Даровое, но бесценное

15.01.2022
Даровое, но бесценное

К 200-летию Достоевского отреставрирован его единственный в России музей-усадьба

От редакции: Полную авторскую версию материала читайте в № 4, 2021 г.  журнала «Охраняется государством». По договоренности с издателем, на сайте «Хранители Наследия» мы публикуем статью с сокращениями.

журнал.jpg

Евгения Твардовская

2021 год был объявлен ЮНЕСКО Годом Федора Михайловича Достоевского: по данным организации, это самый цитируемый и переводимый из русских авторов в мире. Причем совпали сразу две значимые круглые даты – 140 лет со дня смерти (9 февраля 1881 г. по новому стилю) и 200 лет со дня рождения (11 ноября 1821 г. по новому стилю).

В России подготовка к юбилею началась задолго до него: 24 августа 2016 года Владимир Путин подписал указ «О праздновании 200-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского». А 11 ноября 2021-го Президент России открыл обновленную экспозицию музейного центра «Московский дом Достоевского» на былой Божедомке: раньше он занимал несколько мемориальных комнат, а теперь музею отошел весь флигель бывшей Мариинской больницы для бедных, где писатель жил в детстве – с 1823 по 1837 год. Принято считать Федора Михайловича писателем «городским»: по биографиям его героев, да и по его собственной. Все знаменитые мемориальные музеи и маршруты Достоевского – в городах: Санкт-Петербург, Москва, Старая Русса, Омск, Семипалалатинск (ныне Семей).

Но точкой отсчета, источником самых первых, ярких и уже осознаваемых, переживаний и впечатлений в жизни будущего писателя все же были природа и усадебный воздух, а не каменный пейзаж. В критический и страшный момент своей жизни, находясь в одиночной камере Петропавловской крепости, считая каждый новый день для себя последним, Федор Михайлович пишет рассказ «Маленький герой» от лица 11-летнего мальчика: тот видит сенокос «на противоположном берегу», а потом собирает из полевых цветов букет для m-me M. Запахи, мироощущение, чувства – все это не случайно именно тогда всплывало из подсознания, будучи заложенным еще в детстве, возникало – и запечатлевалось на бумаге как защитная реакция души в момент жесточайшего кризиса.

И у этого детства есть конкретный адрес – усадьба Достоевских Даровое под Зарайском, где маленький Федя проводил вместе со своими братьями и сестрами летние месяцы с 1832 по 1836 год.

К 200-летию писателя усадьба была отреставрирована – в соответствии с юбилейной программой, основанной на президентском указе. И – судя по сделанным открытиям и перспективам – сейчас настал исторический момент рождения и формирования первого в мире музея-заповедника Федора Михайловича Достоевского, который через несколько лет может стать в один ряд со Спасским-Лутовиновом, Ясной Поляной, Михайловским. Не по размаху и гектарам, нет. Но по значению и наполненности.

Работа с мемориальным, святым для многих местом (а «литературный» ландшафт Достоевского – это еще и соседняя Черемошня, и Моногарово) вызвала полифонию мнений, затронула множество людей – неравнодушных, переживающих… Все, как в романах Федора Михайловича, когда фабула умещается в одну строчку, а с каждой страницей мы все больше погружаемся в многоголосье героев и бесконечность вариантов…

То, что казалось хорошо изученным и известным, преподносит новые вопросы, ответы на которые вызывают дискуссии или пока не найдены. Мы выслушали мнения многих причастных к происходящим сейчас изменениям и, конечно же, побывали в Даровом накануне нового открытия музея.

даровое3.jpg

даровое5.jpg

Почему сейчас, а не раньше?

Будем объективны: Даровое никогда «не звучало» громко как место паломничества поклонников писателя, да и путешественники особо туда не стремились. Как известно, из объектов показа в Даровом – только крошечный флигель, да и тот существует, за исключением одной стены, со времен перестройки усадьбы сестрой Федора Михайловича Верой Михайловной, в замужестве Ивановой, в 1885 году, его Достоевский не видел и в нем не бывал. Много лет во флигеле работала библиотека, с 1990-х – «копийная» экспозиция. Но главное и самое ценное – то, что флигель окружает сохранный ландшафт конца XVIII – первой половины XIX века.

