Ансамбль храма свв. Захарии и Евдокии в Богородске – под угрозой

" />
Сносить нельзя помиловать

Сносить нельзя помиловать

18.06.2021
Сносить нельзя помиловать

Ансамбль храма свв. Захарии и Евдокии в Богородске – под угрозой
Ирина Чичкина, исследователь, глава Московского отделения межрегионального Союза экскурсоводов

Парадокс подмосковной постсоветской топонимики – город Ногинск является центром Богородского городского округа. Этот топонимический конфликт имеет объяснение: до 1930 года город назывался Богородском, и напоминание об этом встречаешь в городе повсюду: в названиях Богородских торговых рядов, Богородского хладокомбината, газеты «Богородские вести» и так далее. Жители помнят о прошлом своего города, который с 2013 года является историческим поселением.

14 мая 2021 года глава Богородского городского округа Игорь Сухин обратился к жителям города с отчетом и перспективным планом развития округа. Говоря об аварийном жилье, глава представил список жилых домов Ногинска, предлагаемых к сносу по причине высокого износа. В числе прочих названы дома по адресам: Нижегородская пл., №№ 1 и 3.  Ведомо ли главе исторического поселения, что эти здания являются неотъемлемой частью ансамбля богородской церкви во имя Пророка Захарии и преподобной мученицы Евдокии, построенного в 1910-х годах известным архитектором Ильей Бондаренко, и одно из предполагаемых к сносу зданий является объектом культурного наследия? И что снос таких зданий запрещает Федеральный закон «Об объектах культурного наследия»? Более того, за снос памятников предусмотрена ст. 243 в Уголовном кодексе РФ?

IMG-2785.jpg

Фото: Дом причта, Нижегородская пл., д. 1

IMG-0152.JPG

IMG-0151.JPG

Фото: Нижегородская пл., д. 3

IMG-0159.JPG

IMG-0158.JPG

Фото: Нынешний вид храма

Архитектурная ценность ансамбля церкви святого пророка Захарии и преподобномученицы Евдокии (1909–1911) неоспорима. Архитектор ансамбля Илья Евграфович Бондаренко (1870–1947) был одним из творцов неорусского стиля и автором выдающихся старообрядческих храмов, построенных в Москве и Подмосковье в начале ХХ века. После императорского манифеста от 17 апреля 1905 года старообрядцам было предоставлено право строить храмы, которым общины поспешили воспользоваться. Старообрядческие храмы, построенные по проектам Бондаренко – вершина его творчества.

В своих воспоминаниях «Записки художника: труды, встречи, впечатления», (переизданы в 2018 г. издательством «Прогресс — Традиция») архитектор рассказал, как произошло знакомство с представителями видных московских старообрядцев. Они оценили кругозор архитектора, его мастерство и глубокое знакомство с памятниками архитектуры Русского севера и Поволжья. 

«Ко мне обратился старик Поляков (И.К. Поляков, глава правления мануфактуры Викулы Морозова): «Вот вы, говорят, крепко знаете Русь, так вот церковку нам и выстройте, чтобы она была наша, своя, родная!»… Погруженный в мир национального старого народного творчества, выискивая из музейных коллекций и из своих впечатлений образы, я спешил с работой. Время ушло все без остатка на рисунки и заказы всех, даже мельчайших деталей наружной отделки фасада и всех деталей интерьера, розданы были все заказы столярам, резчикам, бронзовщикам, вышивальщицам… Когда была закончена Токмаковская церковь, появились отзывы в прессе, отметившие оригинальность здания».

По проектам Бондаренко в Москве были построены (и сохранились) Воскресенская церковь Московской общины Поморского брачного согласия в Токмаковом переулке (1907–1908), Покрово-Успенский храм Белокриницкого согласия в Малом Гавриковом пер., (1909–1912), храм св. Николы Чудотворца Никольско-Рогожской старообрядческой общины беглопоповцев (1910–1912) на Малой Андроньевской улице, 15. Первые два храма возвращены старообрядческим приходам, а последним, превращенным в офисный комплекс, в наши дни невозмутимо торгуют коммерсанты (https://www.kommersant.ru/doc/4625491 – Ред.).

Выразительный облик Воскресенского храма в Токмаковом переулке, украшенного архитектурной керамикой, поэтичный образ небольшой северной церкви со звонницей, произвел впечатление на современников. Осмотреть этот храм после освящения приехал Арсений Иванович Морозов (1850–1932) – глава правления Богородско-Глуховской мануфактуры, мануфактур-советник, председатель Правления Компании Богородско-Глуховской мануфактуры.

Как и многие видные промышленники России тех времен, Арсений Иванович был старообрядцем, членом совета Рогожской старообрядческой общины. На его средства издавались учебники Закона Божьего для старообрядческих школ. Он публиковался в старообрядческом журнале «Церковь», возглавлял Богородско-Глуховскую старообрядческую общину. Еще до императорского манифеста 1905 года Арсений Иванович участвовал финансово и организационно в строительстве старообрядческого храма св. Сергия Радонежского в селе Климоуцы (1903–1905, арх. А.В. Кузнецов, ныне на территории Румынии, ранее Австро-Венгрия).

