На страже "Соломенной сторожки"

На страже "Соломенной сторожки"

11.12.2023
На страже "Соломенной сторожки"

«Здесь и правда нельзя ничего трогать. Начинаешь вмешиваться – и все разрушается»

Евгения Твардовская

Это удивительно, но далеко не все интересующиеся историей москвичи, да даже жители близлежащих районов Москвы, знают о существовании такого зеленого оазиса и заповедника раннесоветской деревянной домовой архитектуры, как Поселок научных работников «Соломенная сторожка» на Тимирязевской улице, 33. Да, это что-то типа Поселка художников на Соколе, но на данный момент гораздо лучшей сохранности и не меньшей культурно-исторической значимости. Он был спроектирован архитектором Карлом Гиппиусом для кооператива, созданного профессорами Тимирязевской академии и других вузов Москвы. Сам Карл Карлович также был членом этого кооператива. И до сих пор в «Соломенной сторожке» проживают наследники известных фамилий, но, конечно, некоторые участки были проданы, хозяева сменились, какие-то дома были перестроены. И тем не менее с 2000 года территория является выявленным объектом культурного наследия «Поселок научных работников «

Соломенная сторожка», 1927-1928 гг., арх. К.К. Гиппиус. Здесь жили и работали: арх. Е.К.Гиппиус, горный инженер А.А. Желиговский, ученый-животновод, основатель кафедры ветеринарии ТСХА Г.И. Гурин, скульптор Ю.А. Кун, специалист в области плодоводства А.А. Лохвицкий, создатель с/х машин Г.Г. Кульман, литературовед Б.Д. Удинцев, изобретатель С.В. Полетаев и др.» (Тимирязевская ул. д. 33, стр. 6-16, 16а, 18, 19).

план.png

IMG_1409-д.JPG

IMG_1408-добавить.JPG

IMG_1399 2-добавить.JPG

И вот – к Новому году жители получают тревожный «подарок» в виде Акта государственной историко-культурной экспертизы, по которому из комплекса Поселка выводятся три больших участка – стр. 11, 13 и 19. Еще более странным выглядит заказчик этого действа – некто Андрей Вадимович Пипко, который членом кооператива не является,  да даже живет (по крайней мере, зарегистрирован) не в Москве, а в селе Былово в Московской области. С чего вдруг у этого человека проснулся интерес к Сторожке, можно только догадываться. Скорее всего, кто-то этот интерес пробудил.

А уж совсем странным может показаться то, что автором экспертизы является известный эксперт Ирина Вячеславовна Крымова. Ведь ровно 10 лет назад, в 2013 году, по заказу жителей «Соломенной сторожки»  именно она готовила Акт ГИКЭ (Есть в распоряжении редакции. – Ред.) о придании всему поселку статуса Ансамбля и включения в Реестр. Акт был – как вы уже поняли – положительным.  Но Москомнаследие  тогда отправило экспертизу на доработку, дело подвисло.

Используя в 2023 году аналогичные аргументы, те же фото и информацию – эксперт приходит к абсолютно противоположным выводам: что территорию ВОКН можно раздробить и часть вывести из-под охраны. Безусловно, за 10 лет произошли негативные изменения, о чем мы подробно расскажем ниже, но в таком случае в этой же экспертизе логично было бы оценить остальные участки, уточнить состав Поселка как ВОКН и в конце-концов сделать вывод о придании ему финального статуса. Но у заказчика логика другая, его волнуют только три участка, на которых возведены новые постройки. Ну а кто платит, тот – как известно – и заказывает, и определяет предмет экспертизы.

Именно поэтому вся ситуация вызывает у жителей оправданную тревогу о возможной готовящейся широкой атаке на Поселок. Тем более что по соседству развивается история с возможным сносом одного из зданий ансамбля Общежитий Гиппиуса, о чем мы писали недавно

IMG_1307  копия.JPG

Часть первая. Патетико-лирическая

На территорию кооператива можно спокойно пройти через живописную арку, устроенную жителями, надпись на которой сообщает, что вы вступаете на территорию исторического места Москвы ЖСК «Соломенная сторожка». Конечно, сто лет назад не было высоких непроницаемых заборов, которыми слегка «обогатился» ландшафт, но все равно – сеть тропинок осталась прежней, как и планировка участков, много старых деревьев, масштабность  самого места осталась прежней – и носит явно загородный характер. Многие дома – конечно же, перестроены - но в целом даже в новостройках исторический абрис проступает.

