Собор Богородицкого монастыря: история возрождения. Часть 2

Собор Богородицкого монастыря: история возрождения. Часть 2

27.07.2021
Собор Богородицкого монастыря: история возрождения. Часть 2

Мы продолжаем наш рассказ об уникальном воссоздании собора Казанской Божьей Матери в столице Татарстана и   публикуем небольшое исследование о подземной часовне храма и найденных не так давно неизвестных материалах Алексея Щусева – архитектора часовни.

Марианна Евстратова, Сергей Колузаков

Проект Алексея Викторовича Щусева (1873-1949) для часовни в Казанском Богородицком монастыре на месте явления чудотворной иконы Божией Матери долгое время оставался неизвестным и практически не упоминался в основных публикациях, посвященных творчеству мастера. Уникальные эскизы и документы, относящиеся к двум вариантам проекта часовни, удалось обнаружить в личном архиве наследников Щусева. Они позволяют уточнить историю ее создания, понять изначальный авторский замысел.

Идея создания часовни возникла у великой княгини Елизаветы Федоровны при посещении Казани 13 июля 1910 года. Во время пребывания в Богородицком женском монастыре она спустилась к месту явления чудотворной иконы, находящемуся под алтарем летнего Казанского собора, «долго молилась и выразила сожаление, что такое святое место находится в малой известности»[1]. Игуменья монастыря Варвара предложила «сделать это место открытым и устроить часовню в память... трехсотлетия со дня воцарения Дома Романовых на русском престоле»[2], с чем Елизавета Федоровна согласилась и приняла на себя обязанность августейшей попечительницы часовни. Для ее проектирования великая княгиня выбрала архитектора Алексея Викторовича Щусева, который с 1907 года занимался строительством Покровского храма учрежденной ею в Москве Марфо-Мариинской обители милосердия.

16 декабря 1910 года Елизавета Федоровна писала Первому викарию Казанской епархии епископу Алексию (Дородницыну): «Глубоко счастлива, что Господь сподобляет меня принять участие в святом деле сооружения часовни… На днях вышлю Вам, Владыко, план маленького храма-часовни, который разработан архитектором академиком Щусьевым, строителем моего храма в обители. С своей стороны я желала бы прислать все иконы и соорудить сень над царскими вратами, в которой будет вставлена чудотворная икона. Весь храм будет напоминать древние катакомбы, а отчасти и усыпальницу великого князя Сергея Александровича»[3]. Это письмо позволяет датировать найденные первые два варианта проекта Щусева для казанской часовни июлем-декабрем 1910 года и называет важное условие, поставленное перед ним заказчицей — опора в качестве прообраза на усыпальницу покойного супруга.

02.jpg

Фото: Интерьер усыпальницы великого князя Сергея Александровича. Из книги: М.В. Степанов. Храм-усыпальница великого князя Сергея Александровича во имя преподобного Сергия Радонежского в Чудовом монастыре в Москве. 1909 г.

06.jpg

А.В. Щусев. Проект часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери в память 300-летия Дома Романовых. Окончательный вариант. Разрезы с показом росписей и иконостаса. 1910 г. Калька, графитный карандаш. Личный архив Щусевых

Упомянутый храм-усыпальница великого князя Сергея Александровича был устроен в 1906 году по проекту архитектора Московского дворцового управления В.П. Загорского под Алексеевским собором Чудова монастыря. В его решении преобладали мотивы русско-византийского стиля. При проектировании казанской часовни Щусев также обратился к русско-византийскому стилю, но с выраженными чертами модерна, в той его трактовке, которую он дал при проектировании в 1902-1910 годах иконостаса и живописного оформления трапезной церкви Св. Антония и Феодосия Печерских в Киево-Печерской лавре.

Эскиз на кальке, относящийся к первому варианту проекта казанской часовни, включает в себя следующие проекции: план и два разреза с показом росписей и иконостаса. На плане ясно прочитывается центральное пространство с двумя притворами по бокам (северным и южным) и соединительными коридорами. Вероятно, архитектором задавался определенный сценарий движения прихожан: спуск в южный притвор — проход в часовню и поклонение святыням — выход через северный притвор. Раскладка росписей задумана просто и лаконично, без излишних многофигурных композиций (что вполне отвечает небольшому объему храма и отсутствию намерения приглашать профессиональных художников). Своды покрыты светлым синим изображением звездного неба, внизу полотенечный пояс с полосой растительного орнамента. Схожими орнаментами обрамлены порталы.  Иконостас — киворий на три иконы из белого мрамора с четырьмя ярко-синими колонками расположен на поперечной оси центрального пространства между двух входов в алтарь. В целом в решении интерьера преобладают светлые тона, что, вероятно, должно было зрительно увеличить внутреннее пространство храма, сделать пребывание молящихся в подземном помещении без окон более комфортным.