Морозов пригласил Бондаренко приехать в Богородск для обсуждения проекта постройки там старообрядческой церкви. Архитектор передал впечатления от встречи с могущественным заказчиком: «Имя Арсения Морозова было известно в Москве не только как главы Богородско-Глуховской мануфактуры, но и как видного старообрядческого деятеля. Невысокого роста, коренастый, лет под 60, с небольшой бородкой, с насупленными бровями, из-под которых глядели глаза, быстрые, открытые, но добрые; широкий пиджак, на жилетке длинная серебряная часовая цепочка «с передвижкой» (как у кабатчика), в высоких сапогах старого фасона».

Арсении Иванович.jpg

Богородско-Глуховская мануфактура.jpg

Фото: Богородско-Глуховская мануфактура

20161024_133441.jpg

Фото: Новоткацкая фабрика Морозовых

Морозов высказал пожелание построить храм небольшой, «человек на 800». Разговор архитектора и заказчика происходил в Богородске, в правлении Богородско-Глуховской мануфактуры, перемежаясь телефонными звонками из Москвы и Ливерпуля по поводу дел предприятия. Морозов, как вспоминал Бондаренко, предоставил максимальную свободу архитектору: «Полагаюсь на Ваш вкус и уменье, начинайте скорей, что нужно, деньги и прочее, шлите в контору и т. д.», – обрывистый разговор окончен. А через две недели начали постройку. Когда я указал Морозову, что нужно разрешение губернского правления, нужно представить чертежи с расчетами (техническими), то получил ответ: «На кой черт! Жарьте так!» «Жарить так» я не стал, а разрешение получил. Состоялась закладка осенью» (1909 года – Ред).

Принципиальная и профессиональная позиция архитектора дает нам надежду, что проектные чертежи храмового ансамбля, поданные Бондаренко в Московское губернское правление, могут быть обнаружены в архивах.

Храм был посвящен святым пророку Захарии и преподобномученице Евдокии – святым, тезоименитным бабушке и дедушке Арсения Ивановича. Захар Саввич – основатель богородской ветви морозовского дома.  В 1842 г. второй сын знаменитого Саввы Васильевича Морозова купил у дворян Жеребцовых сельцо Глухово (Жеребиху) на берегу Клязьмы в 2 верстах от Богородска. Спустя пять лет началось строительство бумаготкацкой фабрики с механическими станками и бумагопрядильным отделением, а в 1857 году утверждено Товарищество Богородско-Глуховской мануфактуры. Память о деде Арсений Иванович увековечил в названии храма, а его брат Давыд Иванович – в названии «Захарово» конечной станции железнодорожной ветки, соединившей Богородск с Нижегородской железной дорогой.

Во время стройки Морозов не докучал архитектору излишним контролем. При строительстве Бондаренко применял новейшие технологии. Он смело внедрял железобетон в храмостроительную практику, сотрудничая с инженером лучшей московской фирмы по бетонным работам «Юлий Гук» А.Ф. Лолейтом. Спроектированный и построенный под надзором Бондаренко храм заказчику понравился, особенно восхитила его акустика, «резонанс», ведь храм был предназначен для церковных служб в сопровождении знаменитого старообрядческого хора Морозова. Арсений Иванович Морозов был большим любителем и знатоком церковного пения. Еще в молодые годы он опубликовал литографированный «Полный круг древнего знаменного пения» в шести томах. При мануфактуре был образован Морозовский старообрядческий хор на 300 хористов.

WhatsApp Image 2021-06-09 at 16.50.31.jpeg  

IMG-0157.JPG

Фото: Старообрядческий хор (вверху) и нынешний вид храмового ансамбля с той же "точки" (внизу)

Вероятно, для старообрядческого хора было спроектировано одно из трех зданий церковного ансамбля. На современной карте города его постройки имеют адреса Нижегородская площадь, 1 и 3 (дома причта, ныне жилые здания) и шоссе Энтузиастов, 3б (храм). Однако храм и два упомянутых церковных дома являются неделимым архитектурным ансамблем. Более того – это единственный подобный ансамбль Бондаренко, сохранившийся целиком

Наверняка построенный Бондаренко храм понравился Арсению Морозову – не случайно вскоре он заказал архитектору храм во имя св. благоверной Анны Кашинской и Тихона Амафунтского в селе Кузнецы в 18 верстах от Богородска. По большим православным праздникам в Кузнецах собиралось до тысячи верующих, пел знаменитый старообрядческий Морозовский хор. Этот храм сохранился и передан верующим. 25 июня 2007 г. на торжественное богослужение и официальную передачу церковного здания верующим приехал глава Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополит Московский и всея Руси преосвященнейший Корнилий, а также представители древлеправославного духовенства, гости из московских старообрядческих приходов.