Здесь и дом самого Гиппиуса (стр. 6), в котором теперь живут потомки его семьи и сохраняют его акварели и документы, а рядом – стр. 8, которое, как и «сосед» является элементом первоначальной застройки.

IMG_1357  копия.JPG

IMG_1352 3  копия.JPG

Фото:  Дом К.К. Гиппиуса. Ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 6.

IMG_1360  копия.JPG

IMG_1378 3  копия.JPG

Фото: Дом Семевского (первоначальные владельцы О.Б. Месснер и М.П. Гарднер). Ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 8.

Здесь гостеприимные хозяева – потомки Федора Николаевича Семевского, выдающегося российского эколога, ведущего научного сотрудника Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН, доктора биологических наук. Его фотопортрет висит в гостиной, куда нас приглашает падчерица хозяина дома – Людмила Голосова.

«Федор Николаевич не давал ничего менять в доме, и только сейчас я поняла, что здесь и правда нельзя ничего трогать. Начинаешь вмешиваться – и все разрушается, – рассказывает Людмила Голосова. – У нашего дома две половины, вторая пристройка была 1950-х годов, ее мы перестроили. Здесь же в исторической части решили ничего не делать. Стены все старые – 1928 года. На потолке – балки старые, поперечины сделали новые, так как все было отсыпано песком. Печка работает с 1926 года, ее можно топить! Полы с дырками, но в них почему-то не дует, хотя подвала нет. Посмотрите, какие высокие двери, они создают ощущение высокого потолка, хотя он здесь не очень на самом деле высокий… Я хотела недавно заменить дверь, сделать что-то похожее, но… получится сразу современный вид. Мы здесь выросли, здесь настоящая отдушина, мне кажется, моя мама, которой 88 лет, живет только потому, что жив наш дом».

IMG_1365  копия.JPG

IMG_1371  копия.JPG

IMG_1375  копия.JPG

IMG_1381  копия.JPG

IMG_1366  копия.JPG

Людмила рассказывает, что специально не делает на участке глухой забор: люди идут гулять по улицам поселка, любуются домом, получают удовольствие от такого непривычного для города пейзажа, и это – приятно хозяевам. «Мы, конечно, очень боимся, что нас сломают. Надеемся на охранный статус – он, может, сохранит Поселок. Это ж не только нам нужно, а людям. Жители района куда идут гулять? Идут к нам, потому что здесь красиво, приятно, по-домашнему»…

IMG_1351 2  копия.JPG

Часть вторая. Корни вандализма

По Соломенной сторожке мы гуляем с Ольгой Глебовной Удинцевой – дочерью известного океанолога, члена-корреспондента РАН Глеба  Борисовича Удинцева, который сам вырос в Поселке (здесь был дом его отца – известного литературоведа Б.Д. Удинцева, исследователя жизни и творчества Д.Н. Мамина-Сибиряка). Глеб Борисович много лет был председателем кооператива. Кстати, архив кооператива – вся его биография с 1920-х годов - цела и сохраняется теперь уже Ольгой Глебовной. Живая история!

IMG_1400.JPG

Фото: Архив ЖСК "Соломенная сторожка" хранит документы с самого первого дня его работы 

IMG_1347 2  копия.JPG

Фото: Ольга Глебовна Удинцева, председатель ЖСК "Соломенная сторожка"

«Сколько себя помню, мы все время живем под угрозой сноса, - рассказывает Ольга Глебовна Удинцева, председатель кооператива «Соломенная сторожка», житель стр. 16. – Я здесь выросла. Нашей семье изначально принадлежал дом по адресу стр. 17, и он был снесен в 1975 году вместе с другими домами, чтобы освободить место для построек завода «Знамя революции». И я помню наш шок, как мы все переживали. Папа даже судился, но сопротивляться было бесполезно, это был настоящий каток. Отец успел наш дом разобрать и вывезти. Сейчас он частично воссоздан на нашей даче под Звенигородом. Нам дали дом, в котором мы живем и который бережно сохраняем и сейчас, как завещал нам отец – это дом 33, стр. 16».