До нас дошли: мемориальная Липовая роща, южный усадебный курган с 290-летней липой, под которой семья Достоевских пила чай, Маменькин пруд, плодовый сад, лес к западу от усадьбы – Федина роща, исторические межевые рвы и валы, старый Нечаевский погост, урочища Лоск, Острог. Сохранилось село Моногарово с церковью Святого Духа (здесь продолжается реставрация по линии Минкультуры  РФ) и кладбищем, мемориальная деревня Черемошня и пустоши вокруг усадьбы, в которых у семьи Достоевских были земли.

Историческое ядро усадьбы – флигель и окружающие его 8 га рощ, полей, водоемов. Теперь они защищены деликатной оградой: музей очерчивает свои границы, что важно с точки зрения восприятия усадьбы, да и с вандализмом в Даровом сталкивались. На входе появился зеркальный павильон будущей кассы, к памятнику Достоевскому ведет вымощенная светлой плиткой дорожка – предметы ожесточенных споров «достоевсковедов» и проектировщиков…

Об этом нам рассказывал по дороге к флигелю Кирилл Кондратьев, директор музея-заповедника «Зарайский кремль»:

«Конечно, проект реставрации и возрождения Дарового – вопрос не одного года. Нашим основным пожеланием к проектировщикам было предусмотреть этапность работ, чтобы не увеличивать резко антропогенную нагрузку, чтобы избежать резких изменений в сложившемся облике ландшафта. Мы стремились к балансу реставрации и благоустройства, приспособления и сохранения атмосферы… Проведено укрепление исторически сложившейся экскурсионной тропы по роще и садам. Подсветка сделана только для флигеля и памятника Ф.М. Достоевскому. Мы решили пока отказаться от остальной подсветки: учитывая, что музей не будет принимать посетителей ночью, а обитателям рощи – птицам и мелким животным – и деревьям это вредит».

даровое2.jpg

Дом, который построил… кто?

Флигель Достоевских – единственное, что уцелело от усадебных построек Дарового. И, кстати, нет однозначного ответа, почему это здание называют именно «флигелем». То ли из-за скромных его размеров, то ли потому, что был и усадебный главный дом – возможно, это был дом Хотяинцевых в Моногарове... Нельзя исключать, что облик флигеля повторяет тот, который был при писателе. Также вероятно, что и стоит он на том же самом месте. Предположений и гипотез много, нынешняя реставрация некоторые частично подтвердила.

«Из-за двоякой формулировки в письмах владельцев усадьбы Ивановых долгое время шли споры о том, выстроено ли здание в 1880-е годы вновь или оно является перестроенным домом Достоевских, – продолжает Кирилл Кондратьев. – Специалистами Института географии РАН были взяты керны из бревен сруба. Удалось установить, что одна из стен состоит из бревен, порубочная дата которых 1831–1832 гг. – период, когда усадьба отстраивалась Достоевскими после пожара. Очевидно также, что стена была переложена в ходе одного из ремонтов советского периода. Ничто не указывает на то, что дом Достоевских стоял на месте современного флигеля, но при строительстве последнего использовались материалы, которые «помнят» юного Федора Михайловича».

В результате во флигеле оставлено реставрационное раскрытие стены 1830-х годов, и теперь можно – буквально – прикоснуться к бревнам, которые, и это опять-таки не исключено, помнят Федора Михайловича в детском возрасте.

Много лет в доме было только электричество, экскурсии приходилось заказывать заблаговременно в Зарайске. Проект реставрации предусматривал подключение к коммуникациям и удобствам, расширение площадей, так что теперь во флигеле смогут постоянно находиться сотрудники и вести научную и экскурсионную работу.

Но основной дискуссионный вопрос был – на какую эпоху воссоздавать флигель? Достоевских или Ивановых?

Слово Юлии Чугуновой, генеральному директору ООО «ГРАДУМ», руководителю проекта реставрации флигеля:

«На момент начала проектно-изыскательских работ флигель представлял собой пятистенный сруб под вальмовой крышей. В основании стен – каменный цоколь, снаружи сруб обшит тесом, кровля металлическая. С севера к срубу примыкала веранда. Исторический облик ее утрачен. Также в числе утрат: одноэтажная пристройка (кухня), разобранная в 1950-х гг., архитектурный декор на фасаде, планировка, голландская печь. В советские годы было изменено цветовое решение фасадов, несколько раз перестраивалась крыша.