К сожалению, Захарьинскому храму повезло намного меньше. С 1930 годов здание его было включено в состав Ногинского хебокомбината и в храме, по свидетельству ногинчан, находился бараночный цех. Храм обезображен: снесена глава, частично снесена, а частично заложена двухпролетная звонница, к храму пристроен дополнительный объем, однако облик храма "читается" и подлежит реставрации. Сейчас владелец хлебокомбината обанкротился, имущество предприятия находится в кризисном управлении. Возвращение храма старообрядческой общине, о чем неоднократно просили верующие, было бы справедливым и дальновидным шагом, но... В ситуации, когда большинство православных храмов подлежат «реституции» и передаются общинам по их требованию, многократные безуспешные попытки Русской старообрядческой православной церкви вернуть Захарьинский храм встречают многолетнее сопротивление.

Судьба церковного ансамбля должна решаться в комплексе, ведь он имеет исключительное значение для истории архитектуры и истории российской промышленности. В доме по адресу Нижегородская пл, д. 1 – бывшем доме причта – бывший владелец Богородско-Глуховской мануфактуры и заказчик храмового ансамбля и окончил свои дни.

Он был изгнан рабочими из своего дома и, по воспоминаниям С.И. Четверикова, с одним фамильным образом ушел искать пристанища. В 1932 году в этом здании он скончался и был похоронен на Рогожском кладбище. Признавая вклад А.И. Морозова в развитие Богородска, его облик запечатлели на стеле, посвященной 225-летию города. В городе трудами депутата Московской областной думы В.В. Фомичева создан частный музей семьи Морозовых, расположенный в собственном доме А.И. Морозова (арх. А.В. Кузнецов, 1907–1908).

1917.jpg

Фото: Арсений Морозов в 1917 году

Дом-музеи.jpg

Фото: Дом-музей семьи Морозовых (1907 г., арх. А.В. Кузнецов)

Богородская женская гимназия.jpg

Фото: Богородская женская гимназия, построенная на средства семьи Морозовых (1908 г., арх. А.В. Кузнецов)

фабричное глуховское учлище.jpg

Фото: Глуховское фабричное училище, построенное на средства семьи Морозовых (1908 г., арх. А.М. Марков)

20 декабря 2017 года Главным управлением культурного наследия Московской области, признавая мемориальное и архитектурное значение ансамбля, было принято распоряжение № 45РВ-592 «О включении в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации выявленных объектов культурного наследия «Церковь во имя Пророка Захарии и преподобной мученицы Евдокии, нач. XIX в.», расположенного по адресу: Московская область, Ногинский район, г. Ногинск, шоссе Энтузиастов, 3б, и «Дом причта церкви во имя Пророка Захарии и преподобной мученицы Евдокии, 1910-е гг.», расположенного по адресу: Московская область, Ногинский муниципальный район, городское поселение Ногинск, город Ногинск, Нижегородская площадь, дом 1, в качестве объектов культурного наследия регионального значения и утверждении границы и режима использования их территории и предметов охраны.

Таким образом Дом причта (Нижегородская пл., д.  1) является выявленным объектом культурного наследия регионального значения Московской области. За снос или повреждение выявленного объекта культурного наследия предусмотрена уголовная ответственность согласно статье 243 УК РФ. При этом дом по адресу Нижегородская пл., д. 3, построенный тем же архитектором Бондаренко и обладающий теми же архитектурными достоинствами, находится на территории охранной зоны выявленного объекта культурного наследия «Ансамбль церкви во имя Пророка Захарии и преподобной мученицы Евдокии», где согласно 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» запрещено какое-либо капитальное строительство, за исключением регенерации исторической среды.

Межрегиональный Союз экскурсоводов обратился к главе Богородского городского округа с просьбой пересмотреть принятое решение. Мы надеемся, что адреса Нижегородская пл., д. 1 и Нижегородская пл., д. 3 появились в списке строений, планируемых под снос, по недоразумению. Их высокий износ, по нашему глубокому убеждению, должен сподвигнуть к реставрации, а не к уничтожению этих уникальных памятников русской истории и культуры. Хотелось бы надеяться, что новый градоначальник проявит мудрость, которая нужна главе исторического поселения. Также обращение с информацией о возможной утрате направлено в Главное управление культурного наследия Московской области.

Исторические здания нельзя рассматривать просто как ветхие постройки с износом, это памятники истории и культуры. Именно они являются потенциалом и ресурсом исторических городов. Роль династии Морозовых-Захаровичей и, в частности, Арсения Ивановича Морозова в создании промышленного потенциала и общественной инфраструктуры города Богородска огромна. В Ногинске нет памятника Морозовым, но в Богородском городском округе таким памятником должен стать отреставрированный ансамбль храма Захарии и Евдокии.

Фото: Алексей Слезкин, Ирина Чичкина

На главную