Сейчас на месте сноса 1975 года - парк-отель «Шереметьевский» Управления делами Президента РФ. Эрозия территории продолжилась и усилилась в наши дни. Причем уже – в бытность территории выявленным объектом культурного наследия. И речь идет – как раз о трех участках, на которые составлена нынешняя экспертиза И. Крымовой. То есть вместо ответственности – предлагается легализация.

Последний самый «свежий» случай – это строение 11. Дом 1927 года, возведенный по проекту Гиппиуса для профессора ТСХА и МИМЭСХ Н.Ф. Болховитинова, новый собственник стал сносить в марте-апреле 2021 года. 

стр 11 было.png

стр 11 было2.png

Стр 11 было3.png

Фото: ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 11, 2013 г.

Снимок экрана 2023-12-11 в 22.34.33.png

Снимок экрана 2023-12-11 в 22.34.02.png

Фото: ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 11. Современный вид 

«Жители были обеспокоены, и я, являясь на тот момент муниципальным депутатом Тимирязевского района, направила запросы в Мосгорнаследие, – рассказала «Хранителям Наследия» Татьяна Михайлова, архитектор, краевед. – Нам пришел ответ (есть в распоряжении редакции. – Ред.) о том, что Мосгорнаследие проводит контрольно-надзорные мероприятия. О результатах мероприятий так ничего и не известно. На месте дома по проекту Гиппиуса стоит двухэтажный новодел. Он выполнен в дереве, и заметна попытка в архитектуре отчасти повторить изначальный дом, но в более крупном масштабе. Конечно, это никак не оправдывает уничтожение дома, входившего в состав ВОКН, но – по крайней мере – не выбивается из общего стиля поселка».

Увы, этого не скажешь о том, что произошло на участке со строением 19. Сейчас он окружен непроницаемым высоким забором. По периметру участок глухо обстроен двухэтажными каменными зданиями. В центре – часовня во имя священномученика Владимира Амбарцумова, расстрелянного в 1937 году. По наблюдениям жителей, здания работают как гостиницы. Служба в часовне – раз в год. Попасть на территорию невозможно, она под охраной. 

Снимок экрана 2023-12-11 в 22.29.40.png

IMG_1342  копия.JPG

Фото: ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 19. Современный вид 

Застройка велась в 2008 году. Опять-таки, когда весь Поселок являлся ВОКН. Ни о какой реакции Мосгорнаследия и контрольно-надзорных мероприятиях – неизвестно. Скорее всего, ведомство о сносе и не знало. А жители не сообщали.

«Отец очень переживал за то, что случилось, - продолжает рассказ Ольга Удинцева. – Дело в том, что последнюю хозяйку участка, вдову Е.А. Боголюбова – профессора ГИТИСа и ученого в области истории русской литературы, видимо, попытались какие-то недобросовестные люди обмануть и чуть было не лишили участка. Она пришла к отцу за помощью. Он подключил своего духовника, которого глубоко уважал и которому доверял - протоиерея Дмитрия Смирнова – настоятеля храма Митрофания Воронежского на 1-й Хуторской и Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке. Ситуацию как-то урегулировали, участок после смерти хозяйки перешел в ведение Церкви. И вдруг – оказалось – что на участке снесен исторический дом и строят что-то огромное. Несоответствие обещаний и планов отца Дмитрия до вступления в ЖСК и действий после получения участка и дома 33-19 вызвало  серьезное разочарование и непонимание  его действий у его духовного чада, остававшегося при этом председателем Правления ЖСК и несшим ответственность перед членами кооператива за свои прошлые рекомендации о приеме в члены ЖСК отца Дмитрия. Со временем как-то все примирились, хотя конфликт  так и не был разрешен, просто эта тема больше не поднималась…»

Так – Поселок, официально состоящий под охраной, лишился еще одной своей частицы.