Основой для проектных решений послужили научные исследования. Архитектурный облик восстановили по сохранившимся историческим фотографиям. Ценная информация о планировке дома содержалась в письмах племянницы Ф.М. Достоевского Ольги Александровны Ивановой, проживавшей в Даровом, и в архиве Государственного литературного музея. К сожалению, черно-белые фотографии дома, сделанные в конце XIX в., не дают представления о цветовых оттенках фасадов и декоративных элементах их отделки. В этом вопросе мы опирались на исторические документы периода постройки флигеля, регламентирующие цвета, разрешенные в те времена в покраске фасадов. Восстановление утраченной пристройки-кухни было выполнено в габаритах сохранившихся частей фундаментов, обнаруженных при археологических исследованиях».

дом3.jpg

Фото: Страница письма племянницы Достоевского Ольги Александровны Ивановой сестрам с описанием и схематическим планом флигеля. 1886  г.

флигель1.jpg

флигель2.jpg

Фото: Флигель на фотографиях 1925 года, когда в усадьбе жила племянница писателя и хранительница его наследия Мария Александровна Иванов

Вопрос методологический

Проект реставрации флигеля был отмечен дипломом Союза архитекторов России на фестивале «Архитектурное наследие» в 2021 году. И все же нельзя игнорировать тот факт, что есть и другое мнение, неоднократно озвученное и на конференциях, и на страницах печати, и на федеральных научно-методических советах при Министерстве культуры РФ: воссоздавая или реставрируя Даровое и Моногарово на период Ивановых, мы тем самым создаем музей совсем другой семьи и ее истории. Более того, «наполнение» экспозиции темой «достоевского» периода 1830-х годов вступает в противоречие с обликом дома, который более чем на полвека младше.

Вот что рассказал нам Владимир Викторович, доктор филологических наук, профессор, председатель правления НП «Заповедное Даровое», член оргкомитета по подготовке к празднованию 200-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского: «Наша волонтерская команда (преподаватели и студенты Коломенского университета, учителя, школьники, ландшафтные архитекторы, биологи) трудится здесь с 2003 года. Мы расчищали усадьбу, погосты, храмовую территорию от бурьяна и залежей мусора, лечили и подсаживали деревья, параллельно велись архивные, археологические, дендрологические, историко-культурные исследования (спасибо РГНФ и РФФИ). Мы мечтали: вот придут реставраторы, а мы уже подготовили для них и территорию, и научную базу. Они и пришли…

В результате Свято-Духовский храм, прихожанами которого были Достоевские, восстанавливается в том виде, в каком он запечатлен на фотографии начала XX века. А ведь мы нашли архивные документы  по ремонту храма мемориального, «достоевского» периода. Из них видно, что храм был трехглавый (по количеству алтарей). Восстанавливается теперь только одна глава, поскольку реставраторы не нашли следов двух других. Они и не могли их найти, т.к. искомые главы были деревянными и утрачены вместе с разрушившейся обрешеткой кровли.

Что касается флигеля, то получился домик-пряник песочно-желтого цвета (далась же нам желтизна, которую так ненавидел Достоевский!), внутри повторяющий планировку дома сестры писателя Веры Михайловны Ивановой и ее дочерей: множество перегородок, раздробляющих и без того небольшое помещение. Ивановы так разделялись, а мы, выходит, музеефицируем их внутрисемейные конфликты. Пространство дома при Марии Федоровне Достоевской, матери писателя, было единым – любовным и сердечно-душевным. В итоге мы получаем не музей Достоевских, а музей Ивановых».

Основной контраргумент реставраторов – нет обмеров или хотя бы изображений флигеля и храма в Моногарове на мемориальный период. Натурные обследования тоже не всегда позволяют найти «следы» и сделать выводы. По реставрационной методике воссоздание идет на период, на который демонстрируется лучшая сохранность или на который есть точная документация… Это не только прописанный законом, но и многажды зарекомендовавший себя подход.

