Снос в Воронеже: «Люди не увидели морковку» ::: Хранители Наследия | Хранители наследия

Снос в Воронеже: «Люди не увидели морковку»

02.12.2020
Снос в Воронеже: «Люди не увидели морковку»

В Воронеже идет настоящий бой против непрекращающегося, несмотря на все действия градозащитников и благодаря бездействию управления по госохране наследия, сноса исторической части Хлебозавода № 1. Комплекс зданий бывшей паровой мельницы Третьего товарищества: Главный производственный корпус, Двухэтажный служебный корпус (Здание крупорушки), Одноэтажный служебный корпус, Дымовая труба), находящийся по ул. Фридриха Энгельса, д. 88, включен в список объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия.

Между тем, с 19 ноября жители района начали сообщать о демонтажных работах, 20 ноября тяжелая техника сломала символ комплекса – старинную дымовую трубу конца XIX века.

«Снесли одноэтажное строение рядом с трубой. Судя по всему, это тоже XIX век был. А потом перешли уже на то здание, которое было построено в 1929 году. Больно, обидно, потому что после войны, к сожалению, остались единицы таких строений, их надо беречь», – отметила жительница соседнего дома Нина Пенькова.

По словам местных краеведов, хлебозавод на Фридриха Энгельса – первый хлебозавод Воронежа, организованный в 1929 году на базе мельницы. Его ценность стала еще больше в связи с тем, что в Воронеже утрачены все крупные здания и комплексы паровых мельниц конца XIX – начала XX века: мельницы Первого и Второго товариществ и мельницы купцов Паньшиных. Мельница на ул. Энгельса чудом уцелела во время Великой Отечественной войны. Таким образом, хлебозавод имеет историко-градостроительное значение в российском масштабе.

Примечательно, что буквально несколько дней назад Общественный совет при управлении по охране объектов культурного наследия области рекомендовал внести производственный комплекс в список выявленных объектов культурного наследия. Застройщик – компания «Выбор» – явно спешит разровнять площадку и выбора не оставить. И всю эту гонку наперегонки еще и засняли, и показали вид всего вандализма сверху

воронеж1джипег.jpg

«Этим летом на хлебозаводе случился пожар, осенью собственник поменялся. Хлебозавод не был охраняемым, несмотря на его архитектурную и историческую ценность госорганы не занимались этим комплексом, - рассказала «Хранителям Наследия» зампред Воронежского областного отделения ВООПИК, член комиссии по культурному наследию при Управлении культуры Воронежской области Ольга Рудева. – Мы рассказали о возможном сносе через СМИ за месяц до сноса, общественник подал заявление о постановке на охрану, но, увы, ломать начали через несколько дней после того, как чиновники внесли здания в список объектов, обладающих признаками ОКН.

Во время сноса – полное бездействие госоргана. Нарушение Федерального закона, запрещающего строительные и хозяйственные работы на территории с объектом, обладающим признаками ОКН, осталось незамеченным. Более того, руководитель госоргана, а потом и губернатор через СМИ транслировали версию, что снос законен. После того, как в прокуратуру обратился депутат Госдумы Сергей Шаргунов, госорган вспомнил о существовании закона и завел административное дело на строительную компанию «Выбор», в чьей собственности участок. Сегодня в прямом эфире губернатор объявил главного виновника катастрофы – госорган, пообещал кадровые перестановки. Но увы, поздно».

Надо сказать, что снос и его демонстративное продолжение вызвали серьезный резонанс. СМИ уже вели трансляции чуть ли не в прямом эфире, 1300 человек подписали петицию Президенту.

Губернатор Александр Гусев уже и вправду не мог не реагировать.

Как сообщают СМИ, он в ходе «прямой линии» в социальных сетях  отметил, что управлению охраны памятников было дано поручение следить за ситуацией, но чиновники заняли позицию формального участника, запустили долгую процедуру «выявления» и на том успокоились.

Приводим слова губернатора:

«Конечно, когда начались активные действия со стороны собственника, они должны были реагировать и пытаться с ним как-то договориться. Правовых оснований запретить снос нет, так как объект не признан объектом культурного наследия. [Чиновникам] не хватило мотивации, люди не увидели морковку спереди. Их задача принимать решения. От морковки сзади решили закрыться регламентами. Это, скорее всего, последняя гирька на весах принятия кадровых решений в отношении управления».

При этом Александр Гусев считает поведение застройщика неэтичным и говорит следующее: «Действия собственника, может, формально и не нарушают закон, но с точки зрения этичности это выглядит некрасиво. Понимаю, люди заплатили большие деньги – более 100 млн рублей. Но, увидев реакцию, они должны были поставить [снос] на стоп и попробовать начать переговоры. Но решили этого не делать и воспользоваться ситуацией. С юридической стороны они правы. Мы сейчас с прокуратурой рассматриваем, были ли там нарушения».

Вообще, конечно, надежды на этику и неформальный подход – это прекрасно и имеет место быть. Вот только это не критерии для оценки конкретных действий, которые не были предприняты. ВООПИК апеллирует к статье 36 пункт 1 закона о наследии 73-ФЗ. Если не будет признано его нарушение, то и  даже формального повода для ответственности госоргана не будет. Выходит, тогда зазря погибнет в наше время мельница, пережившая Великую Отечественную?

На главную