Что касается дома по адресу Тимирязевская ул. д. 33, стр. 13, то нет точных сведений,  когда произошел снос первоначального здания. Новый хозяин оформил договор купли-продажи в декабре 1999 г., так что – скорее всего –новое строительство произошло в 2000 г., еще до признания Поселка ВОКН, поэтому и жалоб никому никаких не писали. Теперь на этом месте выстроен  новый деревянный дом на каменном полуподвале.

Стр 13 было.png

Фото: ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 13. Вид до сноса.

Снимок экрана 2023-12-11 в 22.30.58.png

Снимок экрана 2023-12-11 в 22.31.39.png

Фото: ул. Тимирязевская, д. 33, стр. 13. Современный вид.

Возражения на экспертизу

Таким образом согласование экспертизы Ирины Крымовой будет фактически означать своего рода «легализацию» нарушений, повлекших за собой разрушение исторической среды и ценности Поселка. Мы уверены, что Мосгорнаследие не может согласиться с такой логикой. И уж тем более не должно быть в это вовлечено. Ведь сведения о ведущемся или завершенном строительстве на месте снесенного выявленного объекта являются сигналом для ДКН для остановки работ и применения санкций, но никак не могут служить основанием для выводов экспертизы о снятии охранного статуса.

В конце концов – да, какое-то подобие «амнистии» и правда может быть, учитывая, что уже не осталось построек неизменных. Но ведь существует разветвленный инструментарий на этот счет: предмет охраны, четкое прописывание зон нового строительства, правил – что можно, а что нельзя. В качестве аргумента в своей экспертизе И.В. Крымова использует для всех трех адресов одинаковый тезис: «первоначальный объем утрачен», «реставрационное воссоздание утраченного здания невозможно из-за отсутствия качественных обмеров и подробной фотофиксации утраченного здания».

Такое утверждение в отношении, скажем, стр. 11 невозможно принять. Проводя натурные исследования в 2013 году, И.В. Крымова лично делала подробнейшую его фотофиксацию. Эти материалы сохранились в архиве кооператива. Также там имеются подробные планы и обмеры стр. 11, которые в экспертизе 2013 года не были задействованы.

Ну и наконец - в нынешней экспертизе утверждается, что «авторство К.К. Гиппиуса не подтверждено» в отношении первоначальных зданий по адресам Тимирязевская ул. стр. 13 и 19. Учитывая, что в архиве кооператива накоплено огромное количество материалов по строительству Поселка, а в других архивах на этот счет также могут обнаружиться материалы, такое постулирование выглядит чересчур категоричным. Ведь как минимум то, что снесенные здания возводились во второй половине 1920-х, то есть когда строился весь комплекс Поселка, многократно повышает вероятность авторства Гиппиуса.

Конечно, поиск и беспристрастный анализ архивных материалов позволит сделать более взвешенный вывод об авторстве первоначальных построек, целесообразности и возможности их воссоздания. Наконец, нельзя исключать вероятность обнаружения новых ранее не известных документов, как произошло совсем недавно с комплексом Общежитий ТСХА по Тимирязевской ул. 26 и 28: были найдены чертежи за подписью К.К. Гиппиуса и доказано его авторство!

Но все это – так, по мелочи. Возникает другой более глобальный и принципиальный вопрос: а правомерно ли вообще составлять ГИКЭ только на часть выявленного объекта культурного наследия?

В протоколе 2000 года о признании объекта выявленным (приложен к акту ГИКЭ) этот статус получают не отдельные дома Поселка каждый сам по себе, а весь комплекс, с указанием множества адресов. Таким образом, объектом экспертизы о целесообразности включения выявленного памятника в Единый госреестр может выступать только именно этот выявленный объект, т.е. комплекс поселка целиком, а не три его фрагмента, произвольно выделенные заказчиком и экспертом. В этом на месте Мосгорнаследия мы бы увидели грубое нарушение принципов государственной историко-культурной экспертизы. В перечень выявленных памятников внесен комплексный объект с множеством адресов, а экспертиза проводится фактически по совершенно другому объекту, усеченного объема и площади, хотя и под той же вывеской. Не сходятся концы с концами.