Допустимо ли «дофантазирование» в Даровом? Да, для нас важны здесь Достоевский и его детство, нынешний флигель он не видел. Но эта постройка – часть подлинной истории Дарового, она уже «намолена» миллионами посетителей, чего никак не скажешь про новодел, который появится в случае вольного воссоздания без документальной основы…Такие новоделы опасны еще и тем, что имеют тенденцию «размножаться»: сначала «воссоздадут», точнее сказать, выстроят заново флигель, потом – глядишь – и остальные постройки усадьбы появятся в том виде, в каком они «могли бы быть». Так что лучше уж меньше и медленнее, с опорой на уже существующее…

Но в любом случае дискуссия продолжается. Кто знает, возможно, будут обнаружены какие-то документы, письма, изображения…

дом.jpg

Фото: Флигель Достоевских из набора открыток о Зарайске 1970-х годов

дом2.jpg

музеи5.jpeg

Фото: Флигель до реставрации

Что теперь в Даровом

Сейчас во флигеле реконструированы гостиная и комната матери: здесь разместилась интерьерная экспозиция с обстановкой среднепоместной русской усадьбы 1830-х годов. За аналогию взяты те предметы, которые бытовали в семье Достоевских в московской квартире, позже были перевезены в Даровое, а в 1920-х годах вернулись на Божедомку. Во флигеле показывают фильм об истории усадьбы Даровое, в выставочных витринах представлены археологические находки, в коридоре предусмотрено пространство для временных выставок, а мультимедийная часть будет посвящена тому, как Даровое отразилось в творчестве писателя. Одновременно в доме могут находиться не более 10 человек, так что группы будут ограничивать…

Таким образом, мемориальный центр Дарового в 2021 году приведен в порядок.

Проект реставрации и приспособления ландшафтной части усадьбы выполнен ООО «Межрегиональные проекты и программы развития» (главный архитектор проекта – В.А. Постолаки). На следующий год планируются работы со специалистами по дендрологии и сохранению старых деревьев: опиловке, лечению и разработке планов компенсационной подсадки. Разработан мультимедийный гид по природной части усадьбы: рассказывается, где Достоевские любили пить чай, откуда начинался сад, зачем были сделаны межевые валы. Их на данном этапе решено сохранить в нынешнем состоянии, несмотря на то, что со временем они сильно оплыли. Пока их просто нужно регулярно очищать от листвы… Актуален вопрос музейной парковки. Она сейчас находится в очень неудобном месте: между усадьбой и въездной аллеей, причем дорога к ней пролегает прямо через дамбу Маменькиного пруда и деревню, что доставляет неудобства и гостям, и местным жителям. По инициативе музея сейчас рассматривается вопрос строительства подъездной дороги с другой стороны деревни и устройства экопарковки, которая будет визуально не заметна.

музеи1.jpeg

музеи2.jpeg

даровое10.jpg

даровое4.jpg

Фото: Интерьеры отреставрированного флигеля и "реставрационное раскрытие" - бревна, которые "помнят" Достоевского

А что за пределами усадьбы?

«Я всю эту деревню как во сне теперь вижу… А вас, мама, помню ясно только в одном мгновении, когда меня в тамошней церкви причащали, вы приподняли меня принять дары и поцеловать чашу; это летом было, и голубь пролетел насквозь через купол, из окна в окно…»

Это воспоминания героя романа «Подросток», которые давно «разгаданы» как воспоминания самого Федора Михайловича о храме Сошествия Святого Духа в соседнем с Даровым Моногарове. Матушка Мария Федоровна ходила туда с детьми каждое воскресенье, после службы посещали соседей – Хотяинцевых. Храм построили в 1763 году в барочном стиле, но потом, в 1822 году, дополнили классическими элементами: в таком облике его и застали Достоевские. На погосте похоронен отец Федора Михайловича, но точное место не установлено: имеется символический кенотаф перед храмом.

В советское время пространство церкви использовали как склад, но все же храм выстоял, хоть и дошел до предаварийного состояния. В середине 2010-х он уже был без окон и дверей, без портиков, центральная глава и завершение колокольни также были утрачены, своды трапезной и апсиды были частично разрушены. С 2003 года волонтеры «Заповедного Дарового» поддерживали в порядке территорию вокруг.

Ну а к 200-летию началась долгожданная реставрация. 