04.jpg

А.В. Щусев. Проект часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери в память 300-летия Дома Романовых. Первоначальный вариант. 1910 г. Архив семьи Щусевых

03.jpg

А.В. Щусев. Проект часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери в память 300-летия Дома Романовых. Первоначальный вариант. Разрезы, план. 1910 г. Калька, графитный карандаш, акварель, гуашь, бронзовая краска. Личный архив Щусевых. 

После обсуждения первоначального варианта проекта часовни с заказчицей Щусев выполнил второй вариант. Вероятно, Елизавета Федоровна пожелала увеличить количество икон, включенных в иконостас, и придать часовне еще большую схожесть с прообразом. Для этого она настояла на создании царских врат в центре иконостаса, выделенных сенью, в которую планировалось вставить чудотворную икону. Об этом свидетельствует документ с поздней припиской рукой Алексея Викторовича: «Заметки, кажется, самой Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны»: «<…> Сень на белых мраморных колоннах, расписана под мозаику по золоту, она сделана из фундамента Престола большого собора. На лицевой стороне сени будет помещен образ Казанской Божьей Матери над местом явления св. иконы. <…> Стены и алтарь частично позолочены, частично расписаны красками. Пол из каменных плит — белые с черными уголками»[4]. К второму варианту проекта казанской часовни сохранились небольшие эскизы на кальке. Один – с изображением фрагмента иконостаса, другой – с разрезами, показывающими полный иконостас и росписи (к сожалению, с значительными утратами в центре). Алтарная преграда на них приводится к формам соответствующим пожеланиям Елизаветы Федоровны: она растянута на всю длину центрального пространства часовни и вмещает 12 икон, царские врата с сенью над ними, боковые проходы в алтарь закрыты северными и южными дверями с изображением архангелов. Полотенечный пояс полностью заменен широкой полосой растительного орнамента.

05.jpg

А.В. Щусев. Эскиз левой стороны иконостаса часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери в память 300-летия Дома Романовых. Вариант близкий к окончательному. 1910. Калька, уголь, цветной карандаш. Личный архив Щусевых

«В феврале месяце 1911 года Ее Высочество, Великая Княгиня Елизавета Федоровна изволила... препроводить в Казанский монастырь модель храма на месте явления Казанской иконы Богоматери. Для ознакомления на месте с проектом, его размером и выполнением приезжал в Казань... секретарь Ее Высочества В.В. Фон-Мекк, который привозил и эскиз иконостаса, составленный г. Щусьевым»[5]. Вероятно, Владимир Владимирович фон Мекк (1877-1932) не только курировал возведение часовни, но и как художник в содружестве с Щусевым мог участвовать в разработке отдельных ее деталей, эскизов росписей. В феврале 1911 года зодчий проводил переговоры о исполнении иконостаса часовни с известной ювелирной фирмой Хлебникова, но обозначенная ею стоимость работ показалась великой княгине слишком высокой, и заказ передали московскому мастеру Силину. Росписи потолка и стен часовни производились сестрами монастыря по эскизам, присланным великой княгиней. Тогда же было решено создать еще один новый храм в подвальном помещении Казанского собора. Он посвящался Рождеству Пресвятой Богородицы и соединялся с часовней отдельным коридором.

Освящение храма и часовни состоялось 20 апреля 1913 года и было приурочено к празднованию 300-летия царствования Дома Романовых. Для Щусева этот проект представлял безусловную важность, как второй заказ, после Покровского храма Марфо-Мариинской обители, от членов царской семьи. Вскоре Елизавета Федоровна пригласила архитектора к созданию подворья для русских паломников в итальянском городе Бари. В архитектурном решении казанской часовни Щусев не был свободен — перед ним ставилась задача проектирования в русско-византийском стиле, размещения в интерьере ряда разновременных старинных икон. А если учитывать, что часовня строилась в подвальном этаже классического собора по проекту И.Е. Старова, то эта задача представляется весьма непростой. Анализируя эскизы зодчего видно, что он искал наиболее простое и лаконичное решение. Проект продолжает череду его работ в русско-византийском стиле. Именно здесь Щусев предложил свою уникальную трактовку этого стиля с явным влиянием модерна. Проект казанской часовни вобрал в себя лучшие наработки мастера в этом направлении.

казань27.jpeg

казань28.jpeg

казнь27.jpeg

Фото: Современный вид часовни после реставрации

Авторская версия материала. Полный текст опубликован в журнале «Охраняется государством», № 2, 2021

Иллюстрации предоставлены авторами

[1]   Цит. по: Зеленецкий А. Освящение храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы и часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божией Матери в память трехсотлетия царствования Дома Романовых. Казань, 1914. С. 5.

[2]   Там же. С. 5.

[3]   Там же. С. 6.

[4]   Заметки вел. кн. Елизаветы Федоровны об устройстве храма-часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божьей Матери. Без даты. Архив наследников А.В. Щусева.

[5]   Цит. по: Зеленецкий А. Освящение храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы и часовни на месте явления Казанской чудотворной иконы Божией Матери в память трехсотлетия царствования Дома Романовых. Казань, 1914. С. 6-7.

На главную