажется, заставляет вновь задуматься о современном использовании памятников церковной архитектуры, – размышляет Андрей Чекмарев. – Не уверен, что обязательное возвращение исторических церковных зданий приходам является сейчас (и в перспективе) единственно возможным вариантом. Когда имеется большой приход, способный обеспечить нормальное содержание здания, вопросов нет. Но что делать, когда церкви передается огромный и сложный памятник архитектуры, вкладываются немалые (и как в данном случае, государственные) деньги в его реставрацию, а дальше... дальше тишина. И государство больше не помогает, и церковь оказывается не способна поддерживать функционирование здания просто из-за малочисленности прихожан. И все непосильное бремя падает на плечи обычного сельского священника, который оказывается меж двух, а то и трех-четырех огней. Он должен одновременно обеспечивать и нормальную организацию приходской жизни (тепло, свет), и безопасность людей (чтобы кирпич на голову не упал), и в епархию часть денег перечислять, и перед охраной памятников отвечать за состояние данного объекта наследия. А все остальные стороны как бы умывают руки, хотя в случае чего не упустят возможности оштрафовать настоятеля (и охрана памятников, и пожарные). Вот и подумаешь, если у населения в XXI веке нет такой потребности в церковной жизни (а искусственно ее не насадить), то может разработать и иные варианты адекватного использования подобных объектов? Я не про магазины и дискотеки, если что, а про более близкие к задачам Церкви социально-гуманитарные функции.

balo3.jpg

Может быть, это должно быть чем-то вроде сельских культурно-просветительских центров, где все вместе - библиотека, всякие кружки, мастер-классы, лекции, какая-то своя музейная экспозиция, занятия музыкой, рисованием, шитьем, много еще чем, если подумать. Или досуговый центр, больше ориентированный на пенсионеров, где, допустим, хор бабушек распевается. Может быть все это даже и с сохранением части здания (особенно, если оно такое огромное) за сугубо церковными нуждами. Главное, чтобы самое красивое сооружение на селе (а это почти везде и есть храм) являлось местом притяжения людей, предметом их заботы и гордости, площадкой встречи разных поколений, разных запросов и интересов. Отчасти сама Церковь этим и занимается, устраивая при храмах воскресные школы, но это тоже сегодня слишком сегментированная тема, а надо бы расширить охват, чтобы не только для воцерковленных. Ведь только воцерковленных, как мы видим, сегодня не хватает, чтобы содержать памятники церковной архитектуры. Мне кажется, тут есть, что обсуждать и о чем спорить. Но проблема уже встает со всей ее очевидностью, а дальше она станет еще серьезнее в связи с растущей депопуляцией на селе. И что мы тогда будем делать с огромными ветшающими храмами, на содержание которых все чаще не будет хватать средств? У меня нет ответа».

balo2.jpg

И у нас нет ответа, кроме очевидного: уникальный памятник нуждается в очередном экстренной государственной помощи. Разрушение не будет ждать, пока соберутся пожертвования. Заодно и качество предыдущей реставрации может быть проверено.

balo1.jpg

Досье (по материалам А. Чекмарева и прихода). Усадьба Баловнево, известная с 1620-х гг., принадлежала роду Муромцевых – с 1628-го до самого 1917 года. Ансамбль каменных зданий был создан в 1770–1790-х гг. генерал-поручиком и правителем Тульского наместничества Матвеем Васильевичем Муромцевым. Господский дом в стиле раннего классицизма был сожжен в 1918 году; в 1930–1940-х гг. его руины были разобраны, сохранился только подвал. Уцелели заброшенные ныне перестроенные флигели (1770-х гг.), водонапорная башня в «готическом» стиле (1880–1885), въездные ворота (1880-е гг.). Выдающимся памятником архитектуры общероссийского значения является усадебная церковь Владимирской Богоматери (1789–1799, достройка колоколен и отделка интерьеров продолжались до 1823 г.), приписываемая Василию Баженову. По архивным документам, к строительству и отделке храма были причастны голландский архитектор Вержень, резчик Базетти, московский скульптор Гавриил Замараев, живописец Лигоцкий.

Композиция Владимирского храма включает две симметричные колокольни на западном фасаде, трапезную и храмовую часть с алтарем.

В 1929 г. храм был закрыт, при этом с кровли сняли железо. Здание использовалось как склад, затем зернохранилище. Устроенный в усыпальнице Муромцевых ледник разрушал фундаменты. Долгое время храм стоял заброшенным, пока в 1990 году не был передан верующим.

Фото: Андрей Чекмарев, Дарья Акулова

На главную