моногарово8.jpeg

музеи7.jpeg

Фото: Храм в Моногарове до реставрации

моногарово1.jpg

мгоногарово3.jpg

моногарово4.jpg

моногарово2.jpg

моногарово5.jpg

моногарово7.jpg

моногарово8.jpg

Фото: Реставрационные работы в храме Сошествия Святого духа в Моногарове. Произведена вычинка кирпичной кладки, отреставрированы элементы белокаменного декора, на фасадах сохранения следы первоначального барочного убранства

Реставрация храма в Моногарове, как упоминалось выше, стала предметом дискуссии, поэтому дадим слово Дмитрию Лурье, главному архитектору проекта:

«Главным для нас – как и в любом другом проекте – были натурные исследования. И, к сожалению, информация о том, что во время Достоевских на трапезной храма было три главы, не подтверждается никакими другими данными, кроме описательных. Ни фотоматериалов, ни зарисовок, ни наличия соответствующих конструктивных элементов. Нигде не указан размер этих глав и прочие характеристики, а значит, их воссоздание превратилось бы в некотором роде в домысел, что недопустимо. Могу сказать по собственному опыту, что воссозданные элементы промежуточных строительных периодов, выпадающие из общей концепции внешнего облика памятника, смотрятся чужеродно. Видимо, трехглавие храма существовало недолго.

Проект реставрации «возвращает» нам храм на период 1830–1850 гг., после перестройки здания и присоединения колокольни и портиков, с элементами декора XVIII века: его фрагменты были нами обнаружены при обследовании фасадов. Когда были демонтированы леса от прошлых ремонтных работ, то проступили следы барочного оформления фасадов: кирпичный декор вдоль окон в виде вертикальных зигзагообразных элементов, срубленный полуциркульный кирпичный декор под окнами, остались вертикальные срубленные и горизонтальные членения фасадов белокаменными вставками карнизов, характер которых местами читается. Читаются также белокаменные тороидальные элементы над сандриками.

Белокаменные элементы сейчас представлены в виде зондажей, и некоторые из них предложены нами, хоть этого и нет в изначальном проекте, к экcпонированию. Другими словами, храм, как и многие ему подобные, претерпевал изменения своего облика: в XIX веке, по общему манеру, фасады были переделаны в стиле классицизма, был сбит барочный декор. В некий короткий период были пристроены еще две главы над приделами, как следует из описи церковного имущества: «Над олтарем и приделами оной церкви сделаны 2 небольшие главы деревянные же, кои обиты листовым железом выкрашенным. На них кресты железные позлащенные, червонным золотом по гульфарбе ж». Но на кровле никаких следов от основания барабанчиков и глав не осталось, и в дальнейших описях эти конструкции уже не фигурируют.

Внутри храма под куполом четверика сохранилась живопись, которая пока будет укреплена и законсервирована до следующего этапа работ. Финальное цветовое решение было выбрано на основе зондажей: желтый фоновый цвет с белыми деталями декора».

К концу 2021 года фасады закончены, в зимнее время реставраторы начнут работы с интерьерами, восстановят полы и отделку, смонтируют окна и двери.

Как сохранить и не растратить?

В поздние годы Федор Михайлович не раз собирался навестить родные места, увидеть Даровое и его жителей. Удалось ему это сделать лишь в 1877 году. После смерти Федора Михайловича Анна Григорьевна возила в Даровое детей, Федю и Любу. «Исполняя это желание мужа показать своим детям места, где он провел свое детство, я в 1884 году поехала с детьми в Даровое, и мы, по указанию его родных, побывали везде, где в последний раз ходил Федор Михайлович».

И сегодня Даровое, Черемошня, Моногарово – очень живописны и умиротворяющи. Желание писателя вернуться вполне разделяют и те, кто попадает сюда в XXI веке. В Даровом еще много загадок, еще больше – конкретных задач: совместить развитие музея и в то же время не превратить его в конвейер, сохранить природный ландшафт – при том, что населенные пункты вокруг будут разрастаться.

«В настоящее время крайне важно проанализировать сделанное и разработать направления дальнейшего развития усадьбы, – считает Любовь Воронкина, ландшафтный архитектор-реставратор, эксперт государственной историко-культурной экспертизы Минкультуры РФ. – С учетом того, что в Даровом, Моногарове и Черемошне новое жилищное и хозяйственное строительство будет продолжаться, необходимо в кратчайшие сроки утвердить разработанный проект охранных зон музея, а в дальнейшем следить за соблюдением его режимов охраны.