Отметим, что по утвержденному Правительством Положению о ГИКЭ, объектом экспертизы являются «выявленные объекты культурного наследия в целях обоснования целесообразности включения таких объектов в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - реестр)…»: выявленные объекты, а не их составные части! Это серьезное процессуальное нарушение, которое – надеемся – не останется без внимания Мосгорнаследия.

IMG_1328 2  копия.JPG

IMG_1317  копия.JPG

IMG_1383  копия.JPG

IMG_1335  копия.JPG

IMG_1337  копия.JPG

Дела житейские

С экспертной ситуацией вокруг Поселка все более-менее понятно. Но вообще-то есть два краеугольных вопроса безотносительно правового аспекта.

Первый. А спасет ли и нужен ли «Соломенной сторожке» охранный статус? Поселку художников на «Соколе» название достопримечательного места вообще-то не очень помогает... Если и правда многое понастроено, земля нынче дорога, да еще и в таком близком к центру районе, то не стоит ли ее использовать эффективнее? И дело даже не в том, чтобы построить там небоскребы, а в том, чтобы сами жители-члены кооператива могли при желании свободно перестраивать свои дома? И тут второй вопрос: сами-то люди в «Соломенной сторожке» хотят этого охранного статуса? Понимают, к чему он обязывает?

Конечно, кооператив неоднороден в своей позиции. Возможно, именно опасения новых статусных условий и стали причиной появления  нынешней экспертизы. Видимо, заказчики не понимают, что, избегая справедливых ограничений, ставят себя под удар застройщиков покрупнее, которые в район уже «зашли». А возможно, они просто состоят с ними в сговоре.

Среди главных «страшилок» – в случае памятного статуса заставят сносить уже построенное, а землю нельзя будет приватизировать. Но такая кровожадность не характерна при переходе территорий на сторону Реестра памятников. Обычно ищут компромисс. Для этого есть разнообразные приемы, как законсервировать статус-кво: было бы желание. Ну а брать землю в аренду или приватизировать можно независимо от того, входит ли она в границы объекта культурного наследия или нет. И примеров тому в Москве, да и по всей России, масса. Не говоря уже о том, что статус памятника вскоре будет давать право на получение льготного кредита на реставрацию и проч. Такие схемы уже работают в регионах.

В составе коллектива «Соломенной сторожки» есть и сильное, можно сказать, просвещенное большинство, которое поддерживает идею признания Поселка ансамблем. Это не только те, чьи семьи живут здесь уже скоро как сто лет и которые чувствуют свою привязанность к месту и ответственность. К такому статусу готовы и те, кто недавно приобрел здесь участки и даже произвел перестройки в домах. Статус памятника понимается ими не только как защита от застройщиков. Есть осознание культурной и исторической ценности места, которая – в конце концов – может быть конвертирована и в материальную стоимость. В случае если каждый начнет на своем участке бесконтрольно «городить огород» - Поселок потеряет свое очарование и явно проиграет в своей цене. Бетонных коробок полно вокруг. А здесь - атмосфера загородного элитного  профессорского поселка. Это уникально.

Недаром есть планы по созданию сайта Поселка, а затем и Музея его истории. Прибавьте к этому поблизости - Дом скульптора Е.В. Вучетича, фактически превращенный в его музей, а также возможную организацию Мемориального музея в доме, где проживала скульптор Ю.А. Кун (стр. 16А). Получается уникальный по насыщенности природный, архитектурный, культурный заповедник!Вариантов – очень много. Осталось ими правильно распорядиться. Если это произойдет, то «Соломенная сторожка» станет примером и для Поселка художников на Соколе, и для Городка художников на Масловке.

Фото: Материалы экспертизы, Евгения Твардовская

 

На главную