Весьма актуальным является вопрос расширения границ музея-усадьбы на основе новых архивных данных о землевладениях Достоевских. Итогом этой работы станет создание мемориального музея-заповедника «Даровое».

Для восстановления усадьбы и ее окружения необходимо выполнить следующее:

- восстановить деревянную церковь-часовню Нечаевского погоста;

- восстановить утраченный мазанковый домик в три комнаты, в котором жила семья писателя в 1830-х гг.;

- вернуть в ведение музея отчужденные под современную жилую застройку территории объекта культурного наследия;

- восстановить исторические въезды в усадебный двор и въезд в Даровое со стороны въездной аллеи с Ивановым прудом;

- убрать под землю нарушающую восприятие воздушную линию электропередач, проложенную вокруг территории музея, убрать с берега пруда электрическую подстанцию;

-    вместо двух металлических пунктов охраны в стиле хай-тек установить пункт охраны из дерева по утвержденному индивидуальному проекту;

-    заменить покрытие дорожки из белого гранита, диссонирующее с природным ландшафтом поляны памятника писателю, на покрытие из темно-серого гранита или, как вариант, из речного гравия с песком;  

-    заменить серое из гранитной крошки покрытие дорожек в Липовой роще и фруктовом саду на речной гравий и песок;

- для сохранения старовозрастных деревьев срочно провести стягивание наклоненных стволов путем установки на них противоаварийной системы «Кобра» и осуществлять комплексный уход за всеми ценными деревьями;

- выполнить постепенную, в течение 4–5 лет, расчистку насаждений от густой поросли и самосева с сохранением кустарникового подлеска;

- вывести из состава насаждений усадьбы экзотические породы: орех манчжурский, белую акацию, сирень венгерскую; из фруктового сада убрать не свойственные Даровому яблони американской селекции 1940-х гг.

Во время вышеперечисленных работ и исследований, которые будут их сопровождать, мы можем найти ответы на многие вопросы, до сих пор не проясненные. Существует, например, несколько версий того, где еще, кроме общепринятого места, могла располагаться любимая юным писателем Федина роща. Следует также выяснить: завершилось ли строительство «дома отца», начатое в 1837 г., и если да, то где находилось это здание. На месте ли «маменькиного» или «отцовского» дома стоит нынешний флигель? Где располагалась купальня, специально устроенная в Маменькином пруду? Есть и некоторые другие вопросы».

даровое6.jpg

Фото: Маменькин пруд в Даровом

даровое11.jpg

Фото: Усадебная аллея в Даровом

музеи3.jpg

Фото: Вековые липы - богатство и мемориальная ценность Дарового

музеи4.jpg

Фото: Вид на урочище Лоск, где разыгрывается сцена из рассказа "Мужик Марей"

Сейчас экскурсионная посещаемость усадьбы Даровое составляет около 5000 человек в год. Согласно расчетам, выполненным на основе методических рекомендаций Минкультуры России, территория может принимать до 50 000 человек в год. Хотя, как нас заверили, за цифрами музей не гонится. Проведенные работы должны сделать Даровое посещаемым и любимым музеем-усадьбой, чтобы люди испытывали и навсегда сохраняли чувства, которые Федор Михайлович описал в своем единственном автобиографическом рассказе «Мужик Марей»: «И ничего в жизни я так не любил, как лес с его грибами и дикими ягодами, с его букашками и птичками, ежиками и белками, с его столь любимым мною сырым запахом перетлевших листьев. И теперь даже, когда я пишу это, мне так и послышался запах нашего деревенского березняка: впечатления эти остаются на всю жизнь».

Иллюстрации: Илья Шпагин, НП «Заповедное Даровое», Ю.Л. Имханицкий, Государственный музей-заповедник «Зарайский кремль», материалы проектов реставрации

***

КАКИМ ДОСТОЕВСКИЙ ВИДЕЛ ДАРОВОЕ В ПОСЛЕДНИЙ ПРИЕЗД В 1877 ГОДУ?

Любовь Воронкина, ландшафтный архитектор-реставратор

карта4-джипег.jpg

Фото: План Каширского уезда. 1854 г. 

карта3.jpg

Фото: Фрагмент карты с указанием Моногарова, Дарового и Черемошни

карта1.jpg

Фото: Усадьба Достоевских в даровом на планах 1847 г. (слева), 1854 года (в центре) и на современном историко-культурном опорном плане (справа). Желтой стрелкой отмечена сельская застройка, красной - "дом матери", синей - "дом отца", фиолетовой - въезд на усадебный двор. Схемы предоставлены Л. Воронкиной

Имение Даровое в Каширском уезде Тульской губернии (ныне Зарайский район Московской области) родители писателя приобрели в 1831 году, когда Феде Достоевскому было 11 лет. Сюда на все лето из Москвы приезжала с детьми мать писателя М.Ф. Достоевская. Отец семейства М.А. Достоевский постоянно работал в Москве и мог навещать их только в отпуске. Летом всеми делами в имении распоряжалась мать писателя.

В первую же весну после покупки усадьбы в деревне случился пожар, который уничтожил почти все хозяйственные и жилые постройки. Достоевские, несмотря на свои очень ограниченные средства, в то же лето восстановили избы крестьян, а затем выстроили себе небольшой флигелек, людскую, амбар, ригу и сарай. До постройки флигеля им приходилось жить в маленьком, в три комнатки, домике, так называемой мазанке, видимо, бывшей людской, чудом уцелевшей от пожара. Мазанка располагалась между двух курганов – зеленых беседок, каждая с четырьмя могучими липами, высаженными в виде четырехугольников. Эти зеленые беседки летом служили семье столовыми на свежем воздухе. Рядом шумела листвой густая столетняя Липовая роща, за ней располагался обширный фруктовый сад, а дальше – большой пруд, устроенный по распоряжению матери.

Мария Федоровна в 1835 г. родила в Даровом восьмого ребенка, дочь Александру. Вскоре, зимой 1837 г., мать семейства умирает от туберкулеза. Отец писателя подает прошение об отставке и поселяется с детьми в Даровом. В том же 1837 году Михаил Андреевич начинает строить и, вероятно, достраивает новый дом.

Через два года, в 1839-м, внезапно от апоплексического удара в Даровом умирает отец писателя, и дети остаются круглыми сиротами. Имение 12 лет находится в опеке; по достижении совершеннолетия младшей из детей, Александры, в 1852 г. Вера Михайловна Иванова (Достоевская) выкупает имение у своих братьев и сестер. Она живет в Даровом не постоянно, а лишь время от времени. Только в 1886 г. она получает наследство, перестраивает родительский дом (флигель), возводит жилые и хозяйственные постройки и переселяется в Даровое на постоянное жительство.

Из всех усадебных строений до нашего времени дошел один флигель Ивановых. Попробуем выяснить, какой именно из домов перестроила Вера Михайловна. В отцовском доме, как в более новом и более теплом, она, вероятно, жила сама с детьми. Свой новый дом она возвела, скорее всего, переделав материнский дом послепожарной постройки.

Известные нам планы Дарового, наиболее близкие по времени к мемориальному периоду (1831–1836 гг.), датируются 1847, 1850 и 1854 гг. Все они довольно крупномасштабны, схематичны, и строения на них указаны без названий. Деревенская уличная застройка показана в виде зубчатых или ровных удлиненных полос белого (1847) или оранжевого (1854) цвета (помечены нами желтой стрелкой). Оранжевым цветом на плане 1854 г. также показаны отдельные жилые строения, а черным – нежилые.

На этих планах должны быть изображены как минимум два жилых усадебных здания: дом, построенный матерью писателя, и дом отца. На планах 1847 и 1854 гг., кроме деревенских домов, в сельце Даровом действительно изображены рядом с Липовой рощей две отдельные жилые постройки. На публикуемых фрагментах планов эти строения помечены красной (предполагаемый дом матери) и синей (дом отца) стрелками. На планах хорошо просматривается исторический въезд во двор усадьбы (фиолетовая стрелка), который сегодня застроен частным дачным домом. Все это позволяет предположить, что существующее здание музея (флигель Ивановых) стоит на месте дома матери, а дом отца располагался к северу от него.

В 1877 г. Федор Михайлович навещал свою сестру Веру и мог видеть Даровое таким, каким оно изображено на планах 1847 и 1854 гг., в том числе с двумя родительскими домами. С 1840 по 1852 г. имение находилось в опеке, за ним числились долги, и новое строительство в усадьбе было маловероятным. Вера Михайловна смогла начать его только после 1886 г.

Восстановить утраченный дом матери пока невозможно из-за отсутствия у нас подробных изобразительных источников, но найти дом отца, вероятно, помогут данные археологии. В 2019 г. под руководством А.С. Сыроватко в интересующем нас районе севернее флигеля проводились обширные археологические раскопки, но, к сожалению, результаты этих исследований до сих пор не опубликованы. После их обнародования и работы над другими источниками мы надеемся пролить свет на эту и некоторые другие тайны усадьбы Даровое.

***

"ПУШКИНСКАЯ РЕЧЬ" ДОСТОЕВСКОГО В МАСТЕРСКОЙ ХУДОЖНИКА НИКОЛАЕВА

Мозаичное панно должны были видеть миллионы, но замысел не был реализован. Исправляем историческую несправедливость

Евгения Твардовская

николаев1.jpg

«С этой поры наступает братство и не будет недоумений»... Так описывал Иван Аксаков порыв сильнейших эмоций и впечатлений, которые овладели аудиторией после того, как Достоевский закончил свою Пушкинскую речь в честь открытия памятника поэту в Москве. Федор Михайлович произнес ее на втором публичном заседании Общества любителей российской словесности – 8 (20) июня 1881 года.

Этот кульминационный момент жизни Достоевского, да и, пожалуй, жизни общественной, когда, казалось, всеобщее примирение и искреннее братание возможны, должен был быть запечатлен на торце станции метро «Достоевская» в Москве, открытой в 2010 году. Над ней работали архитектор метрополитена Лев Попов и художники Иван Николаев вместе с Мариной  Дедовой-Дзядушинской, которые были представителями яркого направления в отечественном искусстве II пол. XX века — новый монументализм «левого МОСХа».

В результате панно «Пушкинская речь» не было одобрено, но в мастерской Ивана Николаева до сих пор хранятся 6 рулонов – так называемых «картонов», которые были написаны в натуральную величину и которые должны были быть впоследствии выполнены во флорентийской мозаике.

Ивана Валентиновича Николаева (он принадлежал роду Серебряковых-Лансере-Бенуа) не стало 12 сентября 2021 года. Разбирая его наследие в мастерской, дочери нашли картоны нереализованного замысла и любезно разрешили нам сделать фотографии, развернув и скомпоновав всю композицию (см. фото выше). Пушкинская речь должна была находиться на торце станции метро «Достоевская», а на втором ее торце – как и задумывалось – выполнен портрет писателя (эскиз к ней мы также публикуем).

николаев2.jpg

«Достоевская» дополнила список литературных станций, которых в Москве немного («Пушкинская», «Чеховская», «Тургеневская», «Фонвизинская»). Но именно оформление «Достоевской» является прямым отражением творчества писателя и галереей его образов.

Как рассказала нам младшая дочь художника – Татьяна, Иван Валентинович спокойно отнесся к изменениям, внесенным в его замысел оформления. Он не любил «фантазировать», а потому изучил литературу и источники, описывавшие слушателей и атмосферу Пушкинской речи. Справа от Достоевского – творческая интеллигенция. Мы угадываем лица Ивана Аксакова, Сергея Тургенева, братьев Рубинштейн, Аполлона Майкова. Слева – молодежь, студенты, их лица схематичны, а некоторые словно бы «уходят в тень»... Одна из девушек протягивает Достоевскому лавровый венок, которым писатель и правда был в порыве эмоций увенчан, а вечером того же дня положил к подножию памятника Пушкину. Но на панно Достоевский словно бы отказывается от венка, понимая, что главный источник единения и порыва всеобщей любви – не его речь, а Александр Сергеевич Пушкин.

В мастерской художника есть еще один портрет Достоевского, выполненный в 2009 году на оргалите. Изображение  неуловимо напоминает икону: писатель держит в руках лист с цитатой из «Откровения Иоанна Богослова»…

николаев3.jpg

Символизм работ Ивана Николаева еще только предстоит разгадать и оценить.

 

  

 